Китайский истребитель 5-го поколения J-20

Китай, постоянно пугающий США и ряд других государств своей растущей военной силой, возможно, совершил технологический прорыв, создав перспективный истребитель 5-го поколения. В январе 2011г. в Китае с триумфом дебютировал первый демонстрационный самолет-прототип истребителя 5-го поколения, известного под условным обозначением J-20, созданный и построенный на 132-м авиазаводе в Чэнду (провинция Сычуань) под непосредственным руководством главного авиаконструктора Янг Вэя и пилотировавшийся Ли Ганом, летчиком-испытателем ВВС НОАК.

Комментируя первый полет, мировое журналистское сообщество утверждает, что самолет, продемонстрированный в Чэнду, представляет собой всего лишь не очень удачный «коллаж» собранный из различных элементов конструкции экспериментальных российских самолетов Су-47 и 1.44, а также истребителей 5-го поколения F-22 и F-35 созданных в США. Разумеется, военного значения, даже малейшего, этот эклектичный монстр не имеет и может годиться только в качестве пропаганды сомнительных достижений науки и техники КНР.
В то же время, несмотря на столь негативные отзывы в прессе, необходимо признать, что вопреки распространенному мнению о китайских авиаконструкторах как о полных «неумехах» и «по жизни - плагиаторах», они действительно одними из первых, после США и России, создали прототип боевого самолета 5-го поколения, отвечающего всем требованиями XXI столетия. Среди других государств с развитым авиастроением схожую задачу перед собой ставят только Япония, Индия и Южная Корея. В Европе об истребителях нового 5-го поколения пока вообще предпочитают помалкивать, сконцентрировав усилия на совершенствовании воздушной техники поколения 4+ -самолетах «Грипен», «Рафаль» и «Тайфун».

Создание концепта J-20 – это действительно шаг вперед китайских авиаконструкторов, которые за половину столетия сумели пройти путь от учеников российских коллег до настоящих профессионалов, специалистов мирового уровня, научившихся создавать своеобразные конструкции боевых ЛА, которые объединяют в себе последние мировые достижения военной науки и техники. Этим конечно можно и даже необходимо гордиться.

Но, отдавая должное китайскому триумфу, следует реально соотносить их с уровнем, который достигнут США и Россией, по-прежнему являющиеся безусловными лидерами мирового самолетостроения в военной сфере. Здесь необходимо сказать, что от момента создания демонстрационного образца до начала серийного производства проходит довольно большой отрезок времени. В качестве примера можно назвать историю создания самолета Локхид YF-22, который впервые был продемонстрирован в 1990 году, но оптимизированная серийная версия известная как «Рэптор» появилась лишь в 2005 году, спустя 15 лет после первого полета демонстратора.

По сообщениям внутренней китайской прессы, ссылающейся на «информированные источники» в оборонной промышленности и НОАК, передача на вооружение ВВС НОАК первых экземпляров истребителей 5-го поколения ожидается уже «в 2018-2019 гг.». Однако, учитывая международный опыт, а также присущую китайскому «авиапрому», «медлительность», эти заявления представляются слишком оптимистичными. Возможно, в данном случае речь идет о практиковавшихся еще с довоенных времен в СССР и взятых на вооружение соседними китайскими товарищами, так называемых «мобилизационных» сроках, изначально не реальных, но заставляющих исполнителей осуществлять работы с полной отдачей, не давая возможности себе расслабиться.

Согласно более взвешенным оценкам Пентагона, озвученными министром обороны США Робертом Гейтсом, китайский «стеллс» достигнет оперативного боевого состояния лишь к середине 2020-х годов, примерно через 15 лет с момента первого полета истребителя-демонстратора. И этот срок, принимая во внимания некоторую долю оптимизма можно признать наиболее реальным.

Несмотря на широкую возможность, которую китайские власти предоставили всем желающим, каких-либо заявлений на официальном уровне о назначении новой воздушной машины и ее основных технических и боевых характеристиках так и не появилось. Впрочем, указанный пробел пытаются компенсировать с некоторым успехом, многочисленные эксперты и просто любители военной авиации.

Самолет представляет собой тип моноплана с высокорасположенным дельтовидным крылом увеличенной площади, полностью поворотными вертикальным и передним горизонтальным двухкилевым оперением. Можно сделать вывод, что передняя (носовая) часть и заниженный беспереплетный фонарь кабины сконструированы подобно американскому F-22, расположение ПГО напоминает российский С-37 «Беркут», воздухозаборники с утолщениями характерными для F-35, кили по форме очень похожи на F-35, но в то же время цельноповоротные, аналогично Т-50, хвостовая часть является подобием МиГ 1.44. По краям воздухозаборников возможно присутствие отсеков для управляемых ракет воздушного боя небольшой дальности, под центропланом вполне могут быть расположены два внутренних отсека для комплексов вооружения или один большого размера для размещения управляемых ракет большой дальности, противокорабельных ракет. Несколько неуклюже смотрятся створки основного шасси, которые уже назвали как «дурацкие».

На страницах печатных СМИ и в сети Интернет встречается мнение, что главная задача J-20 – ведение борьбы с крупными морскими целями. Это связано с тем, что американские многоцелевые авианосные соединения представляют главную угрозу территории КНР. Только проблема в том, что для борьбы с прекрасно защищенными авианосцами комплекс, который будет создан на базе J-20, является малопригодным.

В качестве носителя малых тактических противокорабельных ракет (ПКР), ударная группа J-20 также является практически безвредной для огромной авианосной группы. Чтобы в этом убедиться, необходимо просто провести сравнительный анализ между дальностью пуска легких тактических ПКР авиационного базирования, которые имеются на вооружении Китая с досягаемостью ныне существующих или перспективных вариантов американского корабельного ЗРК «Иджис». Так же не стоит забывать, что предсказываемое размещение станций оперативного наведения ЗУР на палубных вертолетах значительно поднимет эффективность «Иджиса» в противоборстве и с малозаметными целями. Сами противокорабельные ракеты с БЧ, которые имеют массу порядка 150-250 килограмм, даже в случае «волшебного преодоления» ими противоракетных оборонных барьеров, выставленных кораблями защиты и самим авианосцем, едва ли смогут нанести ощутимый ущерб 100000-тонному морскому гиганту, снабженному мощным комплексом конструктивной защиты.

Программа создания нового истребителя 5-го поколения сегодня является не единственным движителем реформы авиапромышленности, которая проводится в Китае. К числу подобных движителей относится и программа разработки собственного 100-местного внутреннего пассажирского самолета RJ21. Существует и ряд других проектов, которые возможно и не будут востребованы 100% региональными авиационно-промышленными объединениями в связи с широким профилем собственной специализации. Предполагается, так же, что оставшиеся под эгидой САЕ научно-исследовательские институты, будут преобразованы в совершенно новую государственную структуру, которая среди китайских специалистов уже получила условное обозначение Chinese NASA. Очевидно, что это обозначение является не только подражанием американскому стилю управления национальной авиационной промышленностью, но так же и нечто большее.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя