Трое против дедовщины

Начиная с 1 декабря за безобразия в воинских частях спрашивать по всей строгости станут с командующих округами, начальника Главного управления воспитательной работы Вооруженных сил и командиров бригад-дивизий. Это вовсе не значит, что взводные и ротные, в чьих подразделениях прописалась дедовщина, теперь могут не бояться наказания. Попустительство солдатскому разгильдяйству и хулиганству аукнется для них как минимум дисциплинарным взысканием.

В особо тяжких случаях - задержкой с получением звания, продвижением по службе, а то и расставанием с погонами. Однако делать из лейтенантов козлов отпущения у старших начальников теперь не получится. Отчитываться за неуставщину по большому счету придется им самим.




Решиться на столь радикальные меры армейское руководство вынудила сложная криминогенная обстановка в Вооруженных силах. Борьба с дедовщиной идет по всему фронту, но слишком глубокие корни она пустила в войсках. В том числе и для того, чтобы искоренить мордобой в казарме, генералы согласились сократить срок солдатской службы до одного года, организовали массовый призыв выпускников вузов.

Но переломить ситуацию с дисциплиной у них не получилось. По данным Главной военной прокуратуры, в прошлом году насильственная преступность в войсках выросла на 2 процента, за нарушение уставных взаимоотношений осудили более 800 военнослужащих.

- Праздновать победу над дедовщиной пока не приходится, - вынужден констатировать руководитель Главной военной прокуратуры Сергей Фридинский.

Руководители минобороны надеются, что навести порядок в частях им поможет прямая и персональная ответственность за дисциплину трех категорий должностных лиц. Логика в таком решении, несомненно, присутствует. Принятая прежде в нашей армии практика, когда укреплением дисциплины занимались чуть ли не все начальники - от командира взвода до министра обороны, оборачивалась парадоксальной ситуацией: найти среди офицеров конкретного ответчика за происшествие было трудно, поэтому находили крайнего или крайних. Понятно, что чаще всего в этой роли оказывались лейтенанты с капитанами.

Теперь за серьезное ЧП в гарнизоне ответ перед министром обороны придется держать как минимум полковнику. А вместе с ним - двум генералам: командующему округом и главному армейскому воспитателю.

Вопреки слухам о понижении статуса Главного управления воспитательной работы этот главк собираются даже усилить. В частности, туда передадут управление службы войск и безопасности военной службы. Раньше оно входило в Главное управление боевой подготовки Вооруженных сил, которое решили расформировать.

Но рассаживать воспитателей по всем управленческим структурам военное руководство считает лишним. Как уже писала "РГ", такие офицеры останутся в штате бригад и дивизий, а воспитательные отделы в главкоматах, департаментах, армейских и окружных штабах, скорее всего, сократят.

Вообще при создании новой системы управления Вооруженными силами персональная ответственность должностных лиц за порученный участок работы становится краеугольным камнем. Идет ли речь об укреплении дисциплины, подготовке специалистов, организации боевой учебы или других вопросах армейской жизни - спрос будет с конкретных людей. Причем не со "стрелочников", а с "машинистов".

Ю.Гаврилов. "Российская газета".

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя