Армейский диагноз

Счетная палата приступит к проверке эффективности использования бюджетных средств в Министерстве обороны. Об этом сообщили «НГ» источники в Кремле. Судя по материалам, которые имеются в распоряжении «НГ», дела по нецелевому и неэффективному использованию бюджетных денег, нарушениям правил проведения конкурсов будут громкими. Особенно в том случае, если контрольное ведомство оценит масштабные закупки чиновниками Главного медицинского управления (ГВМУ) медицинской продукции для армии и флота.

В настоящее время, как известно, из регионов поступают сообщения о нарастающей пандемии простудных заболеваний в войсках. Военная медицина с проблемой, судя по всему, не справляется – к лечению больных приступили медики гражданских учреждений. В воинских же частях не хватает медицинских работников, штаты которых сокращены в результате реформ, госпитали и лазареты переполнены больными солдатами.




Как сообщают источники в Минобороны, на сегодняшний день более 2,5 тыс. военнослужащих (целая мотострелковая бригада) с простудными инфекциями, в том числе свыше 500 солдат с диагнозом «пневмония», находятся в госпиталях, больницах и других лечебных учреждениях страны. В декабре-январе зафиксированы пять случаев гибели солдат от пневмонии и менингита, из них четыре – в частях Центрального военного округа (ЦВО).

По указанию министра обороны Анатолия Сердюкова в округ для проведения комплекса профилактических мероприятий по недопущению массового распространения вирусных и острых респираторных инфекций (ВОРИ) направлена комиссия ГВМУ во главе с начальником управления, генерал-майором медицинской службы Александром Белевитиным.

Впрочем, вряд ли данная комиссия что-то исправит. Ведь предназначение работников ГВМУ не столько лечить, сколько организовывать мероприятия по лечению военнослужащих. Но, судя по всему, вряд ли они на это способны. За последние два года штат ГВМУ сокращен в четыре раза. А пандемия ВОРИ с катастрофической скоростью распространяется не только в ЦВО, но и в других военных округах.

Раньше профилактической работой по нераспространению ВОРИ и других инфекций занимались санэпидемотряды, госпитали и соответствующие структуры в военных поликлиниках, медсанбатах и лазаретах. Сейчас же многие из них сокращены, а штаты военных медиков уменьшены в 5–7 раз, тогда как численность войск осталась практически прежней. А количество солдат и сержантов по призыву, то есть тех людей, кому в первую очередь при заболеваниях необходима медпомощь, значительно возросло.

В распоряжении «НГ» имеется письмо командира соединения, части и подразделения которого несут боевое дежурство и отвечают за воздушно-космическую оборону (ВКО) Москвы. В своем письме на имя военно-политического руководства страны офицер с тревогой сообщает о том, что «в девяти радиолокационных ротах и тридцати зенитных ракетных дивизионах нет ни одного медицинского работника». В процессе так называемой оптимизации их сократили.

Недостаток военных медиков, по мнению комбрига, в числе других причин «не позволяет выполнять качественно задачи». «Командиры проводят консультации по лечению солдат по телефону». Вряд ли при такой организации медицинского обеспечения в случае массового заболевания ВОРИ подразделения ВКО будут боеспособны. Заметим, что подобная ситуация складывается и в других соединениях, которые обеспечивают воздушную безопасность страны.

«НГ» в свое время, ссылаясь на компетентных экспертов, уже делала тревожный прогноз (см. номер от 16.09.10) о том, что «при нынешнем количестве санэпидемотрядов, которые остались в войсках, ГВМУ сегодня неспособно вести профилактическую работу по предупреждению распространения среди личного состава особо опасных инфекций». Прогноз, к сожалению, сбывается. Судя по всему, сбудется и прогноз «НГ» (в той же публикации) о том, что в связи с закрытием четырех институтов подготовки военных врачей и института их усовершенствования в Москве в России, по сути, будет утрачена масштабная система подготовки военно-медицинских специалистов, которая показала свою эффективность в Афганистане и Чечне.

А планируемый перевод оставшегося единственного медвуза – Военно-медицинской академии – из Санкт-Петербурга в район Сестрорецка, по мнению экспертов, долгое время прослуживших в ГВМУ, «поставит крест на качестве подготовки военных врачей лет на 20-30».

При этом выявляются факты коррупции и хищений среди некоторых военно-медицинских чиновников. По информации заместителя генпрокурора РФ – главного военного прокурора Сергея Фридинского, в декабре 2010 года «возбуждено уголовное дело в отношении группы должностных лиц ГВМУ и Управления госзаказа Минобороны. Представители этих структур заключили госконтракт с одной коммерческой фирмой на поставку медтехники на сумму свыше 26 млн. руб.». Как выяснилось, стоимость закупленного у коммерсантов оборудования была завышена более чем втрое, а государству нанесен ущерб более чем на 17 млн. руб. Но это лишь один факт. Источники в Счетной палате сообщают, что располагают десятками примеров подобных злоупотреблений.

Масштабы воровства в ГВМУ, утверждают источники, скажем, по закупкам томографов, гораздо выше тех, что были выявлены, к примеру, Контрольным управлением администрации президента в гражданской сфере в сентябре 2010 года. Если в некоторых регионах закупочные цены томографов для больниц в 2,5–3 раза превышали среднерыночные, то в Минобороны медицинские чиновники умудрились закупить подобное диагностическое оборудование по суммам, превышающим данные показатели в 5–6 раз. 23 октября 2009 года два томографа были приобретены ГВМУ на аукционах без реальной конкурсной борьбы на сумму 140 млн. руб. (лот № 70) и 120 млн. руб. (лот № 69) соответственно, тогда как среднерыночные цены на них составляли от 20 до 40 млн. руб. 16 апреля 2010 года ГВМУ на аукционе без конкурсной борьбы были закуплены семь комплектов бронхоскопов с волокнистой оптикой (Б-ВО-3 «Ломо») по цене 547,25 тыс. руб. каждый. В то же время на рынке стоимость полностью аналогичного комплекта – 140–160 тыс. руб. Как мы видим, цена завышена в 3 раза. Ущерб – более 2 млн. руб.

Все подробности этих и десятков других сделок имеются и в распоряжении «НГ». При желании Главная военная прокуратура может с ними ознакомиться. Возможный ущерб государству может измеряться сотнями миллионов рублей. Впрочем, это только предварительные выводы. Конкретные же масштабы коррупции будут уточняться. «Будем выяснять, – заявил на днях Сергей Фридинский. – Никто безнаказанным не останется».

В.Мухин. “Независимая газета”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя