Рогозин: Россия просит не парковать натовский танк у своего подъезда

Россия ведет переговоры по дипломатической, политической и военной линиям, чтобы довести до США и НАТО свои озабоченности в связи с развертыванием ЕвроПРО, но если «точка невозврата» будет пройдена, Москва вынуждена будет дать на этот вызов адекватный военно-технический ответ, заявил во вторник постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин.

«Мы обращаем внимание на то, что всему есть определенные пределы и есть определенная красная линия, есть точка невозврата на этих переговорах. Когда эти планы станут уже реализовываться в металле, когда будут приняты все юридически обязывающие договоренности внутри НАТО по поводу развертывания этой системы, и при этом будет происходить игнорирование российских объективных озабоченностей, то тогда дипломаты смогут считать, что их работа закончена», – заявил Рогозин накануне совещания в Брюсселе министров обороны НАТО, передает «Интерфакс».

Тогда, пояснил он, «к делу приступят уже ученые, которые должны будут создать такие возможности для РФ, которые, в свою очередь, позволят ей пренебречь всякими попытками обнулить ее стратегический баланс».

«Это пренебрежение должно быть связано с возможным военно-техническим ответом, о котором уже неоднократно говорило политическое и военное руководство России. Мы об этом прямо предупреждаем наших партнеров и обращаем их внимание на то, что счетчик уже давно включен, времени уже остается очень мало», – предупредил Рогозин.

Он подчеркнул, что военно-технический ответ стал бы вынужденным шагом России.

«Инициаторами проекта являемся не мы. Не мы создали такую ситуацию цейтнота на переговорах, и, если наши американские коллеги в НАТО не предпримут в оставшееся время необходимых действий, которые бы предоставили России реальное ощущение собственной безопасности, ситуация будет развиваться по тому сценарию, который был бы нежелателен для всех нас. По крайней мере в той части, которая затрагивает Лиссабонские договоренности по вопросам противоракетной обороны. Они останутся лишь на бумаге», – заявил постпред.

Он, однако, не удивлен намерениями НАТО объявить на саммите в Чикаго в 2012 году о промежуточной готовности европейской системы ПРО. «Мы уже давно говорили, что архитекторы ЕвроПРО действуют вне зависимости от того, что говорят ученые по этому поводу, что говорит Москва, которая категорически возражает против определенных аспектов развития этой программы, особенно на третьей–четвертой стадии», – пояснил постпред.

«Данные планы реализуются в полном объеме в те сроки, которые уже были разработаны в Пентагоне, невзирая на то, что среди самих европейцев есть масса вопросов к конечному облику ЕвроПРО. Поэтому роль министров обороны НАТО здесь больше напоминает роль статистов, приглашенных обеспечить голосование и аплодисменты под ту конструкцию, которая срочно сооружается американскими «ПРОшниками», – сказал он.

По его словам, делается это все «без оглядки на Москву». «А зря, поскольку если с нами не будут считаться в вопросе определения конечного контура данной системы, то мы просим не обижаться в случае, если наш ответ может им не понравиться», – заметил Рогозин.

«Мы просто просим не парковать натовский танк у нашего подъезда. Это единственное, что мы просим. Для этого есть специальные боксы на военных базах», – сказал глава российской миссии при НАТО.

«А иными словами: есть определенные конфигурации противоракетной обороны, прежде всего на севере Европы, в том числе связанные с отказом США ограничивать дислокацию своего флота в северных морях, а также в Черном море, которые не могут быть приняты Российской Федерацией ни при каких условиях. И даже бумажные заверения на сей счет не работают, поскольку нам необходима фактура. Фактура – это логичные ограничения данной системы, которые должны привести ее в соответствие с реальными или будущими ракетными рисками, исходящими с южного направления», – отметил постпред.

Он указал на то, что совещание министров обороны государств – членов НАТО 5–6 октября, «по сути дела, пока не предполагает серьезных дискуссий по первой–второй фазам плана США по развертыванию инфраструктуры ПРО».

«И это по той простой причине, что европейцы вообще ведут себя несколько малохольно на этом направлении, предпочитая предоставлять американцам абсолютную свободу рук и не обращая внимания на те тревожные сигналы, которые уже сейчас подает даже западное экспертное сообщество по данному поводу, утверждая, что данная инфраструктура скорее напоминает средство нападения, чем средство обороны», – заявил российский дипломат.

Виталий Иванов, политолог:

- НАТО никогда не пойдет на уступки России. Ведь кто по своей доброй воле пойдет на ухудшение своих позиций? Но пытаться выдвигать инициативы по укреплению роли России в Совете, безусловно, необходимо. Капля камень точит, и нужно регулярно проявлять настойчивость в этом вопросе, трепать нервы, иначе никакого равноправия мы не добьемся.

Какую-то уступку по интересующему нас вопросу мы, скорее всего, от альянса сможем получить. Они скажут: «Нате, подавитесь!». Но даже такая подача для нас будет, несомненно, важной. Такова нормальная дипломатическая практика.

Помните лозунг парижских обормотов, которые бунтовали против Шарля де Голля: «Будьте реалистами - требуйте невозможного!» И еще: «Просите запредельно - получите столько, сколько надо». Так что, чем больше ставить вопросов, тем больше вероятность, что Россия получит ответы и уступки со стороны НАТО.

Чтобы разговаривать с блоком НАТО на равных, нужно обладать военно-политическим потенциалом, сопоставимым с военно-политическим потенциалом блока. А сейчас у нас потенциалы, несмотря на наличие серьезного оружия, все-таки неодинаковы.

НАТО рассматривало и рассматривает нас как врагов. Но то, что теоретически бы максимально устроило НАТО (наше полное разоружение и отказ от ядерного оружия), альянс даже в самых смелых своих снах не видит, зная, что мы на это не пойдем.

Сейчас разговор идет о том, чтобы страны альянса перестали нас считать противниками и стали относится к нам хотя бы как к потенциальным союзникам. Но пока это - чисто теоретический разговор. А что касается тактических ситуативных улучшений, уступок и взаимных договоренностей, то это все было и будет в любом случае, независимо от того, будем мы союзниками или врагами. Другое дело, что не нужно к альянсу относиться чересчур доверчиво. Мы ведь прекрасно помним, как нас «кинули» с расширением НАТО на восток, и этот урок нужно помнить всегда, принимая любые решения по взаимодействию с НАТО и сферами НАТО. Верить странам альянса нельзя, «кинуть» они могут запросто, что и делали неоднократно. Значит, не задумываясь, сделают это снова.

Россия и НАТО - потенциальные противники, которые не хотят становиться врагами, поэтому ведут между собой диалог. Диалог как бы вынужденный, основанный на обоюдном недоверии, но в данной ситуации ничего другого быть не может.

Александр Храмчихин, заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа:

- Равноправие в принятии решений в рамках Совета Россия-НАТО возможно будет получить только в том случае, если один голос будет у России, а один - у НАТО. Сейчас же каждый член НАТО в этом Совете имеет право отдельного голоса. Мы, как не являющаяся частью НАТО страна, сейчас не можем навязать альянсу свои правила, и странно было бы ожидать обратного.

На мой взгляд, этот Совет не нужен ни одному из его членов. И никакие практические вопросы на его заседаниях все равно не решаются. При этом НАТО не пойдет на уступки, о которых я говорил выше.

Однако, прогресс в отношениях все же возможен. Причем, прогресс возможен в любых вопросах.

Что же касается проблемы евроПРО, то по моему убеждению, ее не существует, она придумана и раздута. Она раздута до совершено ненормальной степени, хотя из себя ничего не представляет. По крайней мере, вопросы безопасности России она никоим образом не затрагивает. Проблема доверия остается ключевой в отношениях между Россией и НАТО. Но работа над абсолютно фиктивной проблемой, коей является ПРО, вряд ли будет способствовать налаживанию доверия между участниками Совета. Конечно, повторюсь, все возможно, но поскольку вся это система ПРО является грандиозной фикцией, направленной на решение специфических американских задач, то вряд ли здесь мы достигнем доверия именно потому, что мы здесь ни при чем.

Развитию доверия между Россией и НАТО также не способствуют учения, которые хвалил Дмитрий Рогозин. Совместные военные учения проводятся достаточно давно, но при этом они мало меняют ситуацию. Ведь все эти учения декоративны, они отрабатывают «травоядные» сценарии помощи при гуманитарных или природных катастрофах. А вот какое все это имеет отношение к вооруженным силам - я не понимаю.

На самом деле, России и НАТО, обеим сторонам нужно изживать психологические комплексы. Вот это точно будет способствовать росту доверия, но ни одна из сторон не собирается с этими комплексами бороться. Наоборот, обе стороны разжигают в себе эти комплексы с новой силой опять и опять. Проблема ПРО - это лишь одно из проявлений данного явления. Комплекс патологической боязни друг друга – самый опасный. Россия все время видит угрозу со стороны НАТО, хотя очевидно, что этой угрозы не существует. Точно так же восточная часть НАТО видит прямую военную угрозу со стороны России, хотя тоже понятно, что этого нет. Пока стороны не изживут эти комплексы, никакого доверия не будет.

 Первоисточник http://www.vzglyad.ru/

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя