Господа и офицеры

Сокращение численности Вооруженных сил РФ идет полным ходом. В начале ноября министр обороны Анатолий Сердюков сообщил, что в армии остался один млн. военнослужащих – 150 тыс. офицеров, 100–120 тыс. – сержантский состав и 730–750 тыс. солдат-срочников. Продолжаются массовые увольнения, и в этой связи обостряется квартирный вопрос, поскольку уволенных также надо обеспечивать жильем.

Заметим, кстати, что в столь сложной ситуации, когда налицо нехватка средств, Минобороны готово потратить в 2011 году 5,5 млрд. рублей на новую форму одежды. Тем временем в редакцию «НИ» обратились жильцы общежития Военного университета в Москве, которые могут оказаться на улице уже в ближайшее время. Корреспондент «НИ» посетила это общежитие.

Вид из окна комнаты майора запаса Николая П. таков: желтая стена соседнего корпуса с огромными, от асфальта до крыши, серыми пятнами сошедшей краски и ржавые балконы, расцвеченные нитками белья. Поверх полок его книжного шкафа – гора, состоящая из «Юридического справочника», Жилищного и Гражданского кодексов, «Комментариев к Жилищному кодексу», «Комментариев к Конституции» и других увесистых томов. Офицеры запаса должны быть хорошо подкованы в юриспруденции, чтобы выживать.

В самом шкафу – словари английского, немецкого и французского языков, учебники. Николай преподает английский в частной школе и лицее. Поэтому и попросил не называть его фамилию: «А то удивятся родители учеников, как же это я дошел до жизни такой».




В свое время Николай получил два высших образования, четыре года отслужил летчиком, вырастил дочь, в 1990-е уволился из Вооруженных сил и стал преподавать. Сейчас ему 46, и его жизнь может исковеркать указ Минобороны СССР, принятый еще в 1975 году. Хотя этот указ был отменен 10 лет назад, он до сих пор удобен многим. Указ постановлял, что «военнослужащие, направленные на учебу в военно-учебные заведения… обеспечиваются на время учебы жилой площадью... с освобождением занимаемой по прежнему месту службы жилой площади».

Была у молодого лейтенанта Николая П. своя квартира в латвийском городе Екабпилсе. Там он служил после окончания Харьковского летного училища. Квартиру дало Минобороны – не служебную, а постоянную. В ней он прописался с женой и дочерью. Ее же он сдал в соответствии с законодательством, когда поступил в Военно-политическую академию, ставшую позже Военным университетом. Взамен получил две комнаты в московском общежитии.

«Военная служба предполагает карьеру, – говорит «НИ» Николай. – Мне необходимо было высшее образование в военном вузе. Я не думал, что уже в середине 90-х в армии будет нечего делать, что ключевым понятием здесь станет проплатиться, а главной заслугой – угодить начальнику. В 98 году я уволился, не дослужив до пенсии три года».

С тех пор Николай преподает английский: пригодилось первое высшее, полученное заочно в Харьковском государственном университете во время службы в Екабпилсе. Его жена тоже школьный учитель, дочь – врач. Минобороны не посчитало нужным вернуть им сданную в 1992 году квартиру, так что кроме университетского общежития им и деться некуда. Теперь они ежемесячно получают извещения о том, что им предстоит «выселение без предоставления другого жилого помещения».

События, как считает Николай, могут развиваться по двум сценариям. Первый – повтор спецоперации по изведению жильцов, которую проводили 10 лет назад. Тогда решили расселить восьмой корпус. Жили там те, кто уволился со службы досрочно, те, кто, окончив академию, был распределен в части Москвы и области, где комнат им не предоставили. В общем, те, у кого не было другого угла, потому что цепляться за жилье, где пол – это земля, а стены все в трещинах и могут в любой момент обвалиться, от хорошей жизни не станешь.

Несколько месяцев им присылали бумажки, потом отключили электричество и воду. Потом под предлогом ремонта вынули оконные стекла в кухнях, туалетах и душевых. Дело было зимой. Разразился скандал, и тем, кого не удалось выморозить, дали квартиры в Подмосковье. Тем же, кто не выдержал, кто поберег детей и обременил друзей и дальних родственников, не дали ничего. Николай считает, что теперь сценарий могут и упростить. Устроить пожар, например: все равно здание сносить. По закону выселять должны через суд. «В правоте своей я уверен, – говорит Николай. – В том, что суд будет справедливым, – нет».

Извещения о «выселении без предоставления другого жилого помещения» получают сейчас несколько десятков человек. Сергей поступил в Военную академию в 1995 году, до этого восемь лет отслужил на Дальнем Востоке. В первый год учебы жил в одной комнате с тремя офицерами, у каждого их них были семьи. Потом семье Сергея из трех человек дали комнату. Через год брак из-за бытовой неустроенности распался. После окончания академии «летных» должностей для майора ВВС не нашлось. Он уволился со службы и сейчас работает продавцом нелегально. Потому и фамилию свою попросил не называть.

Марина Кот – дочь военного и бывшая жена военного. В 1984-м она из Риги приехала в Алтайский край, куда направили служить ее мужа. В 1991 году приехала в Москву: муж поступил в Военную академию. По ее окончании мужа распределили в сибирский поселок. То, что у его жены и дочери бронхиальная астма и инвалидность, никто не учел. Не учли вообще существование семьи: дали койко-место в общежитии. В 1994 году Марина развелась с мужем. Ее родители живут в Риге, последнем месте службы отца. По латвийскому законодательству к ним можно приехать только на 21 день.

Елена Неверова в 1989 году приехала из Киева в Хабаровский край, куда направили служить мужа. В 1997-м ее муж поступил в Военную академию, и они приехали в Москву. Через два года они развелись, он уехал служить на Дальний Восток. Елена с 26-летней дочерью – граждане России. Родственники у них есть только на Украине. Если придется снимать квартиру, дочь Елены не сможет учиться на платном отделении вуза. «А если со мной что-то случится, дочь окажется на улице без прописки. Я буду драться насмерть, дойду до всех чиновников, до которых возможно дойти. Разведенные жены офицеров – каста отверженных в нашей стране», – выражает «НИ» свою решимость женщина.

Указ маршала Гречко, обязавший офицеров, зачисленных в военные вузы, сдавать жилье, в том числе и свое, находящееся в постоянном пользовании, был отменен в 2000 году, спустя семь лет после принятия Конституции, которой противоречил. В соответствии со статьей 40 Конституции никто не может быть произвольно лишен жилья. А по указу маршала Гречко жилья лишались такие категории граждан, как офицеры, уволившиеся со службы досрочно, бывшие жены офицеров, их дети, не проживающие с ними.

Они просто не учитывались Минобороны, которое выдавало квартиры только выпускникам вузов. В феврале 2000 года выпускник Военного университета капитан юстиции Сергей Елисеев подал иск в Военную коллегию Верховного суда, требуя признать указ Минобороны 1975 года противоречащим Конституции. Суд состоялся в июне. За четыре дня до суда указ был отменен, в связи с чем суд постановил прекратить производство дела.

Категории граждан, забытые указом маршала Гречко, остаются бесправными и по российским законам. До 1995 года Жилищный кодекс запрещал выписывать на улицу бывших военнослужащих и их семьи, если стаж службы составлял не менее 10 лет. В новом кодексе такого пункта нет.

«Поэтому большинство бывших военнослужащих, не дослуживших до пенсии, их семьи, а также бывшие жены военнослужащих могут быть выписаны на улицу через суд, – комментирует сложившуюся ситуацию «НИ» адвокат и руководитель общественной организации «Ваше право» Сергей Елисеев. – В некоторых случаях люди могут добиться признания себя малоимущими и встать на очередь на жилье: тогда в никуда не выпишут. Или подать встречный иск, если при вселении в общежитие вместо ордера дали липовую бумажку. Другое дело, что эти люди чаще всего не обороняются. Те, кто не имеет юридического образования, просто не знают, что, как и когда можно сделать. Они понимают только, что у них несправедливо отбирают жилье, что они отдали государству гораздо больше, чем получили от него. А суд смотрит на формальности, на бумажки. Без хорошего юриста тут не обойтись».

В 2003 году правительство Москвы распорядилось, чтобы инвестором по проектированию жилого дома на месте общежития Военного университета была компания «Интеко». В пресс-службе компании «НИ» заявили, что «Интеко» давно не имеет отношения к этому проекту. Заместитель начальника Военного университета Минобороны полковник Александр Бочков сообщил «НИ», что информацию об инвесторе распространять не правомочен, да и не обладает ею.

С.Башарова. “Новые известия”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя