Атака ОРЗ

С приходом морозов армейских командиров в прямом и переносном смысле начинает бить дрожь. Офицеры мучительно гадают, сколько солдат на этот раз свалятся на госпитальную койку.

Вчера начальник Главного военно-медицинского управления минобороны генерал Александр Белевитин рассказал, почему в армии болеют солдаты и кто в этом виноват.

Простудные заболевания превратились в настоящий бич гарнизонов. Нынешний год не стал исключением.

Пневмония, ОРВИ и грипп безжалостной волной прокатились по уральским, сибирским и дальневосточным военным городкам. Со случаями массовой госпитализации новобранцев в Кемеровской области, Чебаркуле и некоторых других воинских частях пришлось разбираться лично министру обороны Анатолию Сердюкову. После того как в Центральном военном округе от инфекционных болезней умерли люди, полевые занятия перенесли в казармы и учебные корпуса, а в солдатском рационе стало больше лука и чеснока. Однако народные средства и запоздалая профилактика не гарантируют бойцов от простудных недугов. Тем более что виновниками их повальной госпитализации нередко оказываются офицеры.




Когда у начальника Генштаба Николая Макарова спросили, что стало причиной заболевания военнослужащих в Юрге, генерал откровенно признал: разгильдяйство командиров. Позже подтвердилось, что офицеры несколько часов без особой нужды держали солдат на жутком холоде. "Ледяной караул" в итоге обернулся крупными неприятностями для всего гарнизона.

Как только по стране разнеслась весть о солдатской беде, пошли разговоры о недостатках новой полевой формы. Именно в нее юргинских призывников обрядили еще на сборном пункте. Видеть в этом костюме главную причину массовых заболеваний генералы категорически отказываются.

В минобороны говорят, что перед принятием вещевого комплекта "полевку" долго испытывали в войсках. Нареканий по термостойкости зимнего костюма у солдат и офицеров вроде бы не было. Правда, когда "Российская газета" озвучила мнение военных тыловиков, в редакцию хлынули письма с совершенно иными комментариями. Офицеры из дальних и весьма холодных гарнизонов писали, что новая форма абсолютно не приспособлена к сибирским морозам. На 30-градусном морозе она за полчаса "встает колом".

У автора этих строк не было возможности испытать "полевку" в столь экстремальных условиях, однако одна ее особенность привлекла внимание. Когда несколько лет назад военные презентовали новую форму, в качестве утеплителя там использовался холлофайбер.

Об этом нетканом материале военные говорили чуть ли не взахлеб - легкий, очень теплый, практичный. Именно с такой подстежкой зимний костюм отправили на войсковые испытания. По результатам его носки и была выдана рекомендация - массово производить такую одежду.

Так вот, примеривая уже прописавшуюся в Вооруженных силах форму, с удивлением обнаружил, что подкладка на зимней куртке сделана из совершенно другого материала.

Внешне все выглядело очень пристойно: плотный синтетический валик вместо неудобного, хотя и теплого цигейкового воротника. Прорезиненные манжеты на рукавах, плотно облегающие основание кисти и оберегающие руки от холода и ветра.

Застежка-молния и минимум пуговиц, скрепляющих утеплитель с камуфляжем. Словом, загляденье - хоть носи подкладку отдельно от полевой формы.

Только вся эта красота, как выяснилось, не выдержала испытания холодами. Как и новые ботинки-берцы, про которые офицеры тоже написали в газету.

Как могло такое случиться и почему в последний момент один, уже испытанный, утеплитель был заменен другим, остается только догадываться. Официальных комментариев на сей счет из минобороны не было. С высокой долей вероятности можно предположить, что в последний момент армейские тыловики отдали предпочтение менее качественному, но более дешевому материалу. Давали или нет свое заключение по его термостойкости, эргономичности и безопасности военные спецы, в частности медики, - неизвестно. Когда корреспондент "РГ" попытался это выяснить у начальника Главного военно-медицинского управления минобороны Александра Белевитина, генерал ограничился такой фразой:

- Я и мои коллеги ездим в командировки в новой форме одежды. То есть имеем возможность испробовать ее в разных условиях. Мы не видим оснований связывать эту форму с заболеваниями солдат.

Впрочем, было бы несправедливым обвинять в госпитализации призывников только командиров и военных медиков. Эпидемии сейчас трясут всю страну, и уберечься от этой напасти сложно. Когда речь идет о казарменном быте, такая задача трудна вдвойне. Солдаты круглые сутки живут бок о бок, и единственный разносчик инфекции может в считаные дни опустошить целую воинскую часть. А как же профилактика? Ее, разумеется, проводят, но кто даст гарантию, что инфекцию не принес с собой юный новобранец?

- По дороге в гарнизон команды призывников объединяют, и отследить каждого непросто. Тем более существуют скрытые формы заболеваний, в частности латентная пневмония. В какой момент она проявится, никто не знает, - сказал корреспонденту "РГ" генерал Белевитин.

По его мнению, надежным способом предохраниться от заболеваний являются прививки. Но в перечне обязательной вакцинации призывников простудные недуги не фигурируют. Будущих солдат, к примеру, прививают от дифтерии и столбняка. Но не спасают от гриппа. Такой укол непременно делают только рядовым контрактной службы. Неужели у минобороны нет денег на вакцинацию всех военнослужащих?

- Дело не в отсутствии средств или нехватки медикаментов, - объяснил генерал. - Обязательная вакцинация в нашей стране определяется календарем прививок. Ранняя профилактика некоторых заболеваний им не предусмотрена. Поэтому на стадии призыва и в начале службы мы обязаны делать ребятам прививки только по календарному списку.

Военные медики давно предлагают расширить этот перечень. Но пока нет решения, они не имеют права заниматься "внесписочной" вакцинацией солдат. К некоторым профилактическим уколам армейские эскулапы прибегают только в крайних случаях. Например, если над гарнизоном нависла угроза эпидемии.

Еще одна болезненная для Белевитина и его коллег тема - обвинение военврачей в непрофессионализме и полной зависимости от воли командира. Недобросовестные доктора в армии, конечно, есть. И вопрос о госпитализации солдата в конечном счете действительно решает командир. Однако видеть в этих офицерах людей, которым совершенно наплевать на здоровье подчиненных, неправильно.

- Военврач обязан не просто помочь больному военнослужащему, но и, когда требуется, настоять на его немедленной госпитализации. Если он этого не делает, значит, врача надо гнать из армии, - уверен генерал Белевитин.

К счастью, добросовестных эскулапов в армии все еще хватает. Главный военврач вспомнил, как командир медицинской роты на одном из Курильских островов буквально вытащил с того света двух молодых ребят с тяжелой формой менингита. Переправлять их на материк не позволяла погода, и офицер сутками не отходил от их коек в медпункте части. Солдаты выздоровели вопреки всем прогнозам. Опасность таких заболеваний в том, что они развиваются молниеносно. Час назад человек себя прекрасно чувствовал, а теперь лежит без чувств под капельницей. Такая скоротечность, говорят медики, многократно усложняет лечебный процесс.

Не способствует ему и низкий иммунитет ребят. Вроде бы молодые парни, а спортом не занимаются, пьют, курят. Их организм и плохо сопротивляется заразе. Если вернуться к обязательной вакцинации, надо вспомнить, что в 1990-х годах многие мамы и папы начали отказываться от прививок своим детям. Тогда почему-то считалось, что они принесут ребятишкам вред. В итоге тысячи парней оказались не готовыми противостоять серьезным недугам. А ведь им скоро идти служить в армию.

Ю.Гаврилов. “Российская газета”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Атака ОРЗ"

Посмотреть последние комментарии
  1. И опять неутешительные итоги ВР от Сердюкова. Даже то, что ставится им и его командой во главу угла, а именно боевая подготовка, которой денно и нощно должны заниматься военнослужащие, не дается! То форму не ту изготовили, то медиков и медучреждения в войсках сократили. Всюду, куда не глянешь, сплошные проблемы и это не от «тяжелой экономической» ситуации в стране. Как говорил мой курсовой начальник Микола Семенович Чворун: РЫБА ГНИЕТ С ГОЛОВЫ. Золотые слова, надо их высечь над министерским подъездом в здании МО.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя