Отставки с привилегиями

Правительство России в конце минувшей недели внесло в Госдуму законопроект о значительных доплатах пенсионерам из числа депутатов и сенаторов со стажем более восьми лет. Если законодатели согласятся с этим решением (в чем, впрочем, сомнений нет), то ежемесячная доплата составит от 85 (тем, кто был депутатом или сенатором два срока) до 98% (более трех сроков).

Осталось только выяснить, касается ли эта льгота тех депутатов и сенаторов, которые ранее возглавляли регионы (в верхней палате таковых, как известно, хватает). Дело в том, что губернаторы и главы республик и без этих доплат давно уже обеспечены пенсиями, которые депутатам (статус которых, напомним, приравнивается к министерскому) и не снились. И не только пенсиями.




«НГ» уже писала о выделении донскими законодателями ежегодно 9,2 млн. руб. на содержание ушедшего в отставку губернатора Владимира Чуба (см. «НГ» от 23.06.10). Это решение вызвало протесты рядовых жителей Ростовской области, а местные депутаты-коммунисты даже попытались опротестовать закон о гарантиях высокопоставленному отставнику. Однако, как выяснила «НГ», не только Владимир Чуб имеет гарантированную сытую и спокойную жизнь на пенсии. Аналогичные законодательные акты имеются чуть ли не в половине регионов страны.

В принципе пакет «безбедной жизни после отставки» для главы того или иного региона довольно стандартный. Губернатор или президент национальной республики получают право ежегодного возмещения в полном размере стоимости путевки на санаторно-курортное лечение (отдых) и проезд к месту этого самого лечения. Как правило, вместе с семьей.

Кроме того, как правило, местный бюджет выплачивает главе региона единовременное пособие (15–20 должностных окладов) или годовое денежное содержание. То есть речь идет о сумме в 2–3 млн. руб. В течение года бывший глава региона получает такую же зарплату, которая у него была на момент отставки (если он устроился на новую работу с меньшим окладом, разница ему компенсируется).

Естественно, жизнь и здоровье экс-губернатора пожизненно страхуются из регионального бюджета. Обычно на весьма кругленькую сумму. Практически все отставники обеспечиваются служебным транспортом и государственными дачами. И, конечно же, проходить на самолет или в поезд они могут через VIP-залы.

Есть и небольшой пакет нематериальных льгот. Обычно в законах о гарантиях ушедшим в отставку главам регионов упоминается право «бывших» участвовать в заседаниях областных, краевых и республиканских парламентов, вносить законопроекты (причем они будут рассматриваться в первую очередь) и т.д. Что, конечно же, справедливо, учитывая богатый опыт этих людей.

Другое дело, что некоторые привилегии, дарованные экс-губернаторам местными законодателями, порой вызывают недоумение. К примеру, ушедший в отставку глава Ленинградской области может рассчитывать, как указано в местном законе, «на правовую защиту» за счет бюджета. Пока, кстати, закон касается только губернатора Валерия Сердюкова (его предшественники не проработали полных сроков на этом посту), когда он выйдет на пенсию. Кроме правовой защиты Сердюкову полагается и физическая – он может рассчитывать на постоянную охрану. Более того, отставник сможет при необходимости пользоваться специальной связью.

Пожизненно охранять (по месту проживания) будут и бывшего главу Челябинской области Петра Сумина. Ему тоже дают возможность пользоваться спецсвязью и после выхода на пенсию.
Аналогичный комплект услуг и льгот получил и бывший глава Татарстана Минтимер Шаймиев. Причем и после его смерти семья первого президента республики будет пользоваться служебными автомобилями.

А вот ушедшему на покой губернатору, к примеру, Рязанской области, а также членам его семьи в случае «острой» нужды предоставляется «жилое помещение». Значит ли это, что глава региона во время исполнения своих обязанностей бомжевал, непонятно.

Из ряда стандартного набора «отступных» для уходящих губернаторов несколько выпадает Кабардино-Балкария. Здесь президенту республики после ухода со своего поста предоставляется еще и право содержать за счет республиканского бюджета аппарат помощников. Естественно, для их размещения выделяется «отдельное служебное помещение, оборудованное мебелью, оргтехникой и средствами связи».

До сих пор такой аппарат за счет бюджета предоставлялся после отставки только первому президенту России Борису Ельцину. Справедливости ради нужно отметить, что данный закон был принят в 2005 году не «под Канокова», а в связи с уходом на пенсию бывшего президента Валерия Кокова, который тогда тяжело болел и умер через полтора месяца после добровольной отставки.

Любопытно, что в Омской области, которую уже почти два десятка лет бессменно возглавляет Леонид Полежаев, отставному губернатору полагаются бесплатные коммунальные услуги. Кстати, в Омской области о будущем губернаторе-пенсионере позаботились с особенной тщательностью.

Во-первых, при оставлении им своего поста ему полагается разовая денежная выплата в размере заработной платы за пять лет (не менее 5,6 млн. руб.). Во-вторых, его обеспечат бесплатной телефонной связью и транспортом. В-третьих, за ним будет закреплена пожизненная личная охрана из сотрудников МВД, в обязанность которых вменяется также охрана жилья и имущества высокопоставленного пенсионера.

Заметим, что буквально на днях, уже после «ростовского скандала», вступил в силу закон, который содержит предоставление натуральных льгот губернатору Оренбургской области после ухода с поста по оплате жилья и коммунальных услуг жилых помещений с совместно проживающими с ним членами семьи (правда, только на территории региона).

Между тем, как известно, натуральные льготы в данной сфере не предусмотрены постановлением правительства области, принятом еще в 2008 году. Кроме того, нынешний глава области Алексей Чернышев (руководит регионом с 1999 года) сможет за счет бюджета пользоваться сотовой связью. И, конечно же, единовременное пособие (15 окладов), автомобиль, санатории, бесплатные гостиницы и т.д. В общем, не хуже, чем у других.

Говоря о пенсионном обеспечении депутатов, сенаторов и губернаторов, следует заметить, что сегодня средний уровень замещения (отношение пенсии к зарплате) составляет у них 75–80%. После повышения, за которое ратует правительство, этот уровень для депутатов и сенаторов может получиться более 100%. Для сравнения: у «простых» россиян, благополучие которых во многом зависит как раз от принимаемых депутатами, сенаторами и главами регионов решений, уровень замещения составляет 20–25%.

Сколько в стране регионов, принявших законы о гарантиях ушедшим в отставку губернаторам, «НГ» выяснить не удалось. Однако надо заметить, что когда аналогичный документ принимали в Ленинградской области, тогдашний вице-губернатор Василий Иванов заметил, что законопроект разрабатывался на основе опыта около полусотни российских регионов.

«Во-первых, подобные льготы – это нежелание экс-начальников выпадать из статусного социума, – полагает заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Во-вторых, это попытка уменьшить коррупционные соблазны, попытка показать чиновникам высокого уровня, что они будут прилично обеспечены на пенсии. То есть, мол, не надо самим искать какие-то «левые» способы заработка. Конечно, такие решения не слишком популярны у граждан, большинство из которых и близко не подходит к таким цифрам, но, судя по всему, однозначно хороших вариантов тут нет».

«Кормление от своего места для России – правило универсальное, – полагает президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров. – Рефлексы тут примитивные, такие же, как у слесаря, который украл на заводе втулку, ему совершенно не нужную. Что касается спецсвязи, то у нас спецсвязь – это определенный символ влияния».

«Первый секретарь обкома КПСС в советский период мог после отставки рассчитывать только на персональную пенсию – федерального или республиканского значения, – вспоминает Валерий Гайдым, который был в свое время первым секретарем Новгородского горкома КПСС. – Правда, мог еще пользоваться служебной дачей, но платя за нее арендную плату. Таких дач было на всю Новгородчину не более десятка, представляли они из себя в основном щитовые домики. При этом из состава бюро обкома отставник тут же выводился со всеми вытекающими из этого последствиями».

«В Америке губернатор, уходя в отставку, получает от государства только пенсию, которая существенно ниже, чем зарплата действующего главы штата, – отмечает бывший посол России в США, уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин. – Губернатор тем более не получает от государства ни спецсвязи, ни охранников, на которых претендуют наши главы регионов. Охранники положены только ушедшему в отставку американскому президенту.

Но главное правило, которое отличает американскую систему предоставления гарантий бывшим главам регионов от российской, – в США губернатор, как, впрочем, и президент, не может сам себе улучшить условия или предоставить себе какие-то льготы. Пока он находится на посту, он, например, может увеличить пенсию, но только для следующего губернатора».

Андрей Рискин, Александр Дерябин. “Независимое военное обозрение”

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя