Полковых священников приравняли к уборщицам

В Российской армии появились первые официально назначенные войсковые священники. Пока их всего трое. И очереди желающих не видно. Почему же церковных служителей не привлекает армейский хлеб?

ГЛАВНОЕ - МАНЕВР

Вообще-то в гости к солдатам православные священники ходят уже лет пятнадцать. В некоторых частях даже храмы построили. И все эти годы и в обществе, и в начальственных кабинетах шли споры о восстановлении института полковых священников. Русская православная церковь, конечно, за. Против некоторые исламские лидеры и либеральные правозащитники. Их беспокоила судьба религиозных меньшинств, к которым в последнее время относят и атеистов. И вообще, мол, государство у нас светское.

Военные в публичные дискуссии старались не ввязываться, но вроде как считали, что, кроме религии, человеческому свинству в армейских коллективах противопоставить нынче особенно нечего. А церковники - они же слова говорят правильные о патриотизме, о любви к Родине, о том, что ее интересы выше всяких дурацких прав отдельной личности.




В 2009 году президент Медведев объявил о проведении эксперимента, в ходе которого священнослужители получат вожделенный официальный статус и зарплату от Министерства обороны. Ведь в РПЦ как раз жаловались, что в воинских частях присутствуют на птичьих правах. Захочет командир - пустит батюшку в казарму, откажет - на то его воля... Нигде права верующих военнослужащих на общение со священником не прописаны.

Условия эксперимента формально правил политкорректности не нарушали. Они допускали возможность назначения не только православного священника, но и муллы, ламы или раввина. Только для этого в части должно быть более 10% военнослужащих соответствующей конфессии.

Но воплощать инициативу начали лишь сейчас, полтора года спустя. Отчего такая задержка? Публично этого ни в РПЦ, ни в Минобороны не объясняют.

А дело в том, что, с одной стороны, большинство священников в армию не хотят, как не хочет невеста прыщей на свадьбу. С другой - и генералы священников тоже вовсе не ждут. Нет, одно дело, когда батюшка на несколько часов заехал, богослужение провел, отобедал, водочки выпил, по душам поговорил - и уехал. А если он в штатном расписании и болтается целый день в части - лишние глаза и уши.

20 ТЫСЯЧ РУБЛЕЙ СВЯЩЕННИКУ - НЕ ДЕНЬГИ

Год назад по просьбе Патриарха Кирилла штаб Северо-Кавказского военного округа организовал для священников сборы по подготовке к работе в армии. Кандидатов подбирали в Южном федеральном округе. Прислали меньше, чем было условлено, приехали отцы с опозданием и... сбежали.

«По прибытии на сборы оказалось, что большинство священников не представляет себе, куда и зачем они приехали. В итоге большинство попросту уехало со сборов, пояснив, что не могут понести такой службы», - так об этой истории год назад рассказывал сам Патриарх Кирилл.

Архимандрит Андрей Вац от службы не бегает. Он один из первых трех священников, назначенных на должность помощника командира по работе с верующими военнослужащими. Служит на военной базе в Гюмри (Армения).

Зарплата помощника командира (со всеми надбавками) - 20 000 рублей. Из этих денег чуть более 3000 рублей уходит на оплату служебной квартиры, еще столько же - за мобильник. Питается отец Андрей за свой счет. Ездит по окрестностям тоже.

Храм стоит на территории воинской части, посторонних в него не пускают. А солдаты и офицеры много не пожертвуют. Доходы столь скудные, что их не хватает даже на самое необходимое.

- Пока не определено, Минобороны или Патриархия должны содержать храм, свечи покупать, облачение для богослужений, - говорит отец Андрей. - У нас даже Библий не хватает, а уж другой литературы тем более мало. В таких условиях женатые священники в армии служить не захотят. Они люди многодетные, им семьи кормить надо, а в обычном городском храме для этого возможностей больше.

Но пока Патриарх Кирилл собирается искать кандидатов для армейской службы среди монахов. Найдутся ли желающие? Пока, заметил недавно Патриарх Кирилл, трудно найти подвижников и среди монахов: «...Иногда и монаха трудно направить на три года на Чукотку - человека, который дал обеты!»

Архимандрит Андрей Вац - один из первых официально назначенных военных священников.

СТАТУС ТУМАННЫЙ

- Должностные инструкции помощников командиров по работе с верующими до сих пор готовятся, полномочия не определены, статус непонятен, - говорит отец Андрей. - Мне хорошо, у меня противоречий с командованием нет, но у других могут возникнуть. И что тогда? Сейчас священник - «гражданский персонал», как бухгалтер или уборщица, а должен быть приравнен к военным, иметь статус госслужащего. У меня вот с офицерами такие разговоры случаются:

- Вы кто по званию?

- Архимандрит.

- Это как?

- Как полковник.

- А-а, теперь понятно.

В Польше, между прочим, православный епископ имеет звание бригадного генерала.

Но статус армейских священников не определен до конца не только в военных кругах, но и в церковных. Сегодня они подчиняются через синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами Патриарху.

- Это пока нас трое, а если будет 203, тогда как? - размышляет вслух отец Андрей.

Обычно священник подчиняется местному архиерею, обладающему огромной властью. Как церковная вертикаль будет сочетаться с армейской - пока до конца неясно. Видимо, эксперимент и должен это показать.

ДРАКИ БУДУТ ПРОДОЛЖАТЬСЯ

Богослужения отец Андрей проводит по выходным, в субботу и воскресенье. Конечно, для верующих самое главное - церковные таинства. Но по идее новоиспеченные помощники командиров должны ведь не только кадилом махать. Нас 15 лет уверяли: мол, само появление священника в казарме поможет справиться с царящими там уголовными нравами. У архимандрита Андрея Ваца, кстати, есть опыт работы и в тюрьме.

- Тюрьма и армия похожи?

- Я так не думаю. Многое зависит от самосознания - если человек идет в армию с осознанием ее неизбежности, тогда она ему кажется тюрьмой. Похожи не армия и тюрьма, а механизмы выживания в мужском коллективе. Я вот в школе, в 5-м классе, подрался прямо на линейке...

В общем, выходит, для хорошего человека армия - мать, а для плохого - теща.

В тюрьме, как говорит отец Андрей, священник должен держаться равноудаленно от заключенных. Среди них царит дух собственной исключительности, а смирение там считается слабостью.

- В армии же священник как раз должен быть близок солдату, - считает отец Андрей. - К командиру с душевными проблемами он ведь не придет.

- Что монах может посоветовать солдату, если его девушка не дождалась и он готов сейчас же лететь и разбираться? - спросил я архимандрита Андрея Ваца. Ведь монах в таких делах опыта не имеет, да и житейской мудрости откуда ему взять... Но архимандрит Андрей с таким подходом не согласен:

- У меня опыт пастырской деятельности - 15 лет, и повидал, возможно, больше, чем иной женатый священник, и знаю, что сказать, если девушка не дождалась. Солдат может не только от ревности сходить с ума, солдат, бывает, плачет - «за мамой соскучился». Да-да, и такое бывает. Мы служим далеко от дома...

Раньше на неверных мужей жены в политотдел жаловались, а теперь - батюшке. Один такой случай в практике архимандрита Андрея был. Увещевал долго. Брак был спасен, супруги обвенчались, потом ребенка родили.

Кроме разговоров по душам и богослужений, два раза в неделю священник проводит с солдатами «политзанятия». Ну раньше это так называлось. Теперь - «занятия по общегражданской подготовке». Темы согласовывает с замполитом, то есть с заместителем командира по воспитательной работе. И рассказывает бойцам не только о церковных обрядах. Между прочим, отец Андрей окончил, кроме семинарии и Московской духовной академии, еще и экономико-правовой факультет Одесского университета.

- Так о чем же рассказываете солдатикам?

- Да хоть о том, что такое Родина.

- Неужели не знают?!

- «Родина - это то расстояние, которое можешь пройти за 3 часа». Такой вот ответ получил как-то от бойцов. Начали спорить, говорят, ну ладно - за 12 часов. А объясняешь, что Родина - это вся страна, и видишь: у них мозги кипят. Уровень образования очень низкий.

- А с мусульманами как отношения?

- Нормальные. У нас из Дагестана ребята служат. Они интересные вопросы задают. Иногда такое выдадут... «Правда ли, что Иисус Христос - космонавт?»...

- А муллу дагестанцы не требовали?

- Пригласить можно. Но таких пожеланий не было...

Если солдатам удалось объяснить, с чего начинается Родина, то уж растолковать, для чего они, скажем, находятся в Армении, очень просто: защищают ее южные рубежи.

Еще отец Андрей фильмы показывает: «Зона вместо дембеля». Это как дембеля оторвались и до дома не доехали. И про аборты, чтобы молодые люди понимали, как развивается малыш в утробе матери, прежде чем решение принимать.

Вместе с солдатами батюшка восстанавливает православные храмы. В окрестностях Гюмри это храмы войсковые.

- В таких местах, где черепа находятся, рассказы о русско-турецких войнах звучат совсем иначе, чем в комнатах для занятий, - убежден отец Андрей.

Самый тяжелый день в Гюмри был, когда отпевали погибших в ДТП солдата и офицера.

- В храме тогда еще ни одного венчания не было, крестины были, а венчаний нет, - вспоминает священник. А самый радостный день - это освящение знамен.

- Мы его совершили по чину, который был в царской армии, это очень важный, особенный, торжественный день. А еще мы тут заложили традицию крещенских купаний, тоже очень радостное событие было...

Ну а как же с дедовщиной? Ее на базе в Гюмри нет - там солдаты одного призыва. Конфликты случаются, драки бывают. Архимандрит, конечно, разъясняет греховную сущность таких неуставных отношений. Но убежден, что если кто-то видит в появлении военного духовенства панацею от казарменной уголовщины - то зря.

- И драки будут, и самоубийства... Они и в царской армии были, - рассуждает архимандрит Вац. Сам он на базе в Гюмри уже два года. Раньше был военным психологом. А теперь помощник командира. Зарплата выросла почти в два раза. А заботы прежние. Простые, земные заботы. Создать хор из солдат. Хор для богослужения непременно нужен. Найти второго священника. У солдата время ограничено - он долго в очереди на исповедь стоять не может.

- Но второго священника сюда не назначат, - вздыхает отец Андрей. - Всего одна штатная единица-то.

А сколько душ на базе эта «единица» обязана облегчить, батюшка не сказал. Даже удивился вопросу такому - это же военная тайна!

КСТАТИ

Чему учить армейского батюшку?

В прославленном Рязанском десантном училище собрались открыть курсы подготовки военных священников. У архимандрита Андрея Ваца есть свое мнение, какие навыки нужны армейскому батюшке:

- С парашютом прыгать уметь необязательно, а вот здоровье и физическая сила нужны. Например, чтобы с поля боя раненых в госпиталь тащить. Поэтому перевязать раненого священнику надо уметь. В оружии тоже надо разбираться, чтобы нужные патроны мог подавать (стрелять православным священникам запрещается церковными правилами, даже за случайную гибель человека, например в ДТП, батюшку, хоть он и не виноват будет, все равно лишают сана. - Прим. ред.).

А вот начальник отца Андрея по церковной линии протоиерей Димитрий Смирнов считает, что священнику в армии и стрелять надо уметь. Конечно, в людей нельзя, а по мишеням - надо. Если священник стреляет лучше сержанта - авторитет батюшки выше будет. Ну и в технике надо разбираться, чтобы понимать, как и что устроено в тех войсках, где он служит. Ну и армейский устав надо - иначе как он будет знать, какие отношения неуставные?

Б.Клин. “Комсомольская правда”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Полковых священников приравняли к уборщицам"

Посмотреть последние комментарии
  1. «По прибытии на сборы оказалось, что большинство священников не представляет себе, куда и зачем они приехали. В итоге большинство попросту уехало со сборов, пояснив, что не могут понести такой службы», – так это не бабло собирать с отпеваний, крестин да венчаний, тут Родине служить надобно!!!

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя