Сначала обеспечить и только потом спрашивать

На прошлой неделе премьер-министр правительства Владимир Путин провел совещание с членами кабинета министров, где обсудил параметры бюджета на 2011–2013 годы. По сведениям СМИ, предложения в главный финансовый документ предстоящего трехлетия, подготовленные Минфином, будут существенно урезаны. Примерно на 3,4% к ВВП, или на 19,5% от запланированного первоначально.

Только три статьи бюджета не подвергнутся секвестру. Это те, что должны обеспечить расходы на оборону, решение общегосударственных вопросов и секретные затраты. Исключение, которое сделано для военных, премьер объяснил тем, что стоит задача сформировать новый облик Вооруженных сил, где главное – оснащение армии и флота современной боевой техникой.




ДЕНЬГИ ЕСТЬ – «ЖЕЛЕЗА» НЕ ВИДНО

– В этом году объем гособоронзаказа составил беспрецедентную сумму, – сообщил Владимир Путин, – 1 триллион 174 миллиарда рублей. Из них 375 миллиардов – на новую технику. Причем крупных серий.

Глава кабинета подчеркнул, что в армию и на флот будет поставляться совершенно новая и современная боевая техника, «а не те системы, что разрабатывались 20–30 лет назад». Хотя при этом, проводя перевооружение, придется учитывать реалии российской экономики и возможности федерального бюджета, сказал он, и потребовал от силовиков представить реальные планы расходов их ведомств.

На том же совещании обсуждались и параметры реформы денежного содержания военнослужащих, сроки их введения и размеры повышения окладов по должности и воинскому званию. Кстати, законопроект нового федерального закона России «О денежном довольствии и других выплатах военнослужащим Вооруженных Сил Российской Федерации», подготовленный Минобороны, но пока не поступивший на обсуждение в Государственную Думу, выложен на сайте военного ведомства еще 26 апреля 2010 года. Он содержит ряд любопытных новаций, в том числе и по пенсионному обеспечению ветеранов, но это тема отдельного разговора, а пока вернемся к новой программе вооружений.

На обсуждении в Думе 3 июня стало известно, что объем финансирования новой госпрограммы вооружений на 2011–2020 годы, которая должна быть принята до конца этого года, выделяется 13 трлн. руб. По 1,3 трлн. ежегодно. Но, по словам врио начальника вооружений Минобороны генерал-лейтенанта Олега Фролова, указанная сумма является недостаточной для полноценного развития Вооруженных сил. На это необходимо как минимум 36 трлн. руб., сказал он.

На что заместитель председателя Военно-промышленной комиссии при правительстве России Владислав Путилин заметил, что военные пока не представили никаких весомых аргументов в пользу того, что этих средств недостаточно для модернизации армии и флота.

«По мнению Министерства обороны, при выделении 13 триллионов рублей до 2020 года будет деградация Вооруженных сил, – сказал он. – Но до сих пор мы не можем добиться от Минобороны обоснований, хотя просим: вы нам эти страшилки покажите».

Правда, еще недавно Владимир Путин говорил, что в рамках госпрограммы вооружений до 2020 года должно быть закуплено 1500 новых самолетов и вертолетов, 200 новых систем ПВО.

А в рамках ГПВ-2015 намечалось получить 1000 комплексов фронтовой и тактической авиации. Но где они – эти комплексы, никто сказать не может. То количество летающей боевой техники, которое поступает в войска, можно пересчитать по пальцам. И понятно, что невыполненный госзаказ-2015 плавно перейдет в ГОЗ-2020. То же самое, видимо, произойдет и с морскими вооружениями.

Главный проект российского ВМФ – ракетный крейсер стратегического назначения (РПКСН) проекта 955 «Юрий Долгорукий» и его модифицированные собратья («Владимир Мономах» и «Александр Невский») в силу неопределенности с ракетой «Булава» – остается в подвешенном состоянии. Хотя в рамках ГПВ-2015 таких кораблей должно было сделано пять, а вся серий состоять из восьми «стратегов».

Не ясно, как будет продолжаться и серия с многоцелевыми и малошумными АПЛ «Северодвинск» проекта 885 (шифр «Ясень»). Первая из них, строившаяся 17 лет, спущена на днях на воду в присутствии президента Дмитрия Медведева. Вторая – «Казань» стоит на стапеле. На какое количество таких крейсеров еще хватит денег, пока непонятно.

Между тем и Счетная палата России подтверждает, что деньги, выделенные на закупку боевой техники, расходуются военными неэффективно. В частности, по объему заданий гособоронзаказ-2009 выполнен меньше, чем на половину, точнее на 41,9%, а по объему работ – на 64,9%. При этом фундаментальных и прогнозных исследований в интересах Минобороны выполнено на 14,3 и 48,3% соответственно. Хотя, по данным военного ведомства, гособоронзаказ-2009 был профинансирован полностью. Куда ушли деньги, остается только догадываться.

В рамках госпрограммы вооружений планируется довести долю военной техники, принятой на вооружение армии и флота, до 70–80%. Но в 2020 году. Сейчас этот показатель составляет лишь 10%. И для того чтобы ускорить темпы обновления парка боевых машин, правительство страны намерено изменить соотношение между расходами на содержание Вооруженных сил и расходами на оснащение армии – 30 на 70%. Сейчас это соотношение равно 53 и 47%. Такой подход, как сказал «НВО» директор Института США и Канады РАН, член-корреспондент РАН Сергей Рогов, не очень оптимален.

«В США на НИОКРы и закупку боевой техники тратится только одна треть военного бюджета, – говорит он. – В европейских странах – до 20%. Почему у нас избрана цифра 70%, непонятно. Она ничем не обоснована».

С ним, как ни странно, согласен и министр обороны Анатолий Сердюков. На недавней встрече с военными экспертами он говорил, что сейчас главная задача военного ведомства закрыть долги перед офицерами. В первую очередь перед теми, кто увольняется в запас и в отставку, по жилью, затем наладить процесс обучения сержантов и будущих офицеров на современной основе, приобрести необходимую для армии современную боевую технику и средства обеспечения боя, а затем начинать спрашивать с тех, кто стоит в строю, за качество и эффективность их воинского труда. «Сначала обеспечить всем необходимым, – подчеркнул он, – и только затем спрашивать».

МИНИСТР ОБОРОНЫ ПЕРЕХОДИТ В АТАКУ

Такой подход для многих наблюдателей оказался неожиданным. Бросилось в глаза, что Анатолий Сердюков в последнее время перешел, что называется, в информационную атаку. Если за предыдущие два с половиной года он не часто жаловал общественность своими откровениями о путях и методах военной реформы, даже на заседаниях Общественного совета при министре побывал то ли раз, то ли два, а большими интервью с ним может похвастаться редкий печатный орган, то за последние полтора-два месяца, как стало известно «НВО» из официальных и неофициальных источников, он уже встречался с военными журналистами, редакторами ведущих СМИ, с правозащитниками и представителями союзов и комитетов солдатских матерей, выступал с отчетом о ходе военной реформы в Совете Федерации, выслушивал советы и отвечал на вопросы ведущих военных экспертов. И это перечисление можно продолжать. На таких мероприятиях, как правило, присутствовал и начальник Генерального штаба Вооруженных сил генерал армии Николай Макаров.

Журналистов свозили в 5-ю отдельную Таманскую мотострелковую бригаду, показали, как организованы быт и служба воинов этого соединения, в каких условиях они живут, занимаются боевой учебой, физической подготовкой и спортом, где и как питаются. Как обеспечением их жизнедеятельности на основе аутсорсинга занимаются сторонние гражданские организации. Вплоть до того, что плац убирают тоже они.

А солдаты и сержанты срочной службы только занимаются тем, что они должны делать. Причем не всю неделю напролет, а только пять дней. Два остальных – у них выходной. Впрочем, об этом «НВО» подробно рассказывало в №15 от 23 апреля с.г. («Сюрпризы от Анатолия Сердюкова»).

Точно такой же подход сейчас применяется и в Сибирском военном округе, в мотострелковых бригадах, расположенных в Улан-Удэ, Юрге и Алейске (информация на 2-й полосе этого номера). Что интересно, туда тоже пригласили местных журналистов, чтобы они увидели, какой может быть российская армия «нового облика». Большая группа представителей СМИ, а также военных дипломатов из зарубежных стран, аккредитованных в Москве, ожидается и на запланированных на конец июля – начало августа больших оперативно-стратегических учениях «Восток-2010».

С чем связана такая непривычная открытость, можно только догадываться. У «НВО», конечно же, есть своя версия. Видимо, ход военной реформы зашел уже так далеко, что возврата к прежнему состоянию армии теперь быть не может, и глава военного ведомства почувствовал себя более уверенным, чем в начале этого пути.

С другой стороны, масштабы преобразований, те, что уже свершились, и те, которые еще предстоят, такие, что не советоваться с независимыми специалистами и представителями гражданского общества становится, мягко говоря, неприлично. Отсюда и информационная активность самого министра и его подчиненных.

Кстати, на прошлой неделе в печати выступил по очень болезненной армейской проблеме и недавно назначенный на должность начальник расквартирования и обустройства Минобороны России – заместитель министра обороны Григорий Ногинский. Он достаточно подробно, правда, без ответов на особо острые вопросы (качество приобретаемого и построенного жилья, бесконечные бюрократические проволочки с заселением новоселов в полученные дома и т.д.), рассказал о ходе выполнения указания президента страны об обеспечении до конца нынешнего года постоянным жильем увольняемых из армии по организационно-штатным мероприятиям. Привел такие цифры.

За 2009–2010 годы запланировано получить для постоянного проживания военнослужащих и членов их семей 90 700 квартир. В минувшем году принято 45 644 квартиры. Из них за счет строительства самих военных– 5117, приобретено – 19 147, по сертификатам – 7080. Из других источников – 14 300. (О том, что 28 тыс. офицерских семей туда вселиться по разным причинам пока не могут, о чем он раньше говорил, на этот раз Григорий Ногинский не вспоминал. – В.Л.)

На 2010 год, сообщил он, запланировано получить 45 300 квартир. Из них 38 тыс. – за счет собственного строительства, остальные – по ГЖС. Строятся дома в Подмосковье – в Подольске (75 зданий на 14 682 квартиры), в Балашихе (24 дома на 7083 квартиры), в Калининграде, Краснодаре и Ставрополе, а также во Владивостоке, Санкт-Петербурге и Екатеринбурге.

Генеральный директор ОАО «Оборонстрой» Владимир Дедюхин, который, кроме других военных объектов, также строит дома для увольняемых в запас и отставку, рассказывал автору этих строк, что его организация возводит жилье по самым современным проектам, сдает квартиры с полной чистовой отделкой, что называется, «под ключ» и по цене, гораздо меньше той, которую предлагают военному ведомству сторонние подрядчики.

Она работает в том числе в Пскове, Ростове-на-Дону, во Владивостоке и Петропавловске-Камчатском. А «удешевление» происходит не за счет качества работ, которое, конечно, должны оценивать владельцы ордеров, а из-за того, что стройки идут на землях, принадлежавших ранее Минобороны, хотя подсоединение инженерной инфраструктуры к уже существующим городским сетям съедает значительную часть выделенного на жилье бюджета.

Качество и комфорт сданных новоселам «Оборонстроем» домов, конечно же, оценивать их жильцам. Но то, что высокопоставленные военные чиновники в последнее время стали более открытыми для прессы и общественности, в том числе и независимой от оборонного ведомства, думается, факт, безусловно, положительный. Надо надеяться, что первые шаги в правильном направлении не окажутся только испытательными.

ГЕНЕРАЛЬСКИЙ ЗВЕЗДОПАД

Между тем слова министра обороны о том, что он будет жестко спрашивать подчиненных за проделанную работу по приданию нового облика армии и флоту, на прошедшей неделе отозвались новыми отставками на военном олимпе.

С должности первого заместителя министра обороны уволен генерал-полковник Александр Колмаков (кстати, «НГ» предсказало это событие еще 11 марта с.г. в материале «Зачистка по-сердюковски»), а на этот пост указом президента России Дмитрия Медведева назначен заместитель министра обороны-начальник вооружений Вооруженных сил генерал-полковник запаса Владимир Поповкин.

Одновременно отправлен в отставку командующий Ракетными войсками стратегического назначения генерал-лейтенант Андрей Швайченко, а освободившийся пост занял его заместитель – начальник штаба РВСН генерал-лейтенант Сергей Каракаев.

Причины этой замены не объясняются. Только по поводу отставки генерала Швайченко как аргумент назван его возраст – экс-командующему РВСН 18 июня исполнилось 57 лет. Согласно закону «О воинской обязанности и военной службе» предельный возраст нахождения в строю генерал-лейтенанта 55 лет. Два года назад Андрею Швайченко указом президента была продлена служба еще на два года. Нынешним летом срок контракта закончился, и командующий не стал ходатайствовать о его продлении.

Более того, написал рапорт с просьбой об отставке по возрасту, а на свое место предложил генерала Каракаева, который моложе его на восемь лет и до назначения на должность начальника Главного штаба РВСН руководил 27-й Владимирской армией Стратегических войск, той самой, где на вооружение в Тейковскую 54-ю гвардейскую дивизию поступают совершенно новые грунтовые стратегические ракетные комплексы РС-12М2 «Тополь-М» и РС-24. По нашим данным, мобильных «Тополей-М» там (в Тейково) сейчас 18, а РС-24 – три.

С генералом Колмаковым история другая. Министр обороны, как поделились с «НГ» информацией знающие люди, несколько раз делал ему замечание на коллегии за недостаточное рвение по проведению планов военной реформы. Это как раз и дало основание еще в марте предположить о скорой отставке первого заместителя министра. Тем более что он в те дни, в разгар подготовки к Параду Победы, хотя по должности отвечал за это лично, ушел в отпуск.

Предположение «НВО» оправдалось 24 июня. Любопытно, что в указе об отставке Швайченко указана причина – возраст, в указе об Колмакове причин никаких не названо. Ему по закону служить можно было еще пять лет.

Виктор Литовкин. “Независимое военное обозрение”

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя