Отдать Приднестровье?

19 июля в Ганновере должна состояться встреча президента России Дмитрия Медведева и канцлера Германии Ангелы Меркель. Ожидается, что среди прочих вопросов высокопоставленные собеседники обсудят и молдо-приднестровский конфликт. Вокруг предстоящего российско-германского саммита развернулась информационная интрига. В Бухаресте и Кишиневе ждут, что под давлением Запада Медведев дрогнет и ради либерального имиджа скормит Приднестровье молдавским унионистам.

Некоторые СМИ уже выступили со статьями, суть которых проста: чтобы обрести влияние на «всю Молдавию», Россия должна «отдать Приднестровье» Кишинёву. Эта «бородатая» схема берет начало в 1990-х годах, когда в последние месяцы правления Михаила Горбачёва Приднестровье и Гагаузия казались теми «якорями», которые заставят Молдову подписать «обновлённый» Союзный договор. А когда в Кремль вместо Горбачёва въехал Борис Ельцин, ПМР уже рассматривалась как рычаг, с помощью которого Молдова будет привязана к СНГ.

В итоге РМ формально состоит в Содружестве, однако не участвует ни в каких наднациональных институтах, и ни в каких интеграционных проектах. К тому же после сентября 2009 года у власти в Молдове находятся правые, в том числе откровенно прорумынские силы. Они требуют как раз «отдать Приднестровье», но при этом настаивают на безоговорочном выводе российских войск с берегов Днестра. При такой формуле Россия остается ни с чем. А чтобы дело шло вернее, нынешние молдавские власти стремятся решить эти задачи с помощью внешних сил, которые, по замыслу Кишинёва, должны «нажать» на Москву.

10 июля Парламентская Ассамблея ОБСЕ приняла резолюцию, где высказалась в поддержку вывода российских войск из Приднестровья и за трансформацию миротворческой операции. Имеется в виду, что место российских миротворцев еще до урегулирования конфликта должны занять гражданские наблюдатели под эгидой ОБСЕ. Резолюция отражает позицию руководства Молдовы: ведь еще 5 июля в СМИ сообщалось, что Молдова «настаивает на необходимости завершения Российской Федерацией процесса вывода своих войск и вывоза боеприпасов с территории республики в соответствии с обязательствами, взятыми на себя в ходе Стамбульского саммита ОБСЕ в 1999 г.». Каким образом при таком курсе Молдовы Россия может обеспечить своё влияние в Кишиневе – большая загадка.

В самом деле, подход правящего в РМ «Альянса за европейскую интеграцию» к молдо-приднестровскому урегулированию базируется на принятом еще при коммунистах унитарном Законе о статусе населённых пунктах Левобережья Днестра от 22 июля 2005 года и на безоговорочном выводе российских войск. Таким образом, не Россия обретает влияние на Молдову, а Кишинёв, если он добьётся всего этого, получает контроль над всей бывшей МССР. Как мы писали ранее, никаких средств воздействия на ситуацию у Кремля не остаётся. При их отсутствии Кишинёв, во-первых, может отменить любой данный «сверху» статус ПМР; во-вторых, акты приватизации экономических объектов, проведённой по приднестровским законам, могут быть отменены без проблем.

В первую очередь, разумеется, при этом пострадают российские и украинские предприниматели. А выиграют румынские государственные и частные структуры: в СМИ уже сообщалось, что бизнесмены из Румынии интересуются железной дорогой и энергосистемой Молдовы. Приднестровская «железка», Молдавская ГРЭС в Днестровске, металлургический завод в Рыбнице и многое иное – всё это для Бухареста окажется отнюдь не лишним, если Приднестровье «отдадут».

Перед 19 июля российские дипломаты, будем надеяться, учитывают, что при унитарной модели урегулирования Тирасполь не сможет никак влиять на внешнюю политику РМ. Это специально время от времени уточняют молдавские официальные лица. При этом Кишинев при дальнейшем евроатлантическом поправении может без проблем легально отказаться от конституционного нейтралитета и взять курс на вступление в НАТО. У россиян же не будет ни практических, ни юридических способов этому помешать.

К тому же, как и в Молдове, в «отданном» Приднестровье Румыния обретет доступ к банку данных по людям и материальным ценностям. Это существенно усилит экономический, военный, информационный и разведывательный потенциал Бухареста.

Наконец, румынские силовые структуры при дальнейшем сближении РМ и Румынии получат возможность выхода на украинскую границу на том сегменте, который сейчас контролируется лояльными Киеву приднестровцами.

Таким образом, ясно для всех, что без горизонтального Договора о разграничении полномочий (в случае урегулирования конфликта в границах бывшей МССР) между ПМР и РМ никакого влияния на политику Кишинёва у Тирасполя не будет.

19 июля, полагает руководитель Центра им. Бейца при Германском совете внешней политики Александр Рар, Медведеву «надо будет рассказать Меркель, что делается, какие есть подвижки… После провала саммита по Карабаху в Казани Медведев должен сделать все, чтобы спасти саммит в Ганновере по Приднестровью».

На мой взгляд, тут есть нюанс. Медведеву можно ничего и не говорить своей собеседнице по Приднестровью и не «спасать» саммит в Ганновере. На фоне мясорубки в Ираке, Афганистане и Ливии, кровавых псевдореволюций, взорвавших Ближний Восток и Северную Африку, бывшая Молдавская ССР, слава Богу, смотрится оазисом стабильности. Возможно, Медведеву следовало бы спросить коллег из ряда западных стран: зачем им надо уже много месяцев бомбить страну с самым высоким в Африке уровнем жизни?

Думаю, если 19-го Медведев изберёт по приднестровскому вопросу тактику партизана, молчащего на допросе в зондеркоманде, ничего страшного не случится. А вот директор кишиневского Института общественной политики Аркадий Барбэрошие уверен: «Если же говорить о переговорах Медведев-Меркель, то… есть условие, без которого объединение двух берегов Днестра не может состояться: Тирасполь должен согласиться на формулу, которая прописана в молдавском законе от 2005 года. А она исключает федерализацию. Так что остается один вариант – Москва должна найти такого лидера Приднестровья, который согласится на условия Кишинева».

Осмелюсь высказать своё скромное суждение по этому поводу. Почему именно Тирасполь, имеющий примерно равный экономический и оборонный потенциал с Кишинёвом, должен соглашаться на явно ущербный и несерьезный унитарный Закон 2005 года? До сих пор мир полагал, что компромисс – это обоюдные уступки, равное движение навстречу друг другу. И если Закон 2005 года исключает федерализацию, то почему бы не отказаться от него самого? Разве когда Кишинев принимал его в одностороннем порядке, кто-то не понимал, что этот Закон не будет работать?

Давайте говорить прямо: постсоветское пространство – это не Англия с ее почти тысячелетней Хартией Вольности. Если надо, при нашем «революционном» правосознании любую Конституцию или закон можно переписать за день-два, если ты действительно хочешь договориться и разрядить конфликт. Поэтому в ссылках на Закон-2005 как на какую-то святыню видится преизрядная доля лукавства.

А вот что важно и очевидно — так это то, что в случае создания когда-либо Общего государства в границах бывшей Советской Молдавии, его внешняя политика должна будет носить консенсусный характер. Если такое государство появится, то, во-первых, оно может быть, на мой взгляд, создано, как уже говорилось, на основании горизонтального Договора между ПМР и РМ о разграничении полномочий. Во-вторых, этот Договор целесообразно сопроводить Декларацией о нейтралитете принципиально нового по своему характеру образования. В-третьих, если сохранение у каждой из сторон уже после урегулирования собственных силовых структур кажется излишним, можно было бы обсудить вариант постепенной демилитаризации и Молдовы и Приднестровья. Ибо ввод Национальной армии Молдовы в ПМР, да ещё при выводе российских и разоружении приднестровских войск просто не заслуживает обсуждения в силу изначальной несерьезности. В-четвертых, договорной характер отношений ПМР и РМ в рамках Общего государства может быть гарантирован как раз в формате «5+2», запуска которого для возобновления переговоров и добивается Кишинёв.

Кроме того, сохраняя полное уважение к коллеге-политологу Аркадию Барбарошие, с которым я знаком много лет, позволю спросить с улыбкой: а зачем Москве искать «такого лидера Приднестровья, который согласится на условия Кишинева»? Чтобы исходить из такого посыла, надо предположить, что в Москве сидят полные кретины, которые будут рыть носом землю во имя интересов тех, кто требует безоговорочного вывода Оперативной Группы российских войск из Приднестровья, замены российских миротворцев на гражданских наблюдателей; кто предоставляет Румынии доступ к данным обо всех гражданах Молдовы и потенциале страны, а также объявляет дату 28 июня 1940 года днём «советской оккупации».

Зачем это Москве надо? Мне почему-то казалось, что России нужен такой лидер ПМР, который будет поддерживать политику Кремля.

И до 19 июля, и после встречи в Ганновере всем здравомыслящим людям будет очевидно, что единственный способ обеспечения прав и статуса ПМР внутри предположительного Общего государства – это, так сказать, «блокирующий пакет акций», исключающий всякие попытки унитарного «реванша». В Договоре это можно продумать и прописать.

И последнее. К сожалению, многие политики и политологи, критикуя радикальный большевизм, мыслят вполне по-большевистски. Они никак не привыкнут, что в непризнанном государстве, как и в признанном, есть своя элита, государственные атрибуты, чиновничество, партии, неправительственный сектор, внешняя политика, национальные интересы и многое другое. И отсутствие членства в ООН ещё не означает второсортности и того, что такое государство можно кому-то «отдать» или «подарить».

Император входящей в ООН Центральноафриканской империи Бокасса ел людей. На территории члена ООН Афганистана талибы взорвали древние буддийские статуи и запретили телевизоры. А в другом члене ООН – Руанде – враждующие племена тутси и хуту порубили мачете минимум 1,5 миллиона человек. О том, что случилось с признанной ООН Югославией – общеизвестно.

Вывод: формальная признанность ещё не влечёт никаких автоматических преимуществ и не добавляет мозгов. В ПМР никто никого не подаёт на десерт, не кидает в очистительный огонь телеящики и не проводит показательные взрывы объектов культуры. В этом регионе Европы живут вполне вменяемые люди, хотя и со своими проблемами. И о том, чтобы их «отдать», как крепостных, соседнему барину, говорить довольно глупо и не вполне прилично.

19 июля в Ганновере Медведев и Меркель могут, разумеется, обсудить ситуацию на Днестре и предложить какие-либо шаги для повышения мер доверия между ПМР и РМ, или же для облегчения экономического сотрудничества между ними. Но если стороны по-настоящему желают положить конец многолетнему противостоянию, они должны сами предлагать реальные модели урегулирования, а не надеяться, что русский медведь и германский орёл «отдадут» кого-то кому-то на тарелочке с голубой каёмочкой.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Отдать Приднестровье?"

Посмотреть последние комментарии
  1. Япония, Прибалтика, Молдавия, кто следующий?

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Определяющим в данном случае является то обстоятельство, что большинство жителей Приднестровья не видят себя в составе Молдовы, жители которой стремятся к объединению с Румынией. Приднестровье отстояло свою независимость с оружием в руках и никому её не отдадут.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  3. Если ДАМ их не сдаст с потрохами, как это уже не раз было, даже в отношении собственных территорий. Ведь ни для кого не секрет, уйди Россия из Приднестровья, будет война и засланцы из нато помогут бедной Молдавии восстановить «Территориальную целостность».

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя