Новый облик армии рождается в муках

Команда реформаторов, ударно трудившаяся в Вооруженных силах РФ более трех лет, похоже, начинает подводить итоги своей деятельности. По крайней мере ее лидер – министр обороны Анатолий Сердюков в последнее время что-то разоткровенничался. Значит – гражданский министр считает, что сумел перекроить Российскую армию по своим представлениям и под задание сделать ее менее затратной, но более эффективной.

На этой неделе в интервью одному столичному журналу Сердюков поведал о своих представлениях: «Провели оценку соотношения офицеров и солдат. Оказалось – 50 на 50... Когда мы стали анализировать, что это за офицеры, выяснилось – высший состав, не ниже подполковника. И среди них подавляющее большинство не имело... даже опыта командования подразделениями и частями. Надо ли столько?.. В европейских армиях доля офицеров составляет от 9 до 16%. Правда, их армии построены иначе. У нас есть космические, ракетные войска, стратегические ядерные силы. Тут доля офицерского состава гораздо выше. И это необходимость».
Странные, прямо скажем, представления. Почему-то не упомянуты ВМФ, ВВС и ПВО, где доля офицеров объективно, в соответствии с задачами и оснащением этих сил, должна быть не менее половины всего списочного состава? А в названных РВСН и Космических войсках она не просто «выше» – она преобладающая. Разве что к Сухопутным войскам (СВ) применимо предложенное министром европейское соотношение. Оно, впрочем, и было реализовано по самой низшей планке еще в первой половине 2010 года. Теперь в СВ – только 9% офицеров, что уже оборачивается всяким неприятностями.




Достаточно вспомнить накладки, случившиеся на стратегическом учении «Восток-2010». Скажем, при выдвижении на полигон силы ПВО мотострелковой бригады не смогли прибыть в указанный район. Боевая стрельба зенитчиков не состоялась из-за нехватки офицерских кадров.

Как-то неловко за главу военного ведомства, что в его понимании офицер – это человек, непременно имеющий «опыт командования подразделениями и частями». А всякий там инженерно-технический состав, различные специалисты – балласт. В том числе и офицеры-воспитатели, которых почти полностью извели даже в подразделениях Сухопутных войск, где они остро необходимы для работы с основной массой набираемых по призыву солдат.

Жаль, что команде Сердюкова работающие рядом профессиональные военные не сумели растолковать, насколько нужны войскам разнообразные специалисты. Многих таких офицеров невозможно заменить ни сержантами, ни какими-либо другими контрактниками, поскольку таких спецов готовят обычно несколько лет в военном вузе – именно для конкретной должности, не подразумевающей карьеру командного профиля.

Но даже тех, кого вроде бы можно и заменить специалистом, имеющим уровень образования пониже, теперь заменить проблемно. Институт прапорщиков и мичманов в Вооруженных силах РФ полностью ликвидировали. И когда это делали, отчего-то не оглядывались на зарубежную практику. На существование, например, уорент-офицеров в англоязычных странах. В ведущих армиях отряд «подофицеров» – довольно значительный слой опытных служак, занимающих положение между офицерами и сержантами.

Такое же место занимали и прапорщики у нас. Причем, в отличие от широко распространенного мнения, отнюдь не только на должностях начальников складов. Прапорщики всегда были контрактниками 5-го, 10-го, 15-го года службы. Очень многие из них выполняли функции как раз технических специалистов, нередко замещая должности младших офицеров. Какой смысл был в их упразднении, параллельном сокращении других контрактников и увеличении набора призывников?

Надо полагать, генералы в Минобороны пытались все же объяснить главе ведомства эти армейские реалии. Но вот чтобы жестко противостоять сомнительным преобразованиям, фактически сводящим на нет такое строительство… Никому не хочется за принципиальность попасть в черные списки увольняемых. Команда «чистильщиков» на это дело скора.

Им важно предъявить голую цифру – ВС сокращены до 1 млн. человек. И тут же выкладывается смета: содержание армии и флота стало стоить значительно меньше. Всё, Анатолий Сердюков смело заявляет, что теперь можно больше потратить на закупку современных вооружений, а не «пустить деньги на совершенствование службы по контракту». Вот она – настоящая военная хитрость нынешних реформаторов-финансистов!

На учении «Восток-2010» его организаторы активно демонстрировали новый принцип обеспечения и обслуживания войск – аутсорсинг. Это когда сторонние коммерческие организации по договору берут на себя заботу о различных хозяйственных нуждах воинских частей. Очень удобно. Но выгодно ли? «Знаете, если до аутсорсинга обед солдата стоил, допустим, 100 рублей, то теперь – 130», – как-то грустно говорили корреспонденту «НВО» офицеры-тыловики. Услуга, предоставляемая Вооруженным силам, никуда не делась.

Только раньше она была строкой внутренней бухгалтерии армии и рассчитывалась без стоимости труда повара, призванного на службу, или даже контрактника. Их денежное довольствие шло совсем по другой статье расходов – на содержание личного состава. У сторонней организации услуга покупается целиком, с учетом оплаты труда персонала фирмы. Зато затрат на повара-военнослужащего как бы и нет, потому что его самого тоже нет. Сокращен. И так повсюду в ВС РФ, везде, где на смену военнослужащим пришли гражданские.

“Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя