Воздушно-космическая оборона как возможность

В декабре прошлого года президент России Дмитрий Медведев поручил объединить до 1 декабря 2011 года все системы противовоздушной и противоракетной обороны, а также системы предупреждения о ракетном нападении под управлением единого стратегического командования. Ответственными за исполнение поручения были назначены премьер-министр России Владимир Путин и министр обороны Анатолий Сердюков. Таким образом, задача получила очень высокий приоритет. Правда, до сих пор не вполне понятно, что имеется в виду и как именно будет реализовываться президентское поручение.

Ведь первым нормативным документом, содержащим термин «воздушно-космическая оборона», определившим принципы организации ВКО, стал Указ президента РФ Бориса Ельцина от 13 июля 1993 года «О создании единой системы ВКО РФ». Причем в указе отмечалось, что ВКО РФ создается на базе Войск ПВО. Но 16 июля 1997 года также Указом Президента РФ были ликвидированы Войска ПВО как вид ВС (они стали частью ВВС), соответственно исчезла база для создания ВКО.

В апреле 2006 года президентом РФ Владимиром Путиным была утверждена Концепция создания воздушно-космической обороны России и разработан план по ее реализации. Результат, однако, неочевиден.




То есть формально у нас уже сейчас есть Оперативно-стратегическое командование ВКО. Оно представляет собой бывший Московский округ ПВО, некоторое время носивший название «Командование специального назначения», и включает в себя как «собственно ПВО» (зенитно-ракетные полки ЗРС С-300 и С-400, радиотехнические полки, а также две авиабазы – в Курске с МиГ-29 и Хотилове Тверской области с Су-27 и МиГ-31), так и единственную в России систему ПРО Московского региона (средства предупреждения о ракетном нападении и противоракеты А-135). Однако, судя по всему, президент имел в виду объединение ПВО и ПРО в масштабах всей страны. В связи с этим и возникает множество вопросов: что с чем и на базе чего объединяется. Особенно учитывая тот факт, что ПРО у нас есть только вокруг Москвы.

НОВЫЙ ВИД ВОЙСК ИЛИ...

Один из вариантов – создание нового вида ВС. Точнее, воссоздание, потому что до 1997 года у нас были Войска ПВО страны, на базе которых и предполагалось создать ВКО 18 лет назад. При этом не до конца ясно, что в этот вид должно войти. Понятно, что в него войдут ПРО, СПРН и системы ККП. Нет сомнений и насчет наземной составляющей ПВО – ЗРВ и РТВ. А вот судьба истребительной авиации неочевидна. Она войдет в новый вид ВС? Если да, то целиком или частично (например, только МиГ-31)? Другой вопрос – что делать с ПВО сухопутных войск? Частично они уже были переданы в ВВС. Может быть, теперь отдадут и оставшееся? Или все же лучше обойтись без такого безумия, ведь тогда фактически сухопутные войска вообще лишатся способности воевать?

Есть другой вариант – ВВС подчиняют все себе. Точнее, армейскую авиацию они возвращают сухопутным войскам, но забирают у них ПВО. Заодно все четыре новых военных округа (ОСК) лишаются своих командований ВВС и ПВО, поскольку вся авиация полностью отходит в эту самую «ВКО на базе ВВС». Тогда возникает естественный вопрос – зачем было «огород городить» с территориальными ОСК, если они почти сразу после создания вновь превращаются в прежние советские военные округа, которые руководят только сухопутными войсками?

Впрочем, теперь еще и флотом. То есть сухопутные войска (без ПВО!) и флот вместе, а авиация отдельно. Как-то это, мягко говоря, странно. Не менее странно, если к ВКО будет отнесена ударная (включая Дальнюю) и военно-транспортная авиация. Даже тезис о том, что бомбардировщики наносят удар по вражеским аэродромам, тем самым решая задачу ПВО, несколько притянут за уши. Давайте вспомним рейд на Тацинскую и назовем средством ПВО еще и танки. А уж транспортные самолеты как-то совсем не вписываются в ВКО.

Таким образом, во втором варианте («все в ВВС») есть, объективно говоря, только одно рациональное зерно – армейскую авиацию давно пора вернуть сухопутным войскам, ее передача в ВВС была, пожалуй, самым неудачным организационным решением за всю постсоветскую историю. Впрочем, это можно и нужно сделать независимо ни от какой ВКО. И вообще, есть ощущение, что наиболее правильным на данном этапе является нынешний вариант – ОСК ВКО в пределах Московского региона.

То есть там, где действительно есть, что с чем объединять. Потому что ЗРС С-300П и С-300В, дислоцированные за пределами Московской области, могут сбивать только тактические баллистические ракеты и аэродинамические цели, ни к какой противокосмической обороне они не имеют ни малейшего отношения. Безусловно, их можно назвать воздушно-космической обороной, но от этого они таковой не станут. Более того, новейшие С-400, которые пока имеются всего в двух полках в Подмосковье (по два дивизиона в полку), до космоса тоже не достают, хотя возможности ПРО у них значительно выросли по сравнению с С-300. Судя по имеющимся сведениям, С-400 может сбивать ОТР и даже БРСД.

При этом, правда, так и неясно, есть ли в составе уже поступивших в войска ЗРС С-400 ЗУР 40Н6, которая в первую очередь и предназначена для решения задач ПРО, а также универсальная ЗУР 9М96. Если их до сих пор нет, то, по сути, С-400 остается отнюдь не новой системой, а лишь некой «С-300ПМ+» с увеличенной дальностью обнаружения целей, но с прежними возможностями по их поражению. Кроме того, «четырехсоток» пока просто слишком мало. Как уже писало «НВО» в статье «Диагноз: отечественная ПВО в развале» (19.2.10), нельзя сбить больше целей, чем имеется ЗУР в дивизионах. Более того, даже и столько сбить нельзя, в реальном бою 100-процентная эффективность недостижима. Так, в ЗРС С-300П боевой алгоритм подразумевает пуск двух ЗУР по одной цели, то есть эффективность равна в среднем 50%. Нынешние 2-дивизионные полки С-400 имеют всего 16 ПУ (по восемь в дивизионе). То есть всего по 64 ЗУР в полку.

Даже при 100-процентной эффективности, которая, как уже было сказано, недостижима, полк может сбить всего 64 цели, что маловато. Правда, ЗУР 9М96 на одной ПУ должно быть вроде бы не 4, а 16. Тогда ЗУР в полку может быть до 256. Вообще, по поводу ТТХ С-400 есть ряд разночтений. Так, в одних источниках говорится о том, что в полку С-400, как и в С-300, может быть до 6 дивизионов, другие источники говорят о 8 дивизионах. В дивизионе может быть от 8 до 12 ПУ. При этом на ПУ 4 контейнера, в каждом из которых либо по одной ракете 48Н6 (старая ЗУР от ЗРС С-300ПМ) или новейшей сверхдальней 40Н6, либо по 4 ракеты 9М96.

Таким образом, на одной ПУ может быть от 4 до 16 ЗУР разных типов. То есть теоретически система является очень гибкой и вариативной, максимальное число ЗУР в одном полку может достигать аж 1536 (8 дивизионов по 12 ПУ по 16 ЗУР 9М96). Практически пока скорее всего мы имеем всего лишь «С-300ПМ+», то есть каждый из двух полков С-400 имеет по 64 «трехсоточных» ЗУР 48Н6. То есть это даже хуже, чем «настоящая» более старая С-300ПМ, которая обычно имеет в полку по три-четыре дивизиона с 12 ПУ в каждом.

Всего, по заявлению первого замминистра обороны Владимира Поповкина, до 2020 года в войска должно поступить 56 дивизионов ЗРС С-400, включая 4 уже имеющихся. Сейчас в российских ЗРВ, судя по открытым данным, 36 зенитно-ракетных полков (из них 10 под Москвой и 4 под Санкт-Петербургом). При этом нынешняя система ПВО явно недостаточна, ею не прикрыты ряд крупных промышленных центров и даже некоторые дивизии РВСН. Если все полки С-400 будут 2-дивизионными, то получится 28 полков. Даже если в них будут новые ЗУР, то замена все равно неэквивалентна, если их так и нет, то происходит лишь ослабление ПВО.

Впрочем, по некоторым данным, «четырехсотка» заменит лишь совсем устаревшую С-300ПС. Точнее, дивизионы С-400 будут заменять С-300ПМ, а те, в свою очередь, отправятся в полки, где остаются С-300ПС. Собственно, первый такой «маневр силами», совершается уже сейчас, С-300ПМ из 210-го и 606-го зрп, получивших С-400, отправляются в Ленинградскую область, где три из четырех полков по-прежнему оснащены С-300ПС. С другой стороны, в конце прошлого года представитель управления пресс-службы и информации Министерства обороны полковник Владимир Дрик заявил, что в ближайшие 10 лет ЗРВ будут полностью обновлены, массовое поступление новых образцов вооружений и военной техники в них начнется уже в 2011 году, а к 2020 году их доля в боевом составе увеличится до 100%. В таком случае С-300 не должно остаться даже в модификации ПМ, а тогда 56 дивизионов С-400 будет уж точно маловато.

С-500 КАК ПРЕДЧУВСТВИЕ

Правда, генерал Поповкин обещал, что до 2020 года в войска поступят еще и 10 дивизионов ЗРС С-500. Эта система гораздо загадочнее, чем С-400. Собственно, не вполне ясно, это совсем новая система, как говорилось ранее (в частности, Игорем Ашурбейли), или продолжение линии С-300–С-400, о чем заявил Поповкин. Совсем непонятно, в каком состоянии сегодня находится разработка этого комплекса.

Например, командующий ОСК ВКО генерал-лейтенант Владимир Иванов обещал, что в 2014 году начнется его серийное производство, а вот его тезка генерал армии Поповкин заявил, что не в 2014-м, а в 2015-м, причем не серийное производство, а лишь испытания. В связи с этим стоит напомнить, что принятие на вооружение С-400 нам впервые было обещано аж в 2001 году. Затем эти обещания многократно повторялись, все время отодвигаясь по срокам, в итоге реальное поступление первого полка на вооружение произошло лишь в 2007-м, второго – в 2010-м. Поэтому «10 дивизионов к 2020 году» представляются неумеренным оптимизмом.

При этом крайне интересно, что будет уметь С-500. Судя по заявлениям «осведомленных источников», эта ЗРС сможет сбивать все, что летает. Конечно, до ИСЗ на геостационарной орбите она не дотянется, но якобы сможет сбивать низкоорбитальные ИСЗ, БЧ МБР, гиперзвуковые ЛА, в том числе орбитальные. По-видимому, средства разведки «пятисотки» смогут все это эффективно обнаруживать, сопровождать и обеспечивать наведение ЗУР, иначе какой смысл придавать такие возможности ракетам?

Если вся эта роскошь имеет отношение к реальности, тогда у нас действительно будет ВКО, причем самая передовая в мире. То есть обычная тактическая ЗРС получит возможности стратегической ПРО и ПКО. Это резко поменяет всю стратегическую ситуацию в мире в целом.

Автор данной статьи, возможно, в силу косности своего мышления не воспринимает всерьез сказки про ракетно-ядерную угрозу со стороны Ирана и, тем более, КНДР. У этих стран нет и не будет ни мотивов, ни реальных возможностей наносить по нам удар. Еще больше надоели постоянно повторяющиеся, но никогда не сбывающиеся ужастики о «несанкционированных одиночных пусках ракет» и о захвате ракет террористами. ПВО–ПРО нам нужна для парирования реальных, а не выдуманных угроз.

В вышеупомянутой статье «Диагноз: отечественная ПВО в развале», а также в статье «Что нам все-таки следует делать с НАТО?» («НВО» от 15.10.10) и ряде других, говорилось о том, что крупномасштабная агрессия со стороны НАТО против России абсолютно исключена, для этого у «агрессивного империалистического блока» нет ни военных возможностей, ни психологической готовности. Единственный теоретический сценарий угрозы с Запада – обезоруживающий удар (скорее неядерный, с помощью КРМБ и КРВБ) по российским СЯС. Однако при наличии у России мощной современной системы ПВО–ПРО такой сценарий становится нереализуем, поскольку реальные возможности ВС США не обеспечат наряда сил, требуемого для проведения такой операции (учитывая тот факт, что повторный удар при подобном сценарии невозможен, надо достичь цели одним ударом).

Более того, если С-500 действительно сможет сбивать «все, что летает», то это полностью обесценит американскую ПРО, по поводу которой мы так убиваемся, поскольку наша ПРО окажется даже сильнее и эффективнее против сокращенных по СНВ-3 американских СЯС, чем их ПРО против наших СЯС, которые по тому же СНВ-3 мы можем, в отличие от США, даже наращивать. Соответственно наши отношения с Западом можно будет окончательно перевести в чисто политическую плоскость, полностью исключив из них военный контекст.

КИТАЙСКИЕ КАРТЫ

Совершенно новое качество приобретут тогда и наши отношения с гораздо более реальным противником – Китаем, поскольку ядерное сдерживание в отношении него перестанет быть фикцией, коим оно в значительной степени является сейчас. Сегодня, как известно, мы одними и теми же СЯС сдерживаем одновременно и США, и Китай, причем против последнего они избыточны по дальности. При этом у нас нет ни БРСД, ни даже ОТР (поскольку «Искандер» никак не поступит на вооружение). А у Китая немало БРСД, достающих до всех основных центров европейской России, и несколько сотен или тысяч ОТР, которые будут применяться по азиатской части РФ.

Поэтому в случае крупномасштабной агрессии КНР против РФ с помощью обычных сил на любой наш вариант ядерного сдерживания (либо СЯС, либо ТЯО) у Китая есть вполне адекватный ядерный же ответ. Если же у нас в массовом порядке поступают на вооружение ЗРС, способные эффективно поражать БРСД и ОТР, адекватность китайского ответа очень сильно понизится. А, значит, Пекину придется очень сильно задуматься по поводу возможности агрессии против России, которую он в последние годы так активно и откровенно отрабатывает.

Таким образом, перевооружение ЗРВ с приданием им возможностей стратегической ПРО и ПКО должна стать важнейшим приоритетом для нас. И если такие возможности действительно появляются, то тогда централизация ЗРВ под единым командованием будет действительно необходима. Совершенно очевидно, что командования ВВС и ПВО территориальных ОСК (военных округов) не смогут взять на себя задачу борьбы с космическими целями (ИСЗ и орбитальными гиперзвуковыми ЛА), да и отражение массированного ракетного удара требует координации в масштабах страны.

Тогда вполне логично будет создать отдельный вид ВС (или отдельное командование), включив в него нынешние ПРО, СПРН и ККП, ЗРВ и РТВ, а также часть истребительной авиации (как минимум МиГ-31). Истребители должны будут взять на себя часть борьбы с аэродинамическими целями, позволяя ЗРВ максимально сосредоточиться на баллистических и космических. При этом часть истребительной авиации (как минимум МиГ-29) и, разумеется, вся ударная должны остаться в территориальных ОСК (округах).

СОМНЕНИЯ В РЕАЛЬНОСТИ ПЛАНОВ

Однако все это будет иметь смысл лишь в том случае, если реализуются хотя бы планы, озвученные Поповкиным. Потому что нельзя не напомнить – все предыдущие ГПВ (и ельцинские, и путинские) полностью провалились, ни одна из них не была выполнена даже на 50%. При этом нынешняя программа (по крайней мере – в сфере ПВО) – очевидный minimum minimorum. Вообще-то, нам нужно как минимум вдвое больше С-400 и раз в 5 больше С-500, тогда это будет реальная ВКО. Тем более что к 2020 году не только С-300ПС, но и С-300ПМ, а также сухопутная С-300В выработают ресурс и перестанут отвечать современным требованиям.

В частности, хотя бы несколько ЗPП должны появиться на севере России, сейчас у нас там нет ни одного полка к востоку от Северодвинска. Еще важнее усилить ПВО–ПРО на востоке, в первую очередь – прикрыть гигантскую «дыру» между Хабаровском и Иркутском (2,2 тыс. км по воздуху, 3,3 тыс. км по Транссибу), где нет никакой наземной ПВО и всего одна авиабаза с МиГ-29 в Домне Забайкальского края. Наличие этой «дыры» на наиболее угрожаемом направлении совершенно нетерпимо. Причем «латать» ее надо не за счет переброски сюда техники из других точек России, ибо лишних полков у нас нет нигде, а за счет формирования как минимум двух-трех новых полков на новой технике.

Кроме того, должны быть существенно повышены возможности СПРН, ККП и РТВ. Надо понимать, что РЛС зенитно-ракетных полков не рассчитаны на постоянную работу, они включаются после получения от РТВ данных о воздушно-космическом нападении. Именно СПРН и РТВ работают в постоянном режиме. Сейчас техника РТВ устарела еще сильнее, чем техника ЗРВ, к тому же она рассчитана на обнаружение аэродинамических целей и практически не способна обнаруживать БРСД и ОТР. СПРН же рассчитана на обнаружение МБР, при этом она почти полностью повернута на запад. Тот же «западный уклон» наблюдается и при развертывании новых РЛС СПРН типа «Воронеж». На востоке окажется только одна такая РЛС, для замены старой РЛС «Днепр» под Иркутском.

При этом именно на востоке наиболее остро стоит проблема обнаружения как баллистических (в первую очередь – БРСД и ОТР), так и аэродинамических целей, а радиолокационная «дыра» так же велика, как и ракетная. Эта ситуация с ПВО и ПРО на востоке вообще-то представляет собой одну из основных угроз национальной безопасности России, но у нас о ней практически никто ничего не знает. Безусловно, требует усиления космическая составляющая СПРН. Кроме того, необходимы новые АСУ, которые позволили бы интегрировать при необходимости все средства ПВО, включая армейские и флотские (между прочим, на четырех ракетных крейсерах ВМФ РФ есть морской вариант С-300, способный обеспечить, например, ПВО ВМБ).

Впрочем, генерал Поповкин обещал, что к 2018 году будет создано (точнее – восстановлено) сплошное радиолокационное поле вокруг нашей страны, проведена модернизация и развертывание новой системы обнаружения стартов баллистических ракет, которая будет базироваться в космическом пространстве. А ЗРС С-400 и С-500 прикроют не только Центральный промышленный район, но и все основные районы России, в том числе и по периметру границ, где наиболее вероятно возникновение «горячих точек».

ВИРТУАЛЬНЫЙ «ПАНЦИРЬ»

Наконец, еще один аспект – необходимость непосредственного прикрытия объектов ВКО. Эта проблема у нас почему-то практически не рассматривается и не обсуждается. Между тем, как было сказано выше, даже самая современная ЗРС с самыми выдающимися ТТХ не сможет достичь 100-процентной эффективности в реальном бою и, тем более, не сможет сбить больше целей, чем имеет ЗУР на ПУ. Поэтому «недобитый» воздушный противник может прорваться к позициям полка. Следовательно, полку необходимо обеспечить непосредственную самооборону с помощью маловысотных комплексов. В последнее время рядом представителей военного руководства были сделаны заявления о том, что полки ЗРС С-400 получат для самообороны ЗРПК «Панцирь-С1».

Остается надеяться, что эти заявления не останутся пустыми словами, как, увы, очень часто у нас бывает. И что каждая структурная единица полка (КП и каждый дивизион) получат хотя бы по два «Панциря», иначе будет профанация, а не самооборона. Кроме прикрытия с воздуха необходимо и прикрытие с земли. Во-первых, от террористов (в данном аспекте эта угроза вполне реальна). Во-вторых, от диверсантов-спецназовцев, что особенно актуально опять же на востоке России, где потенциальные диверсанты потенциального противника уже сегодня в больших количествах совершенно свободно бродят по нашей территории. Соответственно каждый зрп должен получать роту (если не батальон) мотострелков, либо военной полиции, если таковая у нас появится. Точно такое же прикрытие («Панцирями» и наземными силами) необходимо и авиабазам и, в несколько меньших масштабах, радиотехническим полкам.

Таким образом, можно долго рассуждать о том, что нужно, но совершенно неясно, что будет.

Например, неясно, является ли создание ВКО мудрым и дальновидным шагом на перспективу либо очередным совершенно непродуманным решением, лишь ухудшающим нынешнюю ситуацию.

Неясно, какой будет организационная структура ВКО. В данной статье обсуждались два возможных варианта, но ведь вполне может родиться какой-нибудь третий, ибо вся наша военная реформа принципиально непредсказуема. Причем эта новая структура может «случайно» поломать другие структуры, часть из которых, возможно, ломать совсем не следует. Поскольку непродуманность и волюнтаризм в принятии важнейших решений – наши национальные особенности.

Не вполне ясно, какой конкретно техникой будет наполняться ВКО, совсем непонятно, как эта техника распределится по территории России. В частности, собирается ли, наконец, наше руководство обратить внимание на «восточную дыру».

К сожалению, как и в случае военной реформы в целом, мы не знаем целей и средств, не знаем авторов и исполнителей. А заявления ответственных лиц либо неконкретны и бессодержательны, либо прямо противоречат друг другу. Хотя вопрос, как было сказано выше, судьбоносный.

А.Храмчихин. “Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Воздушно-космическая оборона как возможность"

Посмотреть последние комментарии
  1. Судя по действиям МедвеПутов,это только предвыборные прожекты…

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя