Серые снега нового облика Забайкалья

Накануне Дня защитника Отечества Министерство обороны России организовало пресс-тур московских журналистов в 29-ю общевойсковую армию Восточного военного округа. Почти три десятка корреспондентов и операторов центральных телевизионных каналов, включая, конечно, и работающую под эгидой военных «Звезду», несколько блогеров, пишущих и снимающих коллег, среди которых оказался и ответственный редактор «НВО», вылетели морозным февральским вечером в Читу знакомиться с новым обликом войск, дислоцированных в Забайкалье. Поездка обещала быть интересной. Она не разочаровала.

ПЕСЧАНКА

«Опять Чита, опять Песчанка, опять этот серый от угольной золы снег, впечатанный в землю буйными бурятскими ветрами», – думал я, спускаясь по трапу самолета на бетонку авиабазы Домна, что расположена в полусотне километров от столицы Забайкальского края. В этих местах, как оказалось, мне пришлось побывать уже третий раз.




Первый случился октябрьскими днями теперь уже далекого 81-го года прошлого века. Главный редактор армейского журнала, где я работал, послал меня, редактора отдела воинского воспитания, и фотокорреспондента Александра Сологубова в учебную дивизию Забайкальского военного округа, где в предвоенные годы служил сержантом Генеральный секретарь ЦК КПСС, председатель Президиума Верховного Совета СССР Маршал Советского Союза Леонид Ильич Брежнев и где его уже в наше время зачислили почетным курсантом 1-й танковой роты учебного полка. В казарме даже выгородили специальную комнату под музей «дорогого Леонида Ильича». Мы с Сашей организовали там для репортажного снимка принятие присяги молодым пополнением с выносом знамени, с почетным караулом.

Снег в Забайкалье лежал уже в октябре. Он тогда тоже был и в Чите, и в Песчанке, и на полигоне Цугол, куда мы ездили в артиллерийский учебный полк, и остался в памяти таким же серым и жестким, как и сейчас.

Второй раз я попал в Песчанку, в 212-й гвардейский Венский орденов Ленина и Кутузова II степени окружной учебный центр подготовки младших специалистов имени генерал-лейтенанта Ивана Руссиянова, почти четыре года назад в пуле нынешнего министра обороны Анатолия Сердюкова.

Практически на День Победы. Снег, увы, сошел и, конечно, никакого музея Леонида Ильича там тоже и в помине не было. Но учебный центр окружного подчинения работал исправно. Более того, что меня поразило, там учебные классы сверху донизу, на всех четырех этажах, были «забиты» компьютеризированными тренажерами. Механики-водители танков и боевых машин пехоты, операторы-наводчики орудий, командиры боевых машин, прежде чем сесть за рычаги, проходили усиленную подготовку на электронных имитаторах. Экономили «горючку», не изнашивали «железо», да и учились водить боевые машины и без промаха стрелять из их орудий на электронном «станке», а не на «убитых» постоянными заездами стареньких танках и БМП. Хотя одно другого, конечно же, не отменяет.

А о том, сколько таких тренажеров в 212-м окружном учебном центре (ОУЦ включает в себя пять полков, три отдельных батальона и одну отдельную роту), свидетельствовали цифры: одномоментно в классах могут заниматься 500 человек из трех с половиной тысяч военнослужащих, которые проходят здесь подготовку по 32 воинским специальностям. Еще 200 солдат могут тренироваться на электронных имитаторах в стрельбе из артиллерийских орудий. Правда, не в самой Песчанке, а в Дровяной, где находится учебный артиллерийский полк, подчиненный 212-му центру. А сам ОУЦ, как мне рассказали в мае 2007-го, обеспечивал своими выпускниками все войска Сибирского военного округа, протянувшегося вдоль границы на 3,5 тыс. километров, да еще до 40% их «отдавал» другим округам. Обо всем этом я написал в «НВО» 18.05.2007 («Инспекция в День Победы»).

Правда, занимаются будущие специалисты боевой учебой не только на тренажерах. В феврале 2011-го, когда мы побывали в 212-м ОУЦ, большинство из них напряженно тренировались на полигоне и на учебных полях самого центра. Как минимум по восемь часов в день, не считая двух часов на самоподготовку и спорт. Да и Сибирского военного округа сейчас нет, есть Восточный военный округ, который вобрал в себя все Забайкалье с Якутией, Камчаткой, Курилами и Чукоткой, а также Тихоокеанский флот, и он же – округ, по совместительству, на случай необходимости, еще и Объединенное стратегическое командование «Восток». В Чите вместо штаба СибВО, которым четыре года назад вступил в командование нынешний Главком Сухопутных войск генерал-полковник Александр Постников, теперь штаб 29-й общевойсковой армии под командованием генерал-майора Александра Романчука.

Помню, в мае 2007-го я поинтересовался у местных командиров, сколько офицеров у них без крыши над головой. Оказалось – 5970. В ОУЦ – 120. Теперь, после расформирования округа и сокращения личного состава, в 29-й армии бесквартирных офицеров практически не осталось – они сняты с местного учета, все данные по ним пересланы в Москву, в Департамент жилищного обеспечения Минобороны, но есть «распоряженцы». Их свыше двухсот человек. Те люди, которые все еще ждут квартир за пределами Забайкальского края. Говорят, по два-три человека в месяц, получив из Москвы «письма счастья» – уведомления о выделенной квартире, летят за Урал смотреть будущие «хоромы». Кому-то везет – получает то, что хотел. Многим – нет. Просился в Ростов, а предлагают Владивосток, хотел во Владивосток – предлагают Торжок.

Некоторые из продолжающих сопротивляться московским бездушным чиновникам прикреплены к 212-му учебному центру. Бывшие окружные начальники каждое утро в 8.00 становятся в общий строй и получают от своих бывших подчиненных указание, чем сегодня заниматься. Как правило, ничего серьезного им не поручают. Разве что раз в неделю сходить помощником дежурного по части. Полковники выполняют указания майоров, но никуда не денешься – не до амбиций. Даже оклад по должности и воинскому званию, надбавки за выслугу лет – меньшую половину прежнего денежного довольствия приходится отрабатывать. Не без этого.

Меня очень интересовало, что изменилось в 212-м ОУЦ после визита сюда министра обороны, а потом и президента России Дмитрия Медведева, который тоже посещал эту воинскую часть во время своей поездки по местным краям. Командир учебного центра генерал-майор Сергей Судаков сказал, что ему трудно это сравнивать, он здесь всего несколько месяцев, но изменений достаточно много.

Во-первых, получены новые тренажеры, отремонтированы учебные корпуса и казармы, введена система аутсорсинга, курсанты уже не ходят в наряд по кухне, организацией питания занимаются гражданские организации. Фирма, которая курирует этот процесс, подсказали мне знающие люди, находится в Питере, хотя сотрудников в столовую набирают в Чите и ее окрестностях. Платят им по местным меркам нормально – по 10 тыс. руб. в месяц. И каждый день в Песчанке получают из Санкт-Петербурга меню, чем кормить солдат на следующий день.

Во время нашего посещения столовой в меню значилось мясо птицы отварное порционное с кашей рисовой рассыпчатой, икра кабачковая, лук репчатый, хлеб, масло, сахар, кофе, сыр плавленый, яйцо, винегрет с сельдью, чеснок. Чеснок и лук, кстати, лежали в тарелочках на тумбочках возле каждой кровати в солдатских казармах. По округу, как и по всей стране, свирепствовал грипп, и для его профилактики, кроме теплой одежды – валенок, меховых рукавиц, старых и новых бушлатов, воинам выдавали витаминосодержащие овощи. Не знаю, по собственной инициативе или по указанию из Питера. А спросить об этом как-то не удосужился. Правда, генерал-майор Судаков мне сказал, что больных простудой у них в этом году гораздо меньше, чем в прошлом. Чеснок, наверное, помогает.

ОБЕЩАННОГО ЧЕТЫРЕ ГОДА ЖДУТ

Вместе с Сердюковым в мае 2007 года я посещал и традиционное офицерское общежитие, расположенное на территории 212-го ОУЦ. Коридорная система – на всех жильцов один общий туалет, общий душ и общая кухня. Бегающая и шумящая между комнатами-отсеками малолетняя детвора. Крики слышны во всех помещениях, фанерные двери и перегородки от них не спасают. Стихает шум только к вечеру, когда дети ложатся спать, но в это время взрослые включают погромче телевизор, чтобы соседи не слышали за стенкой скрипов и стонов...

Я не мог не зайти в эту общагу и теперь. Тоже с очевидным и банальным вопросом: что изменилось здесь после посещения министра?

Капитан Ринат Абубекиров и его жена Светлана (они живут в этом общежитии с собакой породы чау-чау уже не первый год) перечислили мне несколько принципиальных изменений. Во-первых, проведен ремонт здания и заменены деревянные оконные рамы на пластиковые – стало теплее, теперь ниоткуда не дует. Во-вторых, отремонтировали кухню и душевую – поставили новые плиты, а душевую разгородили кабинками. Теперь можно мыться там каждый день, а не как раньше, по очереди – женщины и мужчины через сутки. В-третьих, построили новую котельную, работающую на твердом топливе, старая совсем не тянула. И что, конечно же, плохо – порезали офицерские должности. Командиры рот были прежде майорами, сейчас капитаны.

Сам Ринат в должности старшего преподавателя тактики специальной подготовки «перенашивает» капитанские погоны. Он в них уже пятый год, но возможности пойти на повышение нет. Отсутствуют вакансии. И сколько ему еще пахать до «большой звезды», никто сказать не может.

Капитан Абубекиров считает, что новый облик ОУЦ ничего не дал. Нагрузка на офицеров резко возросла, а их стало гораздо меньше, чем раньше. До реформы в 346-м учебном танковом полку было 140 командиров и техников, сейчас стало 98. В роте было семь офицеров, сейчас – пять. А количество нарядов не уменьшилось – дежурство по полку, караулы и патрули отнимают достаточно много времени. А еще бывают отпуска и болезни – вот и крутись, как знаешь. Правда, возросло число преподавателей. Их сейчас двенадцать человек. Но обучать курсантов очень трудно.

Вместо шести месяцев надо уложиться в три. А образование у всех разное. Есть парни с высшим, а есть и не окончившие десять классов. Вот и пытайся найти для каждого индивидуальный подход. Кроме того, здоровье у нынешней молодежи никуда не годное. Чуть мороз покрепче, а тут и минус 40 не редкость, а минус тридцать – норма, – простужаются. И форма якобы «от Юдашкина» тут ни при чем. Просто приходящие в армию ребята, как правило, не подготовлены ни физически, ни морально-психологически. Отсюда и многие проблемы.

Соседка Абубекировых по общежитию дежурный фельдшер старший сержант Жанна Литвиненко хорошо знает эти проблемы. Но беседовали мы с ней не о них. Именно в ее комнату, лишенную каких-либо элементарных бытовых удобств, заходил в мае 2007-го министр обороны (женщина запомнила его слова: «Да, конечно, тут тесновато»). Что изменилось с тех пор в ее жизни?

Тоже ничего особенного. Она, как и Ринат, в ожидании. Правда, не следующего воинского звания, а собственной квартиры. Стоит в очереди уже десять лет. В распоряжении – два года. Прописана в общежитии со старшей дочкой и внучкой. Документы на квартиру ушли в Москву еще весной прошлого года. Но оттуда ни ответа ни привета. Просится Жанна Александровна дать ей жилье в районе Ростова-на-Дону или в Краснодарском крае. Там, по слухам, военным построили 12 домов, но армия их почему-то не выкупает.

Вот и сидит она, пенсионерка и по возрасту, и по стажу армейской службы, в Песчанке, считает, как и остальные 200 «распоряженцев» 29-й армии, дни до получения «письма счастья». Имеет, говорит, «голую зарплату», без каких-либо надбавок – всего 16 900 руб. Из них 3200 рэ ежемесячно отдает за комнату в общежитии. Но надежда на возвращение на «большую землю» и на теплый юг Жанну не оставляет.

УЧИТЬСЯ ТОМУ, ЧТО ПОТРЕБУЕТ БОЙ

И все же, справедливости ради, надо отметить, что изменения в последнее время произошли в Забайкалье солидные. Об этом говорил мне командующий 29-й общевойсковой армии генерал-майор Александр Романчук. «Новая армия, по его словам, воплощение нового облика Вооруженных сил». И, несмотря на то, что вместо округа в Чите осталось только оперативное командование, в которое в определенной ситуации превращается соединение, по общему боевому потенциалу оно даже сильнее предшественника.

В первую очередь потому, что все части армии – постоянной боевой готовности. Они сформированы по полному штату, на мирное и на военное время. Мобилизационной составляющей в подчинении у генерала нет. И хотя количество офицеров резко сокращено, даже генеральских должностей осталось только четыре (кроме самого командующего, это начальник штаба, заместитель командующего и командир 212-го ОУЦ), все войска ежедневно занимаются боевой подготовкой как минимум по восемь часов.

В этом мы убедились и на авиабазе 3-го командования ВВС и ПВО в Домне, и в Дровяной на полигоне 200-й артиллерийской бригады, и на учебном поле отдельного инженерно-саперного батальона в Большой Туре, и в 36-й отдельной гвардейской Лозовской Краснознаменной мотострелковой бригаде в Борзе. Но о них в другой раз. А сейчас еще несколько слов о том, что изменилось в 29-й армии с приданием ей нового облика.

По словам генерала Романчука, в систему руководства армейскими структурами активно внедряются комплексы автоматического управления. Сам командующий и его заместители перед назначением на должность месяц учились владеть этой техникой на базе Академии Генерального штаба, теперь передают эти знания и навыки подчиненным. Офицеры управления не засиживаются в кабинетах – каждую неделю они не менее четырех часов проводят в войсках.

Боевая подготовка на всех уровнях проводится комплексно с привлечением всех видов и родов войск, батальонные учения обязательно с участием армейской авиации – Су-25 и вертолетов огневой поддержки Ми-24. В армии все командиры друг друга знают. Офицерский труд стал оплачиваться дифференцированно. Самые высокие оклады в ОУЦ и в зенитно-ракетной бригаде. В остальных чуть поменьше, но за личные достижения командир может получить до 100 тыс. руб. в месяц. По мнению командующего, это хороший стимул для роста боевого мастерства.

Правда, есть вопросы по поступлению в войска новой боевой техники. И если с автомобилями, средствами связи и управления все в принципе нормально, то и авиационную составляющую, и танки, БМП, другие боевые машины неплохо бы заменить побыстрее. Беспилотников и высокоточного оружия здесь нет. В армии, как заметили мы, на вооружении стоит основной боевой танк Т-72Б1, ПТУРом он не стреляет, в мотострелковых батальонах – БМП-2, в зенитных дивизионах – ЗПУ 23х4 и ЗРК «Стрела-10», из самоходной артиллерии – САУ «Акация», а 152 мм «Мста-Б» – прицепная, из противотанковых средств – 100 мм пушка «Рапира» и ПТУР «Штурм-С». А граница с Китаем – 1694 км и с Монголией – 800 км. Никто не говорит, что не сегодня-завтра эти страны и их армии станут нам угрожать, но учиться военному делу нужно, как предупреждал известный классик, настоящим образом и именно на технике, соответствующей XXI веку, а не веку ушедшему.

Но самая серьезная проблема даже не в этом. Как убеждали нас на всех уровнях, подготовить хорошего специалиста за год из вчерашнего школьника невозможно. Командир 200-й артиллерийской бригады полковник Дмитрий Козловский рассказал, что весной из нее уйдет 70% личного состава. Из учебных центров пришлют новых командиров орудий, наводчиков, связистов, разведчиков, топографистов, операторов метеостанций, но все равно их нужно натаскивать еще не один месяц, чтобы они начали работать в составе расчета, взвода и батареи, как единый боевой механизм. А научат – они опять уйдут в запас, и все придется начинать заново.

Командующий армией рассказывал нам об уникальном солдате, который на 39-й день своей службы впервые стрелял из танка боевым снарядом и попал в цель. «Как тебе это удалось, спросил его я, – говорит генерал Романчук, – очень просто, отвечает: все сделал, как учили, как тренировался на тренажере, все получилось». Раньше, сетовал командарм, наводчик шесть месяцев осваивал науку меткой стрельбы в «учебке», потом полгода шлифовал свои знания в части на боевом танке, а выстрелить боевым снарядом ему разрешали только через полтора года службы, а тут на 39-й день и сразу в цель!

Я уточнил у командующего: а как отстрелялись остальные?

Он вздохнул: «двойки» и «тройки».

***

В Москву мы возвращались поздно ночью. Летели из Читы через Канск Красноярского края и Екатеринбург. Армейскому Ту-134Б не хватало топлива, чтобы совершить беспосадочный перелет на Чкаловский. Сели на военной авиабазе в Канске – там шли полеты. Снег был в отличие от Забайкалья, особенно в свете самолетных огней, не серым, а синевато-белым. Молодые летчики отрабатывали на истребителях МиГ-31 взлет и посадку в ночных условиях. Тяжелые машины одна за другой заруливали на ВВП и с грохотом уходили в морозное небо.

Вряд ли это была инсценировка для группы московских журналистов, случайно пролетевших через их авиабазу.

В.Литовкин. Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя