Противопожарный армейский аутсорсинг

Вооруженные силы продолжают участие в тушении пожаров на территории страны. По сообщениям Минобороны, в пожароопасные регионы для оказания помощи населению направлены более 11 тыс. военнослужащих и свыше 1 тыс. единиц техники. Между тем, как выясняется, участие военных в ликвидации огненной катастрофы могло быть более масштабным и эффективным.

По данным источника «НГ» в военном ведомстве, в Центральную Россию можно было бы стянуть все трубопроводные батальоны, которые пока еще по штату существуют в каждом военном округе и на флотах. Их задача – в военное время обеспечивать войска горюче-смазочными материалами. Хотя за всю свою 58-летнюю историю эти батальоны лишь однажды этим занимались – в Афганистане.




В основном же данный род войск тыла был востребован при катастрофах – на пожарах 1972 года, в Чернобыле, во время землетрясении в Спитаке и т.п.

Другое дело, что таких войск в процессе перманентного сокращения армии и флота осталось немного. Но даже те, которые есть, пока в основном остаются на «зимних квартирах»... Лишь через неделю с небольшим после разгара стихии, когда Москва стала задыхаться от гари горящих торфяников, во Владимирскую область по распоряжению министра обороны Анатолия Сердюкова началась переброска трубопроводного батальона Северо-Кавказского военного округа. Его численность всего около 200 человек.

Задача подразделения, как сообщил начальник управления пресс-службы и информации Минобороны полковник Алексей Кузнецов, «в сжатые сроки проложить четыре ветки трубопровода (общей длиной более 25 километров) для подачи воды по заливке пожаров в наиболее огнеопасных районах».

Старший прапорщик Алексей Онацкий, который еще солдатом во времена СССР служил в инженерных войсках и был свидетелем подмосковных пожаров 1972 года, пояснил такое решение: «Сейчас основной ветер в Москву идет с направления Владимира, Шатуры и т.п. Вот там и развертывают средства заливки торфяников. Но это – капля в море». По его мнению, «лить надо много. Так и поступали раньше наши войска, борясь в 1972 году с огненной стихией».

Специалист считает, что «очаговое использование двух трубопроводных батальонов проблемы не решит». В его бытность на эти цели для тушения пожаров было мобилизовано несколько трубопроводных соединений (то есть действовало несколько десятков батальонов, подобных тем, которые сейчас использует Минобороны для тушения торфяников).

Более развернутую информацию на этот счет дает бывший начальник Центрального управления ракетного топлива и горючего Министерства обороны генерал-майор Геннадий Очертин. Он вспоминает, что в 1972 году многочисленные пожары, к тому же при стойкой 30-градусной жаре, могли привести к национальной катастрофе. По решению правительства СССР для подачи воды в районы бедствия в европейской части страны были отмобилизованы пять трубопроводных бригад и четыре отдельных трубопроводных батальона.

По информации Очертина, военные трубопроводчики развернули тогда около 300 линий полевых магистральных трубопроводов (ПМТ) общей протяженностью около 1300 км и подали по ним более 4,5 млн. кубометров воды, благодаря чему удалось побороть огонь на площади 44 тыс. га.

Заметим, что сейчас огонь охватил гораздо большие площади. А силами двух трубопроводных батальонов развернуто всего около 60 км ПМТ. Кстати, кроме военнослужащих, обслуживающих ПМТ в 1972 году, к тушению пожаров было привлечено более 100 тыс. военнослужащих. И их действиями руководил лично министр обороны СССР, маршал Советского Союза Андрей Гречко. Сейчас на пожарах задействовано солдат и офицеров в 10 раз меньше, чем в 1972 году.

Конечно, времена были другие. Не было Министерства по чрезвычайным ситуациям. Но тогда были войска гражданской обороны, которые выполняли функции нынешнего МЧС. Сейчас, когда России в военном плане ничего не угрожает, почему бы не привлечь более масштабно ресурсы армии к тушению пожаров?

Офицер Минобороны, который не пожелал называть свою фамилию, сказал «НГ»: «Сейчас в стране рыночная экономика. В стране на уровне силовых министерств имеется разделение функций. И в задачи Минобороны не входит обязанность тушить пожары». Он пояснил, что затраты на все перемещения и действия войск по ликвидации пожаров будут списаны за счет статей военного бюджета, связанных с боевой подготовкой войск. «Но какая это подготовка войск, если солдаты тушат пожары?» – задается вопросом собеседник «НГ».

«Понять логику Минобороны можно, но кто поймет логику простых людей, задыхающихся от пожаров», – задается вопросом военный эксперт генерал-лейтенант Юрий Неткачев. По его мнению, переходя на новый облик, руководство сократило в войсках все трубопроводные бригады, оставив только по батальону в округах и на флотах. Генерал считает, что новое сокращение округов и замена их на четыре оперативно стратегических командования также повлечет сокращение трубопроводных подразделений: «Армия переходит на аутсорсинг, и ей не нужны подразделения тыла».

В погоне за сокращением войск, полагает эксперт, во многих частях, особенно на базах хранения, ликвидированы штатные противопожарные расчеты. И это тоже является причиной неспособности некоторых воинских частей эффективно бороться с огнем, как это случилось на базе ВМФ под Коломной.

Владимир Мухин. “Независимая газета”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя