Парад в честь Предстоятеля

Неожиданное действо развернулось прошлым воскресеньем в закрытом городе Вилюйске на Камчатке. Военнослужащие 16-й эскадры подводных лодок Тихоокеанского флота прошли по пирсу своей базы торжественным маршем, держа равнение на… Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Этот ритуал, предназначенный для приветствия подразделениями и частями высших руководителей государства и старших воинских начальников, был впервые адресован предстоятелю Русской православной церкви, отделенной, в общем-то, от государства. Маршируя парадным строем перед лицом духовным, моряки воздавали ему почесть, по сути, как представителю верховной власти. Что называется, не по регламенту.




Но столь очевидный казус в демонстрации моряками чувства уважения к главе РПЦ закономерен в условиях, которые сложились сегодня в Вооруженных силах РФ. С безумной ретивостью реформируя армию и флот, руководство оборонного ведомства фактически выхолостило содержание одной из самых значимых сторон жизни российского воинства. Об укреплении его боевого духа в России особо заботились во все времена независимо от режима власти и господствующей в стране идеологии.

Однако теперь и в этом деле возникла полная неразбериха. Вместо упраздненных ранее замполитов появились вроде бы помощники командиров по воспитательной работе, военные психологи. Но за последние пару лет число и этих «инженеров человеческих душ» сократилось почти в семь раз – с 14,5 тыс. до 2,5 тысячи. И лишь последовательное стремление Церкви к окормлению воинства показывает, что кому-то еще остались небезразличны духовные потребности и сила духа служивых людей.

Совершая пастырскую поездку по самым окраинным регионам Дальнего Востока, Патриарх Кирилл встретился с моряками-подводниками, которых уже посещал в 2005 году. Вспомнив тот прошлый визит, он сказал: «Церковь сделала шаг навстречу военным морякам и была принята с любовью и доверием. Дай Бог, чтобы в результате этого взаимодействия укреплялась духовная мощь нашего воинства… Церковь была, есть и будет с Вооруженными силами, делая все для того, чтобы духовно поддержать, укрепить и воспитать военнослужащих в их преданном служении Родине, безупречной верности присяге, готовности защитить свой народ даже ценой собственной жизни».

Хорошие слова сказал Предстоятель в Вилюйске, правильные. Но почему-то возникает стойкое ощущение, что уже не раз доводилось их слышать. Давно – от политработников, относительно недавно – от офицеров-воспитателей. И память опять же возвращает в 2005 год, когда впервые в Минобороны стали всерьез рассматривать вопрос об учреждении института полковых и корабельных священников. Было много непростых обсуждений, но в конце концов военное ведомство полностью отвергло инициативу РПЦ.

Прежде всего стороны разошлись в понимании той роли, которую должны играть в жизнедеятельности войсковых частей штатные священники. Военным очень хотелось переложить на «служивых в рясе» ответственность за состояние дисциплины в воинских коллективах, борьбу с дедовщиной, выявление потенциальных правонарушителей. Представители Церкви настаивали на том, что предмет их внимания – состояние души человека, укрепление его в вере, наставление на дела праведные, но уж никак не слежка за невнявшими, метущимися и нерадивыми.

В общем, согласия тогда не достигли – отложили до лучших времен создание института военного духовенства. А две тысячи православных священников продолжили уже начатую пастырскую работу в частях, расположенных недалеко от их приходов, как говорится, на внештатной основе. И о них снова вспомнили, пусть далеко не в лучшие времена, зато в ситуации, когда Вооруженным силам без помощи Церкви уж точно не обойтись.

Ведь тех, кто прежде был призван крепить боевой дух воинов, в армии и на флоте почти не осталось. И Патриарх Кирилл, выступая перед моряками-тихоокеанцами, отметил: «В Вооруженных силах начинает развиваться институт военного духовенства. Пока мы делаем самые первые шаги, может быть, недостаточно энергичные».

Что же это за первые шаги? Еще в июле 2009 года президент РФ Дмитрий Медведев поддержал предложение руководителей крупнейших религиозных общин России о воссоздании института военного духовенства. Решено было в 2010 году ввести должности помощников командиров по работе с верующими военнослужащими в каждом из соединений Российской армии. В феврале 2010-го министр обороны РФ утвердил даже положение о функциональных обязанностях таких помощников.

Были рассчитаны и квоты для священнослужителей от разных религиозных конфессий в соответствии с долей военнослужащих того или иного вероисповедания, проходящих службу в конкретном соединении. Патриарх Кирилл, например, объявил, что РПЦ необходимо будет выделить около 400 клириков «для служения на штатной основе». И в апреле этого года статс-секретарь – замминистра обороны Николай Панков сообщил, что в структуре Минобороны создано Управление по работе с верующими военнослужащими, а в военных округах появятся соответствующие отделы. Казалось бы, все эти меры вполне себе энергичны. Почему же Предстоятель посчитал их недостаточными?

Буквально за неделю до поездки Патриарха Кирилла на Дальний Восток некий высокопоставленный представитель РПЦ заявил агентству Интерфакс, что «со стороны военного ведомства наблюдается полный саботаж вопросов, связанных с определением религиозных представителей в армию и на флот».

До сих пор не созданы органы управления военными священниками в штабных структурах, за полгода не было ни одной встречи руководства Минобороны с представителями РПЦ по данному вопросу. Фактически лишь один священник находится сейчас на штатной должности в войсках. О назначении куда-либо в военные структуры представителей других традиционных для России конфессий речь вообще не заводится.

Похоже, в военном ведомстве опять затеяли какой-то реформаторский мудреж, в очередной раз запутав и себя, и церковных партнеров, и командиров войсковых частей.

“Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя