Сетецентрические сюрпризы от Анатолия Сердюкова

Российская армия подводит итоги боевой учебы за 2010 год. Высшему военно-политическому руководству страны в ближайшее время на одном из полигонов 20-й общевойсковой армии в присутствии командиров соединений и частей будет показан фрагмент учений 5-й мотострелковой бригады с использованием Единой системы управления тактического звена (ЕСУ ТЗ).

Данная система – один из элементов сетецентрических (то есть с комплексным использованием вместе с вооружением электронных, спутниковых, авиационно-навигационных и т.п.) способов связи, разведки и ведения боевых действий, о необходимости создания которых в мае этого года, посещая войска в Подмосковье, говорил глава государства Дмитрий Медведев.

ПОЧЕМУ НЕОБХОДИМА В ВОЙСКАХ ЕСУ ТЗ

Говорил он об этом не случайно. По оценкам президента страны, «в различных видах и родах войск преобладает морально и физически устаревшая техника, которая базируется в значительной мере на аналоговом оборудовании». По его данным, доля морально устаревших средств связи составляет 85%, а 80% кабельных линий связи требуют замены. Во что это выливается, говорить не приходится. Вопросы эффективного и быстрого управления войсками, разведки и связи на поле боя стоят сегодня в войсках на первом месте.




Боевые действия на Северном Кавказе, которые перманентно ведутся уже более 15 лет, а также августовская война 2008 года в Грузии показали, что наши сухопутные подразделения, артиллерия, армейская авиация из-за таких проблем были уязвимы и до сих пор остаются таковыми для противника. Наши средства связи могли и до сих пор могут прослушиваться, а способы обнаружения боевиков, позиций, блиндажей вооруженных формирований основаны еще на дедовских способах – путем высылки дозоров, рейдов разведгрупп и тому подобном.

В то же время противник нередко пользуется спутниковыми телефонами со встроенными системами засекреченной аппаратуры связи (ЗАС) и ведет разведку с использованием израильских беспилотных летательных аппаратов (БПЛА). Системы управления войсками на поле боя, подобные ЕСУ ТЗ, давно уже присутствуют в армиях развитых стран – США, ФРГ, Франции и т.п. Они использовались в войне армией США и ее союзниками против Ирака, Югославии и сейчас применяются в Афганистане и в Пакистане. Когда это появится в Российской армии?

Появится, видимо, скоро, поскольку отечественная ЕСУ ТЗ разрабатывается уже 10 лет (по этому поводу еще в 2000 году вышел секретный указ тогдашнего президента РФ Владимира Путина). А Дмитрий Медведев поставил задачу закончить разработку этой системы до конца 2010 года. В этом году произошла апробация ЕСУ ТЗ сначала в марте в Воздушно-десантных войсках под Псковом, а затем в сентябре–октябре на полигонах вновь созданного Западного военного округа в Алабино (Московская область) и Мулино (Нижегородская область).

Как считает генеральный конструктор ЕСУ ТЗ Вадим Потапов, его детище находится в высокой степени готовности работать по предназначению. Положительные оценки данной системы высказали на учениях замначальника Генштаба генерал-полковник Валерий Герасимов и главком Сухопутных войск генерал-полковник Александр Постников.

«ЦИФРОВАЯ» БРИГАДА УЖЕ РЕАЛЬНОСТЬ

Как отмечают специалисты, отечественная ЕСУ ТЗ – это связанные в единую систему управления миниатюрная ЭВМ, навигационный прибор, завязанный на ГЛОНАСС, и цифровая радиостанция типа «Акведук». Радиостанция имеет систему ЗАС. В комплексе это представляет прибор – так называемый программно-технический комплекс (ПТК), похожий на ноутбук. ПТК может устанавливаться стационарно на боевых машинах, а может также иметь портативный вид.

В данном случае он называется – унифицированным носимым комплектом военнослужащего (УНКВ). При этом на дисплее ПТК отображается весьма специфическая информация – электронная карта с нанесенной на нее боевой обстановкой. При этом с помощью ГЛОНАСС точно определяются координаты носителя ПТК на местности, а на карту наносятся данные о своих войсках и противнике. Эти данные, конечно, для каждого офицера, командира специфические. Скажем, для начальника разведки – это координаты важных целей, полученных, к примеру, от БПЛА, для начальника ПВО – данные об авиационных, зенитных и ракетных средствах противника и т.п.

Используя ПТК, комбриг может этими данными пользоваться: проводить рекогносцировку, оценивать обстановку, принимать решения, отдавать боевые приказы. И все это он может делать, не выходя, скажем, из своего подвижного пункта управления.

Заметим, что такие ПТК должны будут иметь в бригаде почти все солдаты и офицеры. Стоимость оснащения такой системой бригады с использованием БПЛА в качестве средств разведки тактического звена – 8 млрд. руб. Для сравнения: на эти деньги можно, как говорится, с нуля обустроить военный городок на целую горную бригаду, подобный тому, что был построен в Ботлихе (Дагестан).

Но национальная оборона, как известно, дешевой не бывает. В новую госпрограмму вооружений на оснащение бригадами ЕСУ ТЗ уже заложены средства. Но источники в Минобороны РФ честно признаются, что их недостаточно. По признанию Вадима Потапова, по уровню автоматизации боевого управления «мы к 2015 году не только догоним, но обгоним, не догоняя ведущие армии мира».

Это, по его мнению, связано с тем, что все системы связи и боевого управления будут переведены на «цифру», тогда как в других странах этот процесс растянется на более длительный строк. Генеральный конструктор заявляет, что в отечественных системах управления тактического звена разработчики на монитор уже выкладывают картину боя в режиме 3D, указывая на то, что «такой технологии в ведущих армиях мира пока нет».

ПРОБЛЕМЫ ЕСТЬ, НО ОНИ РЕШАЕМЫ

Все это так, однако по ЕСУ ТЗ у российского командования и в войсках есть вопросы. Сам Анатолий Сердюков совсем недавно заявлял, что его ведомство будет закупать отечественные беспилотники, которые являются элементами тактической системы управления, только при условии, что оборонная промышленность будет в состоянии изготавливать аппараты, удовлетворяющие требованиям современного боя. По признанию самих военных, пока нет решения, какие беспилотные летательные аппараты будут приняты на вооружение.

Между тем Вадим Потапов утверждает, что наши БПЛА, особенно «Элерон», нисколько не уступают западным аналогам и могут послужить основным БПЛА для формирования средств разведки в тактическом звене. Аналогичное мнение и у главного конструктора фирмы, которая разрабатывает «Элероны», Ильдара Якупова.

По его словам, до конца года закончатся межведомственные испытания беспилотного комплекса воздушной разведки с малым беспилотным летательным аппаратом «Элерон-10», и он будет внедрен в ЕСУ ТЗ. Среди преимуществ «Элерона» – малогабаритность, высокая мобильность, возможность как ручного, так и автоматического управления. Навигация аппаратов осуществляется по системам GPS и российской ГЛОНАСС.

Дмитрий Медведев поставил армии задачу до 2012 года заменить в Вооруженных силах все аналоговые средства связи на цифровые. А отечественная оборонка планирует массово ввести ЕСУ ТЗ только к 2015 году. Как отмечает специалист в области автоматических средств управления Дмитрий Кандауров, электронная начинка ЕСУ ТЗ напичкана импортными микросхемами, есть проблемы с программным обеспечением. Не решены вопросы радиоэлектронной борьбы. Это делает в определенной степени нашу ЕСУ ТЗ уязвимой.

«Без целенаправленного мощного финансирования средства связи и разведки всех 85 бригад, которые есть сейчас в Сухопутных войсках, вряд ли можно быстро перевести на цифру», – рассуждает полковник запаса Шульгин, который долгое время прослужил в Минобороны России. Он вспоминает первую чеченскую кампанию, когда даже в батальонном звене не было эффективных средств закрытой связи, что явилось причиной многих жертв. «Тогда наше военное руководство тоже заявляло о скорейшем переоснащении наших подразделений «Акведуками». Но прошла вторая чеченская кампания, война с Грузией, а воз, как говорится, и ныне там».

«Создать ЕСУ ТЗ в единичном экземпляре можно. И внедрение до 2012 года современных технологий (системы ГЛОНАСС, IP-телефонии и т.п.) в процесс боевого управления в Российской армии возможно. Но при этом Минобороны должно разорвать всяческие отношения с российскими оборонными предприятиями, которые на почве коррупции и недееспособности себя дискредитировали. Наша электронная промышленность значительно отстает от передовых технологий на Западе и здесь необходима четко выверенная кооперация с развитыми странами. Такими, как Франция, ФРГ, Израиль. Если четко поставить здесь политические и технические цели, этого не надо бояться», – считает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов.

В.Мухин. “Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя