Святое дело – защитить защитника Отечества

Из досье "НВО"

ОПСВ создан 17 января 1992 года. Это одна из немногих общественных профсоюзных организаций в стране, численность которой постоянно увеличивается. Сейчас в рядах ОПСВ числится 71 региональная организация. Все военнослужащие, кому нужна помощь в их социальной защите, могут обращаться в Центральный комитет ОПСВ в Москве по телефонам (495) 938-73-14, 938-78-32, 938-81-59.

Председатель Центрального комитета Общероссийского профессионального союза военнослужащих (ОПСВ) Олег ШВЕДКОВ считает, что у государства и общества имеются значительные долги перед людьми, отвечающими за оборону и безопасность страны.

– Олег Константинович, в последнее время тема, связанная с реформой армии, правоохранительных структур и обострением проблем социальной защиты военнослужащих, сотрудников МВД, что называется, у всех на слуху. Как вы считаете, данные вопросы раздуты СМИ, политиками или они действительно имеют место?

– К большому сожалению, начатые масштабные мероприятия по модернизации армии и флота, шаги по реформированию МВД значительно опережают сопутствующие им вопросы обеспечения военнослужащих, сотрудников правоохранительных органов и военных пенсионеров достойными материальными благами и социальными льготами.




Остановлюсь пока на армейских проблемах. Почти в одночасье офицерский корпус Вооруженных сил сократился более чем в два раза, должности прапорщиков и мичманов ликвидировали вообще. В результате десятки, а если взять семьи – сотни тысяч неустроенных, а порой искалеченных судеб. Вот статистика. По нашим данным, сейчас более 70 тысяч офицеров выведены за штат и находятся в распоряжении командования, из них около 10 тысяч – выпускники военных вузов двух последних лет. Какой будет их судьба, как они обустроятся в службе, найдут ли себе должности?..

Министерство обороны признает, что четверть пришедших в войска выпускников вузов сейчас служат на сержантских должностях. Почему такая несправедливость? Ведь подписывая контракт, будучи курсантами, эти люди получили от государства заверения, что по окончании учебы они будут обеспечены соответствующими своему профилю офицерскими должностями. Эти люди вправе отстаивать свои права и требовать от государства соответствующих условий ратной службы. Некоторые военнослужащие так и поступают, но абсолютное большинство безропотно увольняются или ждут от своего командования, как милостыню, положенных должностей.

Нас волнуют и вопросы материального обеспечения военнослужащих, их жилищные проблемы. По нашим данным, около 60 тысяч офицеров, выведенных за штат, не получили еще ордера на квартиры. По опыту прошлого года их формально могут обеспечить ордерами на недостроенные дома, но реальные квартиры они вряд ли получат. Ведь не случайно и в проекте бюджета на будущий год вновь государство выделяет деньги на строительство постоянного жилья. Зачем тогда обещали, что до конца 2010 года жилищная проблема по обеспечению постоянным жильем военнослужащих будет закрыта?

По официальным данным, средняя пенсия офицера запаса составляет чуть более 7 тысяч рублей, тогда как премьер Владимир Путин заявил недавно, что среднероссийская пенсия в 2011 году будет увеличена с 8100 до 8600 рублей. Это нонсенс. С 1 сентября пенсию каждого военного увеличили на 760 рублей. Но это, конечно, очень мало. Галопирующая инфляция все съедает. В России начался массовый переход офицеров запаса на пенсионное обеспечение по гражданскому пенсионному законодательству. А начат потому, что практически каждый второй из них получает пенсию ниже среднего уровня трудовых пенсий. Сегодня и денежное довольствие младшего офицера начинает отставать от средней зарплаты по стране. При такой статистике вряд ли у служивого человека в России будет высокий имидж и социальный статус.

– Но ведь это, видимо, временное явление. Минобороны обещало значительно, в разы поднять оклады кадровых военнослужащих и военных пенсионеров. Готовится специальный проект закона по этой проблеме…

– Да, такой проект есть, он «висит» на сайте Минобороны РФ. Но где результаты? В проекте Федерального закона от 26 апреля 2010 года «О денежном довольствии и других выплатах военнослужащим Вооруженных сил Российской Федерации» написано, что суммарный оклад командира взвода по должности (25 тысяч рублей) и по званию (10 тысяч рублей) должен составить 35 тысяч рублей. Но пока в реальной жизни данная сумма для лейтенанта составляет значительно меньшую величину. И в своем Бюджетном послании на 2011–2013 годы президент РФ Дмитрий Медведев не озвучил эти цифры, говорил только о необходимости повысить оклады военным (а значит, и пенсии отставникам) на 6,5%. Эта прибавка не покроет даже инфляцию.

– Но зато президент поставил задачу в своем Послании закрыть жилищную проблему военных. Обещано, что все бесквартирные военнослужащие до 2012 года будут обеспечены жильем.

– Я уже привел некоторую статистику по этой проблематике. В обещания государства очень трудно поверить. К тому же здесь почти всегда возникает вопрос качества предоставляемого жилья. У нас в юридической службе ОПСВ в последнее время значительно увеличилось число обращений офицеров в связи с нарушением их жилищных прав. Суть их сводится к тому, что, к примеру, военнослужащим при увольнении предоставляется жилье по нормам, которые ниже законодательных. Такое явление имеет место в районе массовой застройки жилого городка Снеговая Падь под Владивостоком. Там помимо всего прочего городок для отставных офицеров возвели на загрязненной территории бывшего флотского арсенала. Многие квартиры там по площади ниже тех норм, которые определены в законах.

Офицер вправе от такого жилья отказаться. Но когда получит другую – неизвестно. Так как масштабное строительство для военнослужащих, проходящих службу на Дальнем Востоке, идет только в Приморье. Городок для военнослужащих и их семей готов к заселению, однако школы, детсады и магазины построят там как минимум через год. Для микрорайона с населением несколько десятков тысяч человек, это проблема. А многие офицеры даже не знают о ней. В Снеговую Падь приедут военнослужащие и их семьи с Камчатки, Сахалина, Курильских островов и т.п. Приедут они, конечно, со своими детьми. Их, по нашим данным, будет не менее 800. Но где им учиться? Ускорением решения данной проблемы и занимается наш профсоюз в Приморье.

– Ваш профсоюз, помнится, поднимал другие связанные с жильем проблемы. Скажем, вы первые озаботились намерением правительства передать содержание бывших военных городков от муниципалитетов к военным структурам?

– Решение правительства о наделении военного ведомства дополнительными полномочиями в отношении бывших гарнизонов говорит о том, что руководство страны по-прежнему отдает решение многочисленных социальных проблем военной реформы на откуп руководству армии, хотя этим должно заниматься само государство. Не секрет, что реализацию многих военных проектов по военным городкам Минобороны хочет осуществить на коммерческой основе. И мы, к сожалению, уже имеем негативные примеры такой деятельности.

Некоторые СМИ уже рассказывали о том, что часть земель в подмосковном гарнизоне в Немчиновке была продана бизнесменам, и командование потребовало от семей военнослужащих, которые там живут и несут боевое дежурство, освободить служебное жилье. Этих людей наш профсоюз пытается защитить. Многим семьям мы помогли отстоять свои социальные права. Но остаются семьи офицеров и прапорщиков, которых командование пытается, что называется, выкинуть на улицу.

Несмотря на намерения служивых обратиться в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) в Страсбурге, освещение данного факта в СМИ и выступления общественности, командование ВВС, в ведении которого находился городок в Немчиновке, продолжает оказывать давление на офицерские семьи, чтобы отселить их. Нельзя исключать, что подобное явление возникнет в других регионах России, если Минобороны продолжит реализовывать свои коммерческие интересы по той же схеме.

– Но проблемы бывших военных городков действительно есть. Их по всей России – не менее 8 тысяч. У местных властей просто нет средств и ресурсов достойно их обустроить. Вот и решает, видимо, правительство отдать их в ведение Минобороны. Как здесь быть?

– Да, эта проблема очень сложная. В бывших военных городках военное руководство, к примеру, уже разрешает приватизировать служебные квартиры. А зачастую и вынуждает это делать. Видимо, считается, что раз офицер живет на служебной площади, то он уже обеспечен жильем. Как правило, такая квартира находится в маленьком заброшенном военном гарнизоне. Офицер, естественно, отдав ратной службе все свое здоровье и силы, хочет оттуда уехать, а ему говорят – живи здесь, это твоя квартира. В таких захудалых городках командир – царь и бог.

Бывают случаи, когда отдельные командиры и военачальники пытаются приравнять даже временное военное жилье (в спортзалах, казармах, музеях и т.п.), где пристроили семьи военнослужащих, как постоянное. И таким образом, бывший военнослужащий остается без формального права собственности на жилье, которое к тому же находится в отдаленном районе.

– А можно привести конкретные примеры ?

– Примеров здесь, к сожалению, немало. Вот некоторые из них, которые у нас находятся на контроле. Так, приказами командующего ВМФ от 1 февраля 2010 года № 17 и от 11 февраля 2010 года №30 были уволены с военной службы 10 старших офицеров, зарегистрированных в переоборудованных под жилье служебных помещениях в/ч 40559. В предоставлении нормальных квартир им было отказано. Этим людям мы пытаемся сейчас помочь.

Другой пример. К нам в юридическую службу за помощью обратился старший прапорщик Виктор Давыдов, проживающий с сыном в служебной квартире в российском военном городке Приморск Карагандинской области Казахстана. Туда он был переведен в составе воинской части еще в 90-м году. Прослужив в этом отдаленном, оторванном от родины гарнизоне почти два десятка лет, он был уволен без предоставления ему положенного жилья в России. Несмотря на два протеста военного прокурора гарнизона, соответствующее решение в пользу Давыдова военного суда, человеку, отдавшему ратной службе 35 лет, жилье в России так и не предоставлено.

И такие случаи далеко не единичны. Мы внимательно за ними следим и оказываем всяческую помощь в справедливом решении жилищных проблем военнослужащих и военных пенсионеров.

– Но это же система. Ее как-то надо менять. Военные профсоюзы, другие правозащитные организации не смогут разрешить сами такие проблемы отдаленных гарнизонов.

– Я согласен. Думается, что «послевоенное» обустройство территорий РФ должно решаться в рамках специально созданной федеральной целевой программы. Она должна решать не только квартирные проблемы бывших служивых людей, но и в комплексе развивать бывшие военные городки, открывать там предприятия, создавать рабочие места. Но этого, к сожалению пока нет.

– А какова, на ваш взгляд, ситуация с социальной защитой военнослужащих Внутренних войск, сотрудников МВД? Ведь ваш профсоюз защищает их интересы?

– Конечно, мы открыты и протягиваем руку помощи всем тем лицам, кто так или иначе связан с обеспечением обороны и безопасности нашей страны. Хотя, к слову сказать, у милиции есть свои организации, которые защищают их права. Одна из них – Межрегиональный профсоюз сотрудников правоохранительных органов (МПСПО). Вместе с этой организацией мы входим в Международную ассоциацию профсоюзов военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Мы помогает друг другу в обмене опытом, информацией, решаем конкретные совместные проблемы. Особенно взаимопомощь продуктивна в отдаленных гарнизонах, на периферии.

– Насколько остры, на ваш взгляд, проблемы Внутренних войск?

– В настоящий момент руководители страны не без гордости заявляют о том, что в текущем году всех бездомных военнослужащих ВС РФ обеспечат жильем. А в МВД с этим совсем плохо. По нашим данным, на сегодняшний день бесквартирными числятся в милиции 83 тысяч и во Внутренних войсках 42 тысячи человек. Если положение не изменится, для полного решения жилищной проблемы только тем людям, которые встали на учет до 1 марта 2005 года, при существующих объемах финансирования МВД понадобится более 40 лет. Проблемы с денежным довольствием военнослужащих ВВ аналогичны тем, что и в армии.

– Да проблемы действительно большие. Но как решить их?

– На глобальном уровне мы совместно с МПСПО, другими профсоюзными организациями проводим большой объем мероприятий с тем, чтобы государство наконец-то не на словах, а на деле повернулось к проблемам служивых людей. Ратуем за возвращение военнослужащим и сотрудникам милиции части льгот, которые они имели до 2005 года, требуем повышения их денежного довольствия, справедливое решение жилищного вопроса и т.п. повышение статуса военнослужащего и милиционера, престижа военной службы. Пишем запросы, организуем встречи с командирами, региональными чиновниками. Часто приходится обращаться и в Главную военную прокуратуру, с которой в 2010 году мы заключили соглашение о взаимодействии. Обращаемся в военные суды, так как даже вышестоящее командование не всегда способно остановить «командирский произвол».

– Есть ли статистика по обращениям в ваш профсоюз?

– Конечно, есть, и она в известной мере отражает армейскую действительность. Анализируя деятельность наших юридических служб в регионах, мы видим, что количество нарушений прав военнослужащих за последние два года значительно возросло. В 2010 году в наши юридические службы обратились почти 13 тысяч человек. В процентном отношении направленность этих обращений выглядит следующим образом. Почти половина из них – это обращения, связанные с нарушением жилищных прав военнослужащих, военных пенсионеров и членов их семей. 40% – это обращения, связанные с нарушениями порядка прохождения военной службы (то есть факты, обусловленные неправомерной деятельностью командиров воинских частей). И около 10% – жалобы заявителей по проблемам обеспечения их материальным и денежным довольствием и т.п.

– Действующий российский военнослужащий в служебное время не имеет права участвовать в митингах, демонстрациях, акциях протеста, которые в том числе организуются порой и военными профсоюзами… Насколько вообще легитимна деятельность вашей организации в России?

– Мы не политики, и мы не экстремисты. И наша задача не столько привлекать военнослужащих к акциям протеста, сколько реально помогать им решать их социальные и служебные проблемы. А основой для такой деятельности для нас является статья 30 Конституции Российской Федерации, в которой говорится: «Каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется». Важным подспорьем в нашей деятельности является Федеральный закон «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», в статье 4 которого закреплено существование профсоюза военнослужащих.

После внесения поправок в конце 90-х годов в статью 9 ФЗ «О статусе военнослужащих», в нем определено право военнослужащих на объединение в профсоюз. На основании этого в 1997 году мы подготовили законопроект «О профсоюзах военнослужащих». Законопроект дошел до второго чтения, но так и не был принят. Единственный противник – Министерство обороны Российской Федерации, все остальные «силовики» поддержали.

Эта относительная правовая незавершенность не является препятствием для деятельности нашего профсоюза военнослужащих.

– Каким же образом вы строите свою работу? Власть признает вас?

– Конечно. Признает, и даже скажу, уважает. Взаимодействие с силовыми министерствами и ведомствами мы осуществляем на основании соглашений о сотрудничестве. Только с МО у нас их было заключено шесть, заключены соглашения и с командованием более чем 40 крупных объединений и соединений, республиканскими и областными военкоматами. Им мы помогаем в организации военно-шефской работы и работе с ветеранами. А они, в свою очередь, содействуют в реализации наших требований в защите прав военнослужащих.

Руководители профсоюза в разные годы входили в состав Российской трехсторонней комиссии по регулированию трудовых споров, работали в правительственной комиссии по социальным вопросам военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей, российского организационного комитета «Победа». Лично мне довелось работать в экспертных группах при Комитете по обороне Госдумы, Комиссии по делам военнослужащих Общественной палаты Российской Федерации. Я являюсь членом Координационного совета по делам военнослужащих, граждан, уволенных с военной службы, и членов их семей при председателе Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, членом Общественного совета при Министерстве обороны Российской Федерации.

– Имея такой статус, вы, как лидер ОПСВ, видимо, поднимаете и более широкие проблемы. Скажем, связанные с военной реформой?

– Безусловно. Так, ОПСВ очень тревожит ряд обстоятельств, связанных с обучением и воспитанием будущих офицеров. Об этом не раз говорили руководителям военного образования. Я не буду акцентировать особое внимание на проблеме, связанной с прекращением в ближайшие три года набора юношей в военные вузы для подготовки на офицерские должности. Это в известной степени вынужденная для Министерства обороны мера. Но нас волнуют нововведения, связанные с так называемой гуманизацией службы курсантов, будущих офицеров.

Фактически сейчас отучившись, курсант первого курса вправе покинуть расположение училища и появиться там только на следующий день. Таким образом, важнейшие элементы школы сплочения воинских коллективов, такие как строй, дух казармы с заправкой коек, наведением порядка, физическими зарядками, остаются как бы за пределами процесса обучения и воспитания будущего офицера.

Мы в свое время в войсках и на флоте имели так называемых офицеров-двухгодичников, которых называли «пиджаками», так как они боялись казармы, не умели поддерживать там порядок, не знали, как работать с личным составом. Не хотелось бы, чтобы будущих выпускников военных вузов постигла та же судьба.

Ошибочными армейская общественность считает решения, связанные с некоторыми нововведениями в отношении суворовцев и нахимовцев. Урезаются военно-образовательные программы, физические и строевые занятия. Фактически суворовские и кадетские училища превращаются в пансионаты благородных девиц. Для выпускников этих заведений ликвидировано право льготного поступления в военный вуз. А ведь именно эти учреждения, по опыту прошлых лет, были хорошей кузницей для дальнейшей подготовки офицерских кадров.

– Что, кроме этого, еще имеется в копилке добрых дел ОПСВ?

– За годы существования организации выстроилась определенная система взаимоотношений с властью на региональном уровне. У нас подписано более 30 соглашений о сотрудничестве с главами субъектов Российской Федерации, более 40 руководителей профсоюзных организаций избирались депутатами региональных законодательных собраний. Сегодня многие руководители входят в различные комиссии, образованные при администрациях республик, краев и областей.

Мы также активно взаимодействуем с органами исполнительной власти в вопросах занятости. Так, в Москве по нашему предложению был учрежден Московский центр социально-профессиональной адаптации и переподготовки граждан, уволенных с военной службы. Этот орган реально занимается с нашей помощью трудоустройством военнослужащих в Москве. Вот некоторая статистика по данному центру. За последние шесть лет в него обратилось по различным вопросам более 72 тысяч человек. Из них по поводу трудоустройства – 48 тысяч. Всем этим людям оказана консультативная помощь, а 15 тысяч прошли переподготовку и 3,5 тысячи человек трудоустроены с помощью центра.

Данное учреждение участвует во всех проводимых в городе ярмарках вакансий, имеет четыре постоянно действующих консультативных пункта по вопросам трудоустройства и переподготовки увольняемых военнослужащих и военнослужащих запаса. А на базе Костромской областной организации профсоюза военнослужащих мы готовим специалистов для негосударственных охранных структур. Подготовлено более 600 бывших военнослужащих.

Есть у нас и другие региональные локальные программы по трудоустройству бывших военнослужащих. Мы совместно с одним из банков учредили Военно-экономическое общество (ВЭО). Сегодня организации ВЭО работают в Москве, Санкт-Петербурге, Рязани, Калининграде. Эта организация создана для поддержки и развития предприятий малого и среднего бизнеса, которыми руководят бывшие военные.

Ежегодно проводим для таких предприятий круглые столы в рамках проекта «Бизнес в погонах», в том числе и выездные, а для членов Военно-экономического общества организуем взаимодействие с органами местной власти, другими заинтересованными организациями и структурами. Планируем за ближайшие два года сделать ВЭО общероссийской организацией. В этой работе главные плюсы для нас – создание новых рабочих мест, сохранение старых и трудоустройство увольняемых военнослужащих, членов их семей.

В.Мухин. “Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Святое дело – защитить защитника Отечества"

Посмотреть последние комментарии
  1. Милицейским ветеранам не предоставят бесплатного медобслуживания, лекарствообеспечения и зубопротезирования

    Госдума отклонила во втором чтении и сняла с рассмотрения принятый ранее законопроект о дополнительных социальных гарантиях для уволенных офицеров милиции. Законопроектом предлагалось предоставить сотрудникам ОВД, уволенным до 13 января 1993 года на пенсию в звании ниже майора милиции со стажем службы в ОВД от 20 лет, и членам их семей право на санаторно-курортное лечение в медучреждениях системы МВД за плату. А также на получение ежегодной компенсации к отдыху и на медобслуживание, в том числе на бесплатное зубопротезирование (за исключением протезов из драгоценных металлов и других дорогостоящих материалов) и лекарственное обеспечение.

    Законопроект был призван устранить «избирательное регулирование социальных гарантий ветеранам ОВД, обусловленное датой их увольнения» и наличием звания определенного уровня (от майора). Право на медпомощь и санкурлечение в ведомственных медучреждениях дано только гражданам, уволенным на пенсию до 1993 года в звании майора милиции, юстиции или внутренней службы и выше со стажем службы в ОВД 20 лет и более. Что ставит в неравное положение ветеранов, имеющих звание ниже майора при аналогичной выслуге лет, уволенных до 13 января 1993 года. Законопроектом предлагалось устранить данное неравенство в получении социальных льгот. Реализация законопроекта предусматривалась не сразу, а в два этапа. На первом — предоставление права на санаторно-курортное лечение, а также на получение один раз в год денежной компенсации к отдыху. На втором этапе — предоставление права на медобслуживание в медучреждениях системы МВД.

    В первом чтении этот законопроект депутаты приняли около трех лет назад. По мнению профильного комитета ГД по безопасности, документ устарел в условиях милицейской реформы. (А также отмены большинства льгот работникам госсектора.) Правда, взамен милицейским ветеранам пока не предлагается ничего…

    Статья с комментариями размещена на сайте «Солидарности» http://www.solidarnost.org/thems/new…vents_383.html

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя