Почему накладывают на себя руки военные

К великому сожалению, количество суицидов в нашей армии за последние несколько лет увеличилось почти втрое. Только с 2005 по 2009 год покончили с собой более 2,5 тысячи военнослужащих. Несмотря на все усилия, ситуация не меняется год за годом.

Блатная должность

В Вооруженных Силах самоубийцы составляют около половины всех небоевых потерь, во Внутренних войсках – практически треть. Не лучше выглядят пограничники.

Военное руководство, командиры и замполиты-воспитатели (там, где они остались), солдатские матери и прокуроры оказываются не в состоянии эффективно противодействовать смертоносной тенденции. Надежда на священнослужителей, которых наконец начали призывать на службу в армию, пока тоже не оправдывается. Слишком все запущено. И военная полиция, появление которой с надеждой ожидается в скором будущем, вряд ли что-то изменит в лучшую сторону.




И тут пора вспомнить, что с недавних пор в частях – от батальона и выше – появилась должность военного психолога. Его прямая и первейшая обязанность в мирное время – профилактика суицидов. Неужели там, где совершались самоубийства, не нашлось профессиональных врачевателей душ? Думаю, они были. Вопрос только: насколько они преданы своему делу?

Одна из причин, по которой в воинских частях нет хороших психологов, банальна. Недальновидный начальник, как правило, предпочтет не прекрасного специалиста-женщину, а лишь бы какого-нибудь, но мужчину. Тот будет ходить в наряды, проверять караулы, проводить дознания, ездить в командировки, выполнять различные деликатные поручения. «А что женщина? – рассуждает такой офицер. – Пусть даже дипломированный и опытный психолог. Что она может, кроме того, как проводить никому не нужные исследования и беседовать с солдатами? Только лишние затраты на 8 Марта да нежелательный отпуск по беременности».

Вот и пример. Наталья Ш. окончила два вуза по специальности психолог, имеет также высшее педагогическое образование. Пять лет она прослужила психологом в Н-ском соединении, расположенном в Сибири, где за это время не было ни одного случая суицида. При переводе вслед за супругом к новому месту службы в Подмосковье она не смогла найти работу по специальности, хотя вакансии были. При этом количество суицидов в том элитном соединении только за прошедший год выросло вдвое.

Почему же высококвалифицированному специалисту не нашлось места в подмосковной части? Дело в том, что должности психологов, считающиеся спокойными, а значит, блатными, придерживаются для жен и дочерей больших начальников. Их профессионализм, понятно, играет уже второстепенное значение. Привожу второй пример: в одной московской части жена большого чина фактически лишь числилась на должности психолога. Правда, когда случилось ЧП – повесился солдат, оказалось, что она… тяжело больна.

Или вот еще один вопиющий случай из той же области. В кабинете командира части постоянной боевой готовности раздается телефонный звонок. Звонит его непосредственный начальник. Он называет фамилию женщины, которую следует призвать из военкомата на должность психолога. Следом раздается другой звонок – уже самой кандидатки, которая в ультимативной форме ставит боевому офицеру условия: служебная «двушка», два выходных в неделю и т. д. Вот настоящие интересы, все остальное для такого горе-психолога имеет мало значения.

Значит, дело не в том, какой пол у психолога и даже не в его уровне профессионализма, а в самих командирах, их порядочности и принципиальности.

Не в деньгах счастье

Замечено, что среди военнослужащих-самоубийц все больше контрактников и офицеров, тех людей, в которых командование по идее должно находить опору в борьбе с неуставными отношениями и происшествиями. Как сообщила, опираясь на источники в Министерстве обороны «Независимая газета», большинство суицидов совершается в так называемых элитных войсках: в ВВС, на флоте, в РВСН, ВДВ, спецназе. Там, где больше всего военнослужащих по контракту. А также среди генералитета, старших офицеров и курсантов военных училищ.

Главными причинами, приведшими их к самоубийству, принято считать социальные проблемы – усталость от нищеты, бытовую неустроенность, потерю интереса к службе и жизни. Мотивы в каждом конкретном случае свои, индивидуальные. Но объединяет их чаще всего одно – нереализованное желание жить иначе.

Невольно по старой привычке хочется сравнить ситуацию с армиями стран НАТО, где офицеры и контрактники получают жалованье в разы больше, а социальные гарантии у них несопоставимы с нашими.

Как же на Западе обстоят дела с суицидами? Опубликованные данные показывают, что, например, в американской армии количество самоубийств военнослужащих даже больше, чем в Российской. По данным Минобороны США, в первой половине 2009 года в американской армии произошло 88 суицидов. В Вооруженных Силах РФ за тот же период добровольно расстались с жизнью 83 военнослужащих.

Среднее число самоубийств в армии США достигло критического уровня – 20,2 на 100 тысяч человек. Это рекордная цифра для джи-ай с 1980 года – за всю историю ведения статистики. Среди причин – тяжелые психологические травмы, полученные в зоне боевых действий, финансовые неурядицы, проблемы в семье, стресс и нереализованные ожидания военных от жизни и службы. Они, как видим, практически те же, что и у наших самоубийц. Не в деньгах, выходит, счастье?

В поисках ответа на интересующие нас вопросы предлагаю зайти на сайт профессиональных психологов http://lossofsoul.com/index.htm. Здесь можно, например, узнать, что все данные по суицидам в Советском Союзе были засекречены. Впервые Госкомстат опубликовал их только в 1989 году. Скрывать действительно было что. Особенно печальна статистика в 1937 и 1947 годах.

Во время «оттепели» последовал некоторый спад, с последующим ростом вплоть до 1984 года (39 человек на 100 тысяч). Тогда страна по количеству суицидов занимала второе место в мире (вот вам и тихий застой!). Во времена перестройки уровень резко понизился (до 23 человек на 100 тысяч), но начиная с 1988 года вновь стал расти и в 1994-м число тех, кто добровольно свел счеты с жизнью, практически удвоилось. За последние несколько лет самоубийств в России стало несколько меньше (с 41 – в 1995-м до 36 – в 2007-м).

Можно сделать вывод, что когда в обществе появлялись надежды на лучшую жизнь (хрущевская «оттепель», начало горбачевской перестройки, путинская стабилизация 2000-х), ситуация несколько выправлялась.

Приоритеты жизни

Ясно, что суицид – явление отнюдь не чисто армейское. Парни приходят на армейскую службу уже вполне сформировавшимися личностями. Все они получили определенную установку – как и ради чего стоит жить и… умереть. Ради чего же? Представление можно получить из музыки, которую слушает молодежь. «Напитки – покрепче, слова – покороче…», «Белые обои, черная посуда…», «Не бойся, не бойся! Прыгай вниз, прыгай вниз!». В общем – возьми от жизни все! А что потом? Умри! Это ведь только поначалу страшно, а на самом деле – круто и интересно. Главное, быть не как все.

В последнее время в молодежной среде сложился даже культ смерти. А это уже продукт определенной идеологии. Обращали внимание на оскаленные черепа, кровь, надписи «смерть»/«dead» на футболках, шапочках, брелочках, рекламных плакатах, в названиях книг, фильмов, опять-таки песен? Считаете это ерундой, чушью? Пожалуйста, но заигрывания со смертью безобидными кажутся лишь на первый взгляд.

Много раз повторенная фраза, навязываемый образ начинают жить в человеке самостоятельно, становятся идеей, воплощаются в жизнь. А в результате Россия занимает лидирующее место в мире по числу самоубийств среди подростков. Это уже данные беспристрастной статистики. С ними не поспоришь.

Думаю, что проблему суицидов в армии не удастся решить ни введением дополнительных должностей, ни увеличением денежного довольствия и поголовного обеспечения всех офицеров, прапорщиков, контрактников жильем. Она кроется в самой природе человека, который является не общественным животным-потребителем, как с пеной у рта утверждают некоторые «специалисты», а одухотворенной личностью. Кто сомневается, перечитайте наших классиков: Пушкина, Достоевского, Чехова.

Отсюда и менять нужно не замполитов на священников, священников на полицейских, женщин-психологов на мужчин, а сами взгляды на жизнь, на систему ценностей и жизненные приоритеты. Они должны быть такими, чтобы людям в погонах, несмотря ни на что, хотелось жить (как ни странно это звучит в разговоре о тех, кто должен по приказу Родины умереть).

Я.Степанов, vpk-news.ru

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Почему накладывают на себя руки военные"

Посмотреть последние комментарии
  1. А что, нормально поговорили. Мне понравилось.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Офицер воспитательных структур не нужен сегодня в армии нового облика. Нужен специалист по социальным вопросам. Священника нужно поставить туда, где воюют, там он нужен.
    А гражданские потери будут продолжаться. Офицеры слабые сегодня. Не способны они противостоять трудностям.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя