Почетный караул для священника

В последние годы армия и религия братаются все крепче. Священник в частях давно стал привычным. Как и появление часовен или церквей рядом с казармами или штабами.Образно говоря, религиозные деятели уж давно в боевом строю войск - они освящают новые корабли и самолеты, благословляют воинов на добросовестный ратный труд и верное служение Отечеству, наставляют солдат и офицеров на путь истинный.

Командиры и их замы по воспитательной работе благодарны православным священникам, раввинам, ксендзам, муллам и ламам за укрепление веры в душах воинских. Многих они уберегли от греховных поступков, в том числе и «дедовщины». Церковь оказывает армии и немалую материальную помощь - деньгами на строительство храмов и приобретение религиозной утвари, продуктами питания. Короче, польза от такого сотрудничества есть, и она очевидна.

Но возвращение церкви к традиционному духовному окормлению Вооруженных сил порождает у многих военачальников, офицеров и солдат вполне резонные вопросы, от прямых и честных ответов на которые Минобороны и Генштаб зачастую ловко уклоняются.




Недавно в сибирском гарнизоне продвинутый солдатик с высшим образованием задал заезжему столичному генералу каверзный вопрос: «Если по российской Конституции церковь отделена от государства, то на каком основании она работает в армии?» Получив этот «черный шар» от рядового, генерал так и не смог внятно парировать его. Нет пока ответов на этот вопрос и у наших думских законодателей. Вот и получается, что по строгому счету работа священников в войсках пока... не узаконена. И надо бы решиться наконец внести поправки в законы или как минимум в Устав Вооруженных сил.

А пока эти поправки еще только зреют, Минобороны уже полным ходом штампует благие по форме, но неподкрепленные юридически ведомственные решения: утверждаются штаты армейских священнослужителей, для них открывается учебный центр, они разъезжают по частям (в том числе и режимным), хотя не имеют служебного допуска, а главному армейскому раввину, например, уже присваивается высокое воинское звание...

Доходит до того, что стоит сановитому церковному деятелю сугубо по своим духовным делам посетить какую-нибудь епархию, как генералы и адмиралы по такому случаю поднимают «в ружье» целые гарнизоны и снаряжают почетные караулы с боевыми знаменами, как это было, скажем, в Вилючинске или в Калининграде. Хотя такие почести военные должны оказывать лишь строго определенному уставом кругу высших российских и зарубежных гослиц, среди которых религиозные деятели не числятся.

А если бы числились, то люди в погонах и не задавали бы начальству или редакции «КП» недоуменных вопросов. Любое, даже самое доброе дело (в том числе и полезная работа церкви в армии) все-таки должно строго соответствовать законам - и общегосударственным, и сугубо военным.

В.Баранец. “Комсомольская правда”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя