Опираясь на российскую армию, следует развивать свою

Современная армия Южной Осетии создавалась в боях за независимость республики, которая в августе 2008 г. подверглась грузинской агрессии. Герой России бывший начальник разведки ВДВ полковник Валерий Яхновец возглавил Минобороны республики через два года после "пятидневной войны", участником которой он является. О том, что стало основной причиной поражения грузинской армии, как идет строительство вооруженных сил республики, Яхновец рассказал корреспонденту "Интерфакса" Майе Харебовой.

- Валерий Адамович, в каком состоянии, по Вашей оценке, находятся вооруженные силы Южной Осетии? Как идет процесс их реформирования?

- У меня успели сложиться хорошие впечатления от коллег, служащих в Минобороны республики. Без особой теоретической подготовки, имея лишь практический опыт, они служат своему народу, невзирая на тяжелые условия. Это не может не вызывать к ним большое уважение. Минусов, к сожалению, также немало. Например, у нас полностью отсутствует оборонная инфраструктура, крайне редко проводится военная подготовка.

Решение о реформировании армии принято высшим руководством страны. В настоящее время сокращения идут не только в вооруженных силах Южной Осетии. Уменьшение численности военнослужащих проходит также в Абхазии и в России. Как известно, летом прошла встреча трех президентов - Медведева, Кокойты и Багапша, на которой и было определено минимально необходимое количество наших вооруженных сил.




По моему мнению, на данный момент армия должна быть минимальной, но боеспособной, поэтому цифра, на которой мы сегодня остановились, а это около 1300 человек, в настоящих условиях является оптимальной, с учетом развертывания на территории страны 4-ой российской военной базы. На мой взгляд, сейчас республика охраняется надежно, и если против Южной Осетии начнется какая-либо новая военная операция - это будет уже война против России, потому что именно Российская Федерация взяла на себя ответственность за охрану границ нашего государства.

- Процесс реформирования вооруженных сил республики проходит весьма болезненно. Что будет с людьми, сокращенными в ходе оптимизации военных структур?

- Первая волна сокращений уже прошла, причем достаточно безболезненно. В основном были уволены люди, перешагнувшие предельно допустимый возраст военнослужащего. Согласитесь, не могут находиться в армейских рядах солдаты или младший офицерский состав в возрасте 50 и более лет. Сейчас решаются вопросы по пенсионному обеспечению уволенных по возрасту военнослужащих.

Для этой цели, также как и для обеспечения другими выплатами и пособиями при увольнении, военному ведомству будут выделяться необходимые средства для предоставления социального пакета каждому уволенному. При этом мы будем исходить из российских стандартов. Все выплаты, которые сейчас положены уволенным российским военнослужащим, получат и попавшие под сокращение служащие Минобороны Южной Осетии.

Кроме того, оборонное ведомство разрабатывает две социальные программы. Во-первых, это переподготовка и предоставление рабочих мест, всем уволенным из армии. Рассматривается также возможность привлечения местных жителей на службу в 4-ю российскую военную базу, что вполне законно, ведь большинство граждан Южной Осетии являются, в том числе, и гражданами РФ.

Вполне вероятно, что мы также будем ставить вопрос о создании на базе российских войск отдельного батальона из числа местных военнослужащих по образцу чеченских батальонов "Запад" и "Восток". Считаю решение этого вопроса целесообразным, в том числе и потому, что наши военные лучше знают местность и рельеф приграничных территорий. Поэтому их служба в российских подразделениях может помочь в деле охраны государственных границ Южной Осетии.

- При обеспечении военной безопасности Южная Осетия может опираться только на военную помощь России?

- Опираясь на российскую армию, следует развивать свою. Однако для этого нужно сделать многое. В первую очередь республика должна экономически встать на ноги, это поможет решить многочисленные вопросы, связанные со строительством военной инфраструктуры. Нельзя говорить о полноценной армии, когда военные ютятся в каких-то непригодных для жизни помещениях, когда нет соответствующих общепринятым стандартам боевых полигонов, подготовленного командного состава.

Мы только сейчас стали направлять наши кадры на получение военного образования. Ведь у основной массы военнослужащих имеется лишь практический опыт, безусловно, бесценный, но это все же не тот уровень, который нам сейчас необходим.

По мере того, как республика будет вставать на ноги, будет наращиваться и военный потенциал. Мы уже сейчас занимаемся выделением земель для военного ведомства. После завершения всех соответствующих процедур, будем планировать строительство оборонной инфраструктуры. Если все пойдет по плану, то к осени 2011 г. мы должны завершить строительство первоочередных объектов.

- Может ли республиканское оборонное ведомство рассчитывать на такой же уровень обустройства и вооружения подразделений, как на российской военной базе?

- Безусловно, уровень наших объектов будет не хуже. Более того, для вооруженных сил Южной Осетии будет приобретаться такая же военная техника, которая сейчас имеется на российских базах. Вооружение армии будет со временем наращиваться.

- Насколько надежно защищены наши воздушные границы? Есть ли необходимость в размещении территории республики российской зенитно-ракетной системы С-300?

- Южная Осетия сейчас достаточно хорошо защищена противовоздушными средствами. Однако, если бы эта система (С-300 – "ИФ") у нас размещалась, то лишней эта мера не была бы. Как говорят, хорошего много не бывает.

- С грузинской стороны продолжаются провокации. Будут ли укрепляться пограничные посты республиканских вооруженных сил?

- Такие провокации осуществляются систематически, поэтому даже в условиях сокращения своих структур Минобороны Южной Осетии вынуждено оставлять в приграничных с Грузией населенных пунктах свои стрелковые подразделения, разумеется, в значительно меньших количествах, чем ранее. Считаю эти меры необходимыми для обеспечения безопасности населения и укрепления наших государственных границ на промежуточном этапе полноценного строительства.

Исключать того, что Грузия вновь пойдет на Южную Осетию, мы не можем, несмотря на серьезный заслон, поставленный Погранвойсками России. В 2008 г. все думали, что обстреливать и убивать миротворцев тоже не будут, однако мы стали свидетелями обратного. Поэтому оборонительные меры и укрепление наших границ должны проводиться в любом случае.

Что касается противодействия провокационным и преступным действиям грузинской стороны, то здесь, на мой взгляд, в большей мере должны быть задействованы подразделения МВД, потому что такие факты по большому счету носят криминальный характер. При этом перекладывать ответственность на другие силовые структуры Минобороны не собирается. В любом случае в таких вопросах необходима координация действий всех ведомств. Она, безусловно, налажена, но нуждается в совершенствовании.

- Вы являетесь участником "пятидневной войны". Что, по Вашему мнению, стало основной причиной поражения грузинской армии в августе 2008 года?

- Мое мнение однозначно - провалилась система подготовки американских инструкторов. Они не учли самого главного - менталитет и национальный дух осетинского народа, 20 летний опыт его борьбы за свободу своего государства, твердую уверенность в том, что при любых условиях нужно отстаивать свою землю.

Решающую роль также сыграло и умение осетинских ополченцев вести бои малыми группами. Самым сложным в этой военной операции стало выдавливание грузинских танков из города. И эту задачу выполнили именно наши ополченцы. Если бы осетинский народ не боролся бы так яростно за свою свободу, то Россия не смогла бы сделать того, что мы имеем сегодня.

“Интерфакс”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя