Минобороны приоткрыло дверь к своим планам

Министерство обороны приоткрыло завесу над некоторыми плановыми показателями военной реформы и госпрограммы вооружения до 2020 года. Ничего фантастически откровенного в опубликованных документах не содержится. Однако интересен сам факт такой публикации. Военное ведомство обычно не балует отечественного наблюдателя документальными откровениями о своих намерениях. Возможно, что-то начинает меняться?

Открывай ворота

Тенденция к постепенному открыванию наглухо заколоченных дверей и окон военного ведомства отчетливо проявилась сразу после прихода на Знаменку Анатолия Сердюкова. К новшествам опального министра-"мебельщика" можно относиться любым удобным для вас образом, но в одном вопросе он толк знал: в пиаре, и не личном, а ведомственном. Понимал, что без контролируемого шага навстречу прессе и общественности сделать что-либо в армии будет невозможно.

При новом министре Сергее Шойгу Минобороны пока что не демонстрирует признаков обратного бронзовения и задирания носов. Встречи с военным руководством и публикация отчетных параметров Госпрограммы-2020 в целом показывают, что военные готовы постепенно раскрывать карты. И главное – делать это сгруппировано, структурированным документом, а не в виде вороха разрозненных реплик, оброненных разными официальными лицами на выездах, стендах и пресс-конференциях.

Чтобы мы, пресса, потом не собирали и не сопоставляли эти огрызки псевдосведений, а имели на руках "фактическую бумажку, броню", отталкиваясь от которой можно было бы и делать выводы, и задавать вопросы военному руководству.

Элемент низкопоклонства перед Западом

У России, естественно, свой путь во всем, но иногда трудно отделаться от мысли, что есть за бугром одна вещь, пересадить которую на отечественный нечернозем было бы очень полезно. Не кукурузу, а кое-что перспективнее – культуру ответственной дискуссии по вопросам планирования в ключевых сферах безопасности.

Вот, например, когда начинаешь копаться в американской военной (и особенно военно-технической) политике, первое, что бросается в глаза – обилие опубликованных официальных документов министерства обороны. Весьма подробных, дающих пищу для ума и задающих поле для дискуссии. Планы, стратегии, "видения" и пр. Разительный контраст с российской военной политикой, которая до сих пор строится по методу из бородатого анекдота: "у нас есть секретные приборы, но мы вам про них не расскажем".

У американцев тоже полным-полно секретов, но они дают себе труд создать огромный корпус открытых публикаций по тематике национальной безопасности, которые должны объяснять общественности, куда и как намерена двигаться администрация в ответ на те или иные вызовы, стоящие перед страной.

Помимо собственно пентагоновских документов, формирующих, так сказать, ядро публичного информационного пространства, на периферии располагается изрядное число докладов и аналитических материалов на те же темы, но созданных неправительственными организациями.

Это могут быть комплиментарные (и не очень) бумаги, сделанные по заказу самих военных – к примеру, этим любят заниматься профильные подразделения RAND Corporation, которая в начале своих славных дней, напомним, была основана как экспертная фирма, работавшая на американские ВВС и военный авиапром.

А могут быть и весьма критические инвективы – как небезызвестный доклад экспертов Массачусетского технологического института под водительством авторитетнейшего Теодора Постола, пристрастно и эмоционально разгромивший саму концепцию построения американской ПРО в Европе и выбранные для этого технические решения.

В любом случае, эта зона публичной профессиональной дискуссии есть, и в ней кипит реальная жизнь, а не сонная имитация "общественных слушаний", составленных из тщательно продуманной комбинации заранее согласных заседателей с "независимыми" (от мнения которых ничего не зависит) экспертами.

Зона сквозняков

В любом случае, в США наблюдается одновременно и высокий уровень публичности военного ведомства, и значительная интенсивность обратной связи экспертного сообщества с Пентагоном и промышленностью. В совокупности это дает две вещи.

Во-первых, нормальную прозрачную (насколько это возможно в части "негрифованной" информации) картинку положения дел с военно-политической стратегией и военно-технической политикой. Да, не все решения оформлены в виде открытых документов с небезынтересными таблицами и разного рода "цветных книг", и далеко не все содержательные дискуссии по вопросу обеспечения обороноспособности США выносятся на всеобщее обозрение. Но и того, что публикуется, с лихвой хватает на то, чтобы быть в курсе дел всем, кто этого желает и имеет надлежащие компетенции.

Во-вторых, это по-настоящему упрощает выработку и принятие решений. Исключительно за счет плотности контекста, который не дает лицам, решения принимающим, забыть о ключевых частностях. Или, по крайней мере, вынуждает их кривить душой, что при таком уровне публичности рано или поздно выплывает наружу и, в свою очередь, становится предметом обсуждения.

В любом случае, профессионалам становится работать легче, а бездарностям – наоборот, сложнее. Не говоря уже о том, что функционер может попросту не знать каких-то важных частностей в вопросе – просто потому, что ему никто об этом не доложил, а сам он независимых экспертов не читает (а чего их читать, они же не из вышестоящего аппарата?).

Да, начальник не обязан во всем разбираться, но он должен не бояться об этом сообщать. Многие не в силах продемонстрировать эту "слабость" подчиненным, но таким "руководителям" в серьезном аппарате и не место.

Работа целого ряда отечественных бюрократов порой подбрасывает примеры уникальнейшей неосведомленности руководителей в части фундаментальных вопросов, напрямую касающихся их сферы ответственности.

Институт развитой публичной экспертизы и культура открытых дискуссий, где свое мнение приходится каждодневно защищать, естественно, не в состоянии заставить человека радикально поумнеть. Но этот вечный сквозняк через открытую дверь вполне способен помешать совершить некоторые невынужденные ошибки.

В конце концов, это и вопрос доверия к собственному народу. Решения не обсуждают только с врагами, и это их мнение учитывается по методу "недоволен, значит все правильно". Если же строить совместную стратегию обороны и развития, то как публичные дискуссии о ее целях и инструментах, так и широкое привлечение независимой экспертизы альтернативы не имеют.

http://ria.ru

 

 

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя