Тбилиси услышал из Москвы то, что хотел

Самостоятельная и независимая Грузия, которую, кажется, едва ли что-нибудь может отвлечь от внутренних коллизий и взаимоотношений новой власти и прежнего режима, 21 декабря только и говорит о большой пресс-конференции Владимира Путина. Все-таки, как ни крути, основные и главные для себя новости здесь ждут из Москвы.

Накануне кто хотел, мог услышать то, о чем даже не мечтал четыре года, а не слышал - еще больше. Это была все та же правда. Но правда, которая обнадеживает.

Все действительно сложно. И российский президент откровенно называет ситуацию тупиковой. Именно туда, до самой крайней точки невозврата, довел ее Саакашвили. Теперь Москва никогда не откажется от признания Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси никогда не смирится с их потерей. Все это знают.

Но событием можно считать то, что российский лидер публично принял право Грузии на ущемленность. И, пожалуй, впервые, в его словах прозвучало сочувствие. В принципе, его можно трактовать и как надежду. Причем для этого совсем не обязательно слышать между слов.

Владимир Путин не исключил встречу с премьером Иванишвили. Хотя и дал понять, что пока речь не идет о ближайшей перспективе. И заявил о готовности России снять эмбарго на грузинскую продукцию.

Президент сослался, правда, на правила ВТО, которые вроде бы как исключают запретительные меры между членами организации. Но ведь все прекрасно понимают, что это не ВТО диктует повестку дня. Москва демонстрирует желание вернуть Грузию в разряд стран-партнеров. Пока только торговых. Но ведь для этой страны это уже дело.

Как бы ни бахвалился Саакашвили, а компенсировать потерю российского рынка республика так и не смогла. Заявление Путина здесь назвали разрешением.

Наверное, все-таки преждевременно говорить о возвращении грузинской продукции в Россию как о деле решенном и разрешенном. Эксперты настаивают на том, что не все так просто. Это сопряжено с рядом проблем не только политического, но и технологического характера.

С другой стороны, если речь идет о технологии, значит, это уже не политика. А это уже вопрос времени, а не настроения. Настроение же, судя по всему, теперь есть.

Продолжит грузинский политолог Петр Мамрадзе.

Шейнкман: Как вы считаете, после того, что сказал Путин, возвращение грузинской продукции на российский рынок можно считать делом решенным?

Мамрадзе: В принципе, можно. И до этого были заявления, выступал Онищенко. Были и другие импульсы. Я думаю, очень правильно начинать именно с таких вопросов.

Культурные связи, слава Богу, не прерывались ни на секунду, несмотря на безумную политику Саакашвили и его сообщников, я бы так их назвал, несмотря на военно-политическую авантюру. Грузинские режиссеры, актеры - и Путин это отметил - имели возможность выступать в Москве и в других городах. Это замечательно.

Но сейчас, когда положение все-таки тупиковое в политическом плане, и Путин это отметил, как из него выходить - не совсем понятно, но начинать надо именно с выхода продукции, потом можно думать об установлении регулярного авиасообщения, визовый режим, у нас, слава Богу, сохранен.

Я хорошо помню слова Путина два года тому назад, когда он сказал, что если когда-нибудь осетины и грузины сами договорятся о том, что они предпочитают жить в едином государстве, то это их дело. Конечно, это может быть вопросом очень далекого будущего, нам сейчас не обозримого, но это важное заявление, и с этим я бы согласился.

Шейнкман: Насколько показательно заявление Путина? Можно ли из него сделать вывод о том, что Россия по-честному готова вернуть Грузию в разряд стран-партнеров?

Мамрадзе: Я думаю, это так. Но Саакашвили пока что президент Грузии и имеет влияние, хоть и присвоенное нелегитимно. В Конституцию вписан срок до октября будущего года, есть твердое заявление Медведева и Путина о том, что пока Саакашвили находится на высшей политической должности Грузии, не будет разговора и общения.

На этом фоне, несмотря ни на что, вот такой позитив. Карасин встретился с представителем по сотрудничеству с Россией, назначенным Иванишвили. Это Зураб Абашидзе, дипломат с большим стажем, которого любят и ценят в России. Он долгие годы был послом в России, и Путин это отметил. Встреча представителей двух стран - это, конечно, значительный шаг. Так что я настроен оптимистически.

Никакой перспективы у Саакашвили и его сообщников нет и быть не может. Их рейтинг близок к нулю, и если будут выборы, они могут не преодолеть необходимый барьер. Злокачественная сторона того, что пережила Грузия, уходит, и я в этом смысле настроен оптимистически.

Первоисточник http://rus.ruvr.ru

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя