Россия и Белоруссия: объединение длиною в жизнь…

На минувшей неделе исполнилась 17-я годовщина подписания договора, ознаменовавшего появление такого понятия как Сообщество Белоруссии и России. 2 апреля 1996 года это Сообщество де-юре начинало свою работу, которая была направлена на активную интеграцию двух суверенных государств с возможным образованием в будущем государства в единых границах. Неудачи во время первой чеченской кампании, экономические неурядицы, ослабление позиции российского президента Ельцина, и в то же время – молодой, инициативный, активно пропагандирующий интеграцию президент Белоруссии Александр Лукашенко способствовали тому, чтобы разделённые надуманной границей народы вновь оказалось в едином государстве, что вполне могло придать существенный импульс для развития как Российской Федерации, так и Республики Беларусь.

Уже через год – в апреле 1997 года в российской столице был подписан новый договор, который являл собой начало длинного пути единения двух государств. С этого момента Москва и Минск начинали строить фактически новое государство, которое именовалось Союзом России и Белоруссии. Внешне всё выглядело достаточно многообещающе. Люди по обе стороны границы видели, что власти готовы к созданию единого территориального образования и делают многое для реализации намеченных планов. Создавались союзные органы управления, существенно упрощались правила пересечения границы, велись переговоры о возможном переходе на единую валюту, принятии единой государственной символики и прочих атрибутов единого государственного образования. Казалось, вот-вот, и единое государство точно появится на карте мира. Такая уверенность у граждан и России, и Белоруссии проявилась ещё и в январе 2000 года, когда на свет появился очередной документ об усилении интеграционных процессов, формировавший (по крайней мере, на бумаге) Союзное государство.

Однако дальше стали возникать достаточно существенные шероховатости. Каждая из сторон решила начать искать для себя особые преференции от заключения договора по поводу создания Союзного государства. Стали проявляться закулисные игры, определённая сторона которых выливалась в прессу России и Белоруссии. Поводов для пессимиста у граждан Союзного государства Белоруссии и России (СГБР) добавлялось после высказываний со стороны высших руководителей, находящихся в Минске и Москве.

Сначала разразился большой энергетический спор. В начале апреля 2002 года между российской и белорусской сторонами было подписано соглашение о поставках «Газпромом» на территорию Белоруссии российского газа по оптовой цене, которая на тот момент составляла чуть больше 30 долларов за 1 тысячу кубометров. Взамен Москва предложила Минску создать совместное предприятие газотранспортной отрасли, которое должно было появиться на базе «Белтрансгаза». Пакеты акций должны были быть разделены строго поровну.

Первоначально обе стороны заявили о своей заинтересованности в достижении договорённостей, однако спустя некоторое время из Минска пришла информация о том, что белорусское руководство готово пойти на сделку с Россией в том случае, если у неё (у белорусской стороны) останется контрольный пакет акций совместной компании – 51%. Неожиданно белорусские эксперты заявили ещё и о том, что цена «Белтрансгаза» первоначально была определена не верно, а после оценки её стоить учитывать на уровне 5 миллиардов долларов за полное владение пакетом акций «Белтрансгаза». Ни эта сумма, ни 49% акций совместного газотранспортного предприятия «Газпром» не устроили, о чём было сообщено белорусскому руководству. На это белорусское руководство ответило нечто вроде «не хотите, как хотите…», что привело уже к ответному демаршу со стороны «Газпрома». Газовая компания решила продавать газ в Белоруссию не по оптовым, а по тем ценам, которые должны были бы «вразумить» несговорчивый Минск. Цена в предлагаемом для подписания документе была поднята до уровня 50 долларов за 1000 кубов, на что не согласился уже Александр Лукашенко, обвинив российскую сторону в попытках оказать давление на независимую Белоруссию. Документы, которые свидетельствовали о новых ценах на газ для Белоруссии, официальные власти последней долго не желали подписывать, что ставило Белоруссию в сложное экономическое положение.

В России стали обвинять Лукашенко в двойных стандартах и злоупотреблении межгосударственной дружбой, а в Белоруссии в ответ на это стали обвинять российское руководство и отдельно «Газпром» в экономическом шантаже.

В итоге, после длительных переговоров и серии взаимных упрёков, ситуация сдвинулась с мёртвой точки, но осадок, что называется, остался. Уже с большей осторожностью власти двух государств стали говорить о полномасштабной интеграции. Это привело к тому, что Союзное государство всё больше обретало окончательно бумажный статус, не выходя на путь реального воплощения. На этом фоне любая идея о взаимном сближении двух стран воспринималась с энтузиазмом, но часто такие идеи так и оставались нереализованными.

В качестве примера можно привести идею о внедрении в Союзном государстве единой валюты 1 января 2004 года. Первым человеком, высказавшим такую мысль на публике, был Александр Лукашенко, который несколько «оттаял» после газового конфликта. Но ни в 2004, ни сегодня единая валюта России и Белоруссии так и не появилась. В чём же главная причина такой длительной задержки, которая пока и не думает завершаться? Причина в том, что Белоруссия уже готова была принять в качестве и своей внутренней валюты тоже российский рубль на условии того, что один из эмиссионных центров должен будет находиться в Минске. Однако российские власти решили, что это каким-то образом ударит по экономике России, заявили о том, что не дадут добро на открытие центра эмиссии российского рубля в белорусской столице. Официальный Минск расценил это как недружественный жест, и с тех пор разговоры о внедрении единой валюты России и Белоруссии ведутся в несколько вялотекущей форме. Не будем забывать, что за время нарастания числа странностей российско-белорусской интеграции в аналогичный процесс вошёл Казахстан, однако о единой валюте в Едином экономическом пространстве трёх государств пока тоже принято говорить только в будущем времени.

Сегодняшнее состояние интеграционных механизмов между Россией и Белоруссией выглядит явно не однозначно. С одной стороны, Москва и Минск демонстрируют политическую и экономическую доброжелательность, между странами растёт товарооборот, граждане одной страны могут без особых проблем трудоустроиться в стране другой в рамках Союзного государства, однако не покидает ощущение, что вся интеграция ещё очень долго будет съезжать на тех же санях с несмазанными полозьями. Как говорится, нет того «с ветерком», а уже хотелось бы ускорить процесс именно до таких показателей.

Одна из стороны делает первый шаг, но при этом просит некоторых уступок от второй, вторая сторона на такие уступки часто не идёт, взамен выдвигая свои предложения, которые сомнительными кажутся уже первой стороне. И так – по замкнутому кругу…

В голову приходит негативная мысль о том, что власти обоих государств устраивает сегодняшнее положение вещей, а более активная интеграция представляется лишь как некая утопическая мысль, к реализации которой можно стремиться, но невозможно достичь. Этакий вариант коммунизма, что ли…

Это приводит к тому, что и народы двух государств понемногу, но начинают сознавать, что реального объединения в единые границы может и не произойти. По крайней мере, граждан к этому подталкивают.

Об этом говорят и результаты социологического опроса, который был недавно проведён в различных регионах Белоруссии. На вопрос о том, хотите ли вы, чтобы Белоруссия объединилась с Россией «да» ответили 70% опрошенных, хотя еще 10 лет назад такой показатель доходил до 82%.

Этими цифрами решили воспользоваться лица, которые называют себя оппозиционерами (и в России, и в Белоруссии), а фактически являются идейными противниками единения братских народов, культивируя лишь одну идею – идею тотального разобщения на постсоветском пространстве. Так вот, эти люди решили объявить, что народы России и Белоруссии видят развитие своих государств исключительно в суверенных формах. Другими словами, 70% сказавших объединению «да» белорусов, судя по всему, у таких господ к народу не относятся… Чтобы усилить эффект «желания» идти своими путём со стороны белорусов, свой мониторинг ситуации в РБ решил провести так называемый Литовский независимый институт социально-экономических и политических исследований. Честно говоря, уже само сочетание слов «литовский» и «независимый» в названии института заставляет насторожиться... Однако позволим себе продемонстрировать те результаты исследования, которые этот институт якобы в Белоруссии провёл.

Как заявляют сотрудники института, они опросили 1513 белорусов, задав тем следующий вопрос: если бы в Белоруссии сегодня прошёл референдум, то за объединение с кем вы бы проголосовали (с Россией или Евросоюзом). За объединение РБ с Россией якобы высказались 28,1% опрошенных, а вот за вступление Белоруссии в Евросоюз – 37,2%, остальные затруднились дать однозначный ответ, или же вообще против объединения Белоруссии с кем-либо. При этом люди, проводившие опрос, заявляют, что погрешность результатов при экстраполяции на всё население Белоруссии составляет всего лишь 3%.

Оценивая такие результаты, хочется спросить авторов опроса и лиц, которые его проводили: в какой, простите, нишевой аудитории такого рода исследование проводилось? Ну, честно признаться, не верится, что в Белоруссии желающих интегрироваться с Евросоюзом больше, нежели желающих пойти на интеграцию с Россией.

Кстати, на такие странные результаты «социологических опросов» стоит обратить пристальное внимание властей и в Москве, и в Минске. Ведь чем длиннее будет пауза в движении двух стран навстречу другу для реальной интеграции, тем больше будет появляться желающих вбить между народами широкий клин, и устроить из процесса объединения некий затяжной многораундовый боксёрский поединок - на выживание…

http://topwar.ru

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя