Почему россияне не доверяют своей армии

Вот-вот стартует весенняя призывная кампания. Под ружье, как водится, поставят
не менее 200 тысяч новобранцев по всей стране. Примерно столько же юношей будет
упорно косить от армии. Более коварную тему для обсуждения, чем «армия и
общество», отыскать сложно. Самый яростный критик армейских порядков уже через
пять минут начнет противоречить себе.

По результатам соцопросов нашим современникам можно смело ставить диагноз «шизофрения».
С одной стороны, защита Отечества - это почетный долг и священная обязанность (так
отвечают 85% опрошенных). С другой - военные (с 3-процентным показателем)
замыкают рейтинг престижных профессий, сильно уступая не только менеджерам
торговли, но даже работникам культуры. С одной стороны - это эффективный
социальный лифт, способный простого крестьянина сделать маршалом. С другой - до
половины призывников считают службу потерянным временем.




Разобраться с этой кашей в головах мы пытаемся со старшим научным сотрудником
Института социологии РАН, кандидатом философии Александром Смирновым. Он ученый
непростой. Он бывший морской офицер, капитан 1-го ранга. И к реформе нашей «оборонной
мощи» приложил немало усилий.

- С советских времен уровень доверия к нашей армии у населения упал вдвое и
составляет сегодня не более 40%. Простите, Александр Ильич, за прямой вопрос: а
вы сами-то армии доверяете?

- Так ставить вопрос нельзя: армия большая. Если взять Ракетные войска
стратегического назначения или атомный подводный флот, то да - доверяю. Там и
люди отобраны, какие надо, и оружие современное, и отношение к ним совершенно
другое, чем, скажем, к Сухопутным войскам, где служит много срочников. А вот
последним в полной мере доверять нельзя: дисциплина низкая, уровень боевой
подготовки оставляет желать лучшего, отношение власти и общества к ним как к
войскам второстепенным. Это показал и югоосетинский конфликт 2008 года.
Организация связи у наших была никакая, личный состав неподготовленный, даже
летчиков не могли найти, чтобы выполнять в тех местах боевые задачи, - брали
инструкторов из учебных подразделений.

- Но даже такая партизанщина, судя по соцопросам, подняла доверие к армии в 1,5
раза.

- Да потому что мы победили. И победили быстро. Но победили-то кого? Честно
сказать, тоже не вполне подготовленную армию. Да, противник был хорошо оснащен и
натренирован. Но не было у него соответствующей мотивации, морального духа,
который определяет истинную боеспособность армии. Один из чеченских командиров,
участвовавший в том конфликте, о грузинской стороне отозвался так: «Душка им не
хватает».

- А у нашей армии разве таких проблем нет?

- В Российской армии еще очень силен боевой дух. Ведь наша нация все время
воевала, хотя большей частью оборонялась. Исключение - чеченская кампания. Там
мотивов (против своих же соотечественников десант бросили) у наших солдат не
было никаких, пока не начались боевые действия и мы не понесли потери. А дальше
сработал извечный принцип войны - надо отомстить за товарищей.

- Мировые державы строят свои доктрины, исходя из локальных военных действий. А
у нас, по вашим словам, надежда только на стратегические силы - РВСН, АПФ.

- И это серьезная проблема. Таких частей, как спецназ, ВДВ, у нас очень мало.
Около 80% техники и оружия - устаревшие образцы. А должно быть наоборот. Нам
просто нечем воевать. До последнего времени в войска ежегодно поступало по
одному самолету, по два танка. Сейчас, правда, чуть больше. При этом страна -
один из лидеров по поставкам оружия в мире. Не парадокс ли?

- Военная реформа вроде бы должна устранить этот дисбаланс.

- У военной реформы нет никакой четкой и ясной концепции. Год назад сказали, что
сократят 350 тысяч офицеров. Теперь вдруг решили 70 тысяч дополнительно набрать.
А вообще реформы идут двадцать лет - пора бы уже определиться с тем, какие
вооруженные силы нам нужны. Только по поводу контрактной службы за 2010 год
мнение авторов реформы кардинально менялось три раза!

Министр обороны не так давно огласил программу модернизации армии. В ней есть
пункты по комплектованию, по вооружению, по технике, по военному образованию.
Предполагается, например, создать 10 учебных центров - по видам и родам войск.
За образец, видимо, взяли три военные академии США - ВВС, ВМС и сухопутных войск.
Я как кадровый офицер, который проходил службу и на подлодках Северного флота, и
в центральном аппарате Минобороны, не представляю, как это будет работать в
наших условиях. Россия не Америка! У них и страна компактнее, и национальностей
меньше, и провинция их живет так же, как город. Есть, к примеру, Тихоокеанское
военно-морское училище во Владивостоке. Ну уберут его, сделают один учебный
центр - в Кронштадте. И что, человек поедет с Дальнего Востока поступать в
Кронштадт? Тридцать тысяч рублей за билет в один конец... Понятно, что люди
будут в основном набираться из близлежащих мест - Питера, Пскова. Тогда кто
поедет служить на Тихий?

- Те, кому нечего терять.

- Нельзя строить военную кадровую политику, делая ставку на тех, кому нечего
терять. Возьмите срочную службу. Среди солдат уже 30% ребят с высшим
образованием. А нынешние вооруженные силы воспроизводят устаревшую модель
внутреннего распорядка и взаимоотношений, которые легче воспринимаются людьми
малообразованными. Жесткость, нивелировка индивидуальности, безоговорочное
подчинение.

- Так, может, нам и в самом деле перейти на контрактную армию?

- Пока с января 2008 года не ввели срок службы в один год, более половины
опрошенных россиян так и думали. Теперь все поменялось с точностью до наоборот.
Более того, увеличилось количество людей, которые стали поддерживать начальную
военную подготовку в школе. Другое дело, что за один год - это мое твердое
убеждение - нормального военного специалиста не подготовишь. Особенно это
касается высокотехнологичных видов вооружений. Новое оружие в учебных
подразделениях не изучали и не изучают - только в войсках. Такие вещи всегда
проходят под грифом «совершенно секретно».

- А еще считается, что контрактная армия для нас слишком дорогое удовольствие.

- Ерунда. Я шесть лет занимался изучением этой проблемы. Кандидату на службу
нужны только две вещи - нормальная зарплата и приемлемые условия жизни, хотя бы
комната в общежитии. Все!

- О нормальной зарплате у людей совершенно разные представления...

- Да, тут есть опасность перегнуть палку. Военное руководство говорит, что
взводный (лейтенант) будет скоро получать 50 тысяч рублей, а командир полка (полковник)
- 180 тысяч. Это чересчур. Я не вижу в этом ничего хорошего. Гражданские люди
будут хуже относиться к военным, это же очевидно. Еще Платон говорил, что
военные не могут быть высокооплачиваемой кастой. У них должны быть прежде всего
моральные стимулы.

- А Шопенгауэр над этим тезисом издевался: награды дают тогда, когда не хотят
платить.

- Да, Шопенгауэр был известный негативист. Но и он вряд ли поспорил бы с простой
истиной: если у военного на первом месте деньги, то это уже наемник, а не
защитник. Его материальный уровень должен быть таков, чтобы не раздражать ни
общество, ни самих военных.

- Наше общество вообще многое раздражает. Нам не угодишь.

- И это правда. Почти в каждом опросе социологи заносят в анкеты пункт о доверии
к окружающим. Это общемировая практика. Так вот, в нормальном обществе порядка
80% людей доверяют друг другу. У нас только 20%. Это тенденция новой России. В
дореформенную эпоху такого не было.

- В чем же дело? Общество стало более открытым, демократия дала возможность
выбирать себе руководителей прямым и всеобщим голосованием.

- И к чему мы пришли? К игрушечной многопартийности, переделу собственности -
рейдерству, а самое главное - к катастрофическому расслоению, которое не обошло
и армию. Кто-то миллионы получает (сейчас же и генералы начали публиковать
декларации о доходах), а кто-то - 10-15 тысяч, как солдаты-контрактники.
Командирам недавним 400-м приказом дали право материально стимулировать лучших
офицеров. Лучших не лучших, а недовольство уже по войскам прокатилось. Потому
что зачастую стимулировать стали приближенных, угодных, а не достойных.

- При высокой степени недовольства втянуть армию в какую-нибудь политическую
авантюру, наверное, гораздо проще. Есть такая опасность?

- Нас спасает традиционная лояльность военных к политической элите. «В вашей
истории, - заметил кто-то из иностранных специалистов, - был только один военный
заговор, да и тот опереточный - заговор декабристов». Больше армия ни в чем
таком не участвовала.

- А как же дворцовые перевороты?

- В дворцовых переворотах участвовала гвардия. Дворяне в форме Преображенского и
Семеновского полков. Все та же элита. Там простой часовой был дворянином.

- То есть армия у нас терпеливая и реформировать ее можно десятилетиями?

- Она медленно, но все же меняется в лучшую сторону. Уменьшили срок службы по
призыву, ввели службу альтернативную, расширили возможности для женщин-военных.
И потом армия - это обособленный мир, со своим кодексом чести и корпоративными
правилами, которые худо ли бедно, но защищают ее от тлетворного влияния «гражданки»,
где, грубо говоря, все продается и все покупается. Но 95% военных по природе
своей - люди неиспорченные.

- Может, потому что им нечего продать налево, им не за что дать взятку?

- И поэтому тоже. А уж если мы говорим о реакции на внешнюю угрозу, то в бой без
раздумий пойдет и не имеющий ни гроша новобранец, и взяточник в лампасах.

- Кажется, мы опять впали в какое-то противоречие...

- Что поделать, это вот такой феномен нашего национального сознания.

И.Панков.“Мир новостей”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Почему россияне не доверяют своей армии"

Посмотреть последние комментарии
  1. реально.Ваши слова да президенту в уши.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя