Хватает ли денег в кошельке офицера?

«Военное ревю» (Прямой эфир радио «Комсомольская правда» 97,2 FM) [текстовая расшифровка, аудио].

Гость - полковник Михаил Тимошенко
Ведущий - обозреватель КП, полковник Виктор Баранец

Баранец:

- Итак, сразу быка за рога. Года полтора-два назад Министерство обороны решило каким-то образом простимулировать те 150 тысяч офицеров, которые остались после решительного радикального сокращения. Вы знаете, уважаемые, радиослушатели, что было 355 офицерских должностей, осталось 150. И вот собралось руководство Министерства Обороны, и стало решать, каким же образом оставить этих людей заманчиво в военном строю, как же их простимулировать. В общем, чесали репу, затылки, морщили лбы – и решили держать офицеров деньгами. Так появился приказ №400 с выдающимся, уникальным, экзотическим названием впервые в истории русской, российской, советский армии «О награждении офицеров деньгами». Значит, не все 150 тысяч офицеров стали счастливчиками, и об этом открыто, слава богу, честно представители руководства Министерства Обороны говорили, что сначала мы поощрим 10, потом 15, потом 20 процентов, и худо-бедно система заработала. Военное ревю
«Хватает ли денег в кошельке офицера?»

Тимошенко:

- Какая система?

Баранец:

- Награждения офицеров деньгами.

Тимошенко:

- Не-ет, Виктор, вот тут я с тобой не соглашусь. Система заработала, когда результата достигнут. А выдача денег – это не система. Ведь зачем это делалось?


Баранец:

- 400-й приказ был введен в действие? Офицеры бабло стали получать? Приказ появился, мучительная система критериев. Она вызвала большое сомнение в войсках, она разорвала офицерский коллектив. А главное, что появилась так называемая офицерская буржуазия. Представьте себе, что в полку 150 офицеров, из них 10 только получали премию. Внимание! Если лейтенант до 400-го приказа приносил домой 15 тысяч рублей.

Тимошенко:

- 12-15 тысяч.

Баранец:

- 12-15 тысяч рублей, и вдруг – бабах! – он принес домой своей Нюрочке сразу 60-70 тысяч. А такой же парень взводный, трудяга, который с ним на лестничной площадке жил в офицерском доме, он по-прежнему стал приносить 12-15, как говорит Тимошенко. Вот этот отправной камень разрыва офицерского корпуса начал работать. Но! Появились командиры, которые стали себе отчислять миллионы долларов, а своим женам, которые нигде не работали, числились телефонистками при штабах, как это было в Каменке. Ну, командир бывшей дивизии там.

Тимошенко:

- Это по 1010-му приказу.

Баранец:

- Да. Уже новый приказ откорректированный. Он уже себе отгрузил полмиллиона рублей, жене 700 тысяч. Но главное, военная прокуратура в этом хорошо разобралась. Правда, командир дивизии куда-то исчез, потому что он некий, говорят, заслуженный был человек. Казалось бы, благое дело. Стали даже десяти процентам офицеров платить большие деньги. Но! Давайте сейчас поговорим о том, что не только пользу принес этот приказ. Он сыграл свою некую роль, такой нейтронной мины, которая разорвала офицерский корпус, поделив его на буржуазию и бедных. Вот об этом мы сегодня поговорим. Почему мы с Тимошенко избрали эту тему? Потому что с первого января 2012 года 400-й, 1010, 15 - все эти будут ликвидированы. Мы хотим сейчас поговорить о том, чтобы система денежного довольствия была справедливой. Чтобы она не вызывала вопросов, потому что об этом чаще всего говорят в казармах, штабах, на полигонах, в общежитиях и так далее.

Звонок, Кирилл, Москва:

- Мне кажется, ваши пожелания, как и мои – чтобы все было прозрачно в этой оплате в армии, это самое нехорошее желание для тех людей, которые эти деньги воруют. И этот 400-й приказ, я уверен, что там все нечисто. Денежки давали, может быть, каким-то знакомым своим. И вот эта непрозрачность есть основа этой всей армии, которую надо немедленно разрушать.

Тимошенко:

- Армию или непрозрачность?Я против 400-го приказа, как такового – я бы сказал, цели, которую пытались достичь его авторы – ничего не имею.

Баранец:

- Разве можно быть против того, что офицерам стали платить приличные деньги?

Тимошенко:

- Конечно. Я вот почему против. Во-первых, мы знаем, как работает бюрократическая машина. Я не хочу демонтизировать Анатолия Эдуардовича Сердюкова. Начальники ставят задачу всегда коротко и невнятно. Дальше аппарат в лице генералов побежал по своим норкам и стал измышлять: как себя-то тут проявить в этом приказе?

Баранец:

- Ничто не делается с такой сладостью, как дележка денег.

Тимошенко:

- Ничто. Основа войскового товарищества нашими генералами забыта давно.

Баранец:

- Я бы сформулировал по-другому: что мы этим самым нанесли удар по каким-то святым неписаным законам офицерского братства.

Тимошенко:

- Конечно. Это то, за что Тарас Бульба убил Андрея – за нарушение войскового товарищества.

Звонок, Вадим:

- Моральный аспект этих приказов: 400 и 1010. Я уже заканчиваю службу, уже практически 28 лет прослужил. В советское время вообще этих вопросов не было. Никаких премий, мы даже получали деньги и не задумывались об этом. Мне заявляют офицеры, которые в нашей части служат, что лучше бы вас поскорее уволили, тогда на будут платить больше денег по приказу 1010.

Тимошенко:

- Подход чисто воровской: меньше одним человеком, больше доля из общака.

Баранец:

- Но в принципе так и замышлялось, что мы уберем из 355 тысяч эти 250 тысяч, останутся 150 тысяч, и будут они получать больше. Красивая формула.

Тимошенко:

- Людей убрали, но обязанности-то остались.

Баранец:

- Не убрали, за штат вывели, в распоряжение.

Тимошенко:

- Порядка 35 тысяч должностей были вакантными. Сократили, вывели за штат, уволили 150 тысяч офицеров. Но все равно обязанности-то остались. То есть как минимум объем обязанностей удвоился у офицеров. Смотри: замов по тылу не стало, зампотехов, и пошло-поехало.

Баранец:

- Их очень много не стало.

Тимошенко:

- Значит, начальник штаба сейчас отвечает за все в части. Что делает командир – не понимаю. Видимо, только делит деньги по 400-му приказу. Но ведь что было проделано еще. Было совершенно забыто, что офицер, как уединенный, есть такой математической оборот речи, уединенная точка. Вот он как индивидуум, как один, в поле не воин, это давно известно. Срабатывает и добивается победы воинский коллектив. Ну хорошо еще в сухопутных войсках, я бы понял. А вот на подводной лодке. Командир одной БЧ оказывается замечательным, а остальные все – нет.

Баранец:

- И завтра на берегу сидит в ресторане по случаю окончания боевого похода.

Тимошенко:

- Или кабинный экипаж самолета получает по 400-му, а наземные не получают.

Баранец:

- А есть в одном экипаже, Тимошенко получает, Баранец нет. Как мы с тобой полетим?

Тимошенко:

- Разумные люди современного воспитания, выпускники новой России говорят: ты получил эти деньги? Ну и воюй, и служи.

Звонок, Владимир Сергеевич:

- Я полковник запаса, 33 года прослужил от западных границ до Дальнего Востока. И вот сейчас взял ВПК на прошлой неделе, посчитал там – новый расчет песий. Все понятно: должность, и так далее. А потом - раз! – уменьшающий коэффициент на 54. Что это за коэффициент? Это что – новые условия начисления пенсии, или что это такое?

Баранец:

- Уважаемый Владимир Сергеевич! Пока это проект. Пока под этой мурой не будет подписи Президента, Верховного Главнокомандующего – все это нам дается как кость, чтобы мы ее постоянно грызли и отвлекались от текущих проблем. Ради бога, не поддавайтесь на такие провокационные проекты, поскольку дорога в дюнах еще далека.

Тимошенко:

- Дальше, через год после того, как приказ 400 был введен, я полагаю, что ребятки из ведомства господина Бортникова мерят температуру в воинских коллективах и, наверное, начальник третьего департамента Федеральной Службы Безопасности пришел к своему шефу и сказал: хреново, народ ропщет. Причем, ропщет такими словами, что мама дорогая! Может прожечь у танка лобовую броню. Видимо, было доведено до идеологов.

Баранец:

- Чтобы попало потом в Совет Безопасности и выше.

Тимошенко:

- Да. Тогда это было понятно, и вроде как Президент дал направляющее оказание, стали награждать части, что вообще говоря правильно. Но мы-то сейчас видим что? На Дальнем Востоке часть признается… В той же Украинке авиаполк признается лучшим.

Баранец:

- Стратегическая авиация!

Тимошенко:

- Все замечательно. Люди пришивают на спину карман и ждут, когда можно будет начать закидывать туда деньги.

Баранец:

- Командир выходит на плац и говорит: товарищи офицеры! Мы признаны лучшими! Готовьте мешки для денег. Идет январь, февраль, март, апрель – денег нет.

Звонок:

- Полковник в отставке, Борис Георгиевич. Я в госпитале лежал недавно с летчиком, молодым капитаном. Много из того, что вы сейчас говорите. Он мне рассказывал тоже по поводу 400-го приказа.

Баранец:

- Спасибо. Мы переживаем, чтобы армия подтверждала нашу правоту.

Борис:

- По поводу военной пенсии. В 94-м году был издан приказ Министра обороны о пенсиях войсковых. Он будет учитываться? Потому что были такие вещи, что до 80 процентов от оклада доходило за счет выслуги.

Баранец:

- Да, я помню этот приказ Министра обороны Павла Грачева.

Тимошенко:

- Предлагаю всем приобрести губозакаточную машинку.

Баранец:

- Отвечаем вам. Как только будет издано постановление Правительства, указ Президента о новой системе денежного довольствия с 1 января 2012 года, забудьте всю прошлую свою денежную жизнь. Все аннулируется.

Тимошенко:

- Что получается? Та же часть в Украинке. Командир на плацу порадовал весь личный состав. Вы, пожалуйста, не думайте, что авиационный полк – это летчиков столько же, сколько самолетов. Это гораздо больше. Потому что это авиаполк – у тебя двойной комплект летчиков. Если у тебя истребительно-бомбардировочный – то полутора. Если стратеги – то там и вовсе трети. А еще есть части аэродромного обслуживания, и прочее. И вдруг люди узнают, что по телефону пришло указание на 40 процентов срезать, а потом еще на 30. И об остальном продолжении этого триллера мы расскажем.

Баранец:

- Мы сегодня говорим о деньгах, о приказах Министра обороны, с помощью которых он награждает передовых, лучших офицеров, и даже уже целые воинские коллективы деньгами. Все это очень забавно, интересно, конфликтно, спорно. Почему мы с Михаилом Тимошенко сегодня заговорили об этом – потому что об этом говорит вся армия. Но эти приказы 400, 1010, 15 – все это скоро, всего через 6 месяцев, перестанет работать, поскольку готовится новая система денежного довольствия военнослужащих. И потому эти ребята, эти заслуженные офицеры, которые получали достаточно приличные деньги они сегодня, наверное, будут омрачены. Потому что с 1 января 2012-го года лафа заканчивается.

Тимошенко:

- Нет, ну президент, он же верховный главнокомандующий, сказал: премиальную часть мы должны оставить.

Баранец:

- Мы должны оставить, а Минфин-то не находит, вот о чем и речь. Михаил, ты обещал про Украинку рассказать.

Тимошенко:

- Ты увел всех нас от Украинки. Сначала поступил телефонный звонок срезать на 40 процентов, не признается никто. Причем офицерам предлагалось самим выяснить, кому срезать.

Баранец:

- Это мерзко.

Тимошенко:

- А потом еще на 30 процентов.

Баранец:

- Только наоборот.

Тимошенко:

- Но в финале на 70 процентов. А требования к полку не снижаются. Цензурно охарактеризовать это невозможно – то, что происходит. Попытки выяснить в Министерстве обороны, кто звонил, кто принял решение, ни к чему не привели. Это какие-то фригидные онанисты там засели, и мучают людей за копейку до крови.

Звонок:

- Прапорщик Свиридов, Московский военный округ, нахожусь за штатом, 30 лет выслуги, мне 48 лет. Нас там находится в комендатуре Московского округа около полутора тысяч. Вывели в декабре 2009-го года. Никакие вопросы не решаются, квартиры не дают. Три раза подавал в суд, потому что не платили зарплату.

Баранец:

- За какое время вам не платили зарплату?

Свиридов:

- Каждые три месяца приходилось судиться. Сейчас, только последние три месяца, нормализовалось.

Тимошенко:

- Вот она, настоящая забота о людях – не лицемерная, искренняя забота о людях – выкинули прапорщика на улицу.

Баранец:

- И еще полторы тысячи таких, как он. Немедленно уголовное дело, иначе организуется полк, который может выйти на улицы Москвы.

Звонок:

- Николай. Слушаю вашу передачу, и у меня впечатление, что пока министр обороны будет Сердюков, обмундирование для армии будет шить тот, кто всю жизнь шил, извините, лифчики и ночные рубашки – в армии порядка не будет.

Звонок:

- Полковник запаса Беляев. Я только хотел сказать: уволить Сердюкова. Пока его не уволить – толку не будет.

Баранец:

- Это глубочайшая ошибка. Вместо мебельщика Сердюкова мог бы быть железнодорожник Сидоров, музыкант Иванов и так далее. Сердюков – это всего лишь функциональная фигура.

Тимошенко:

- Мы живем в стране профессионалов. У нас управляют профессионалы. И давно пора бы это понять. Вообще говоря ты был недалек от истины. Когда Президент, наш Верховный Главнокомандующий сказал о том, что премиальную часть все равно надо сохранить, а Министерство Обороны стало согласовывать с Минфином проект нового закона…

Баранец:

- А Минфин показал дулю Министерству Обороны, правильно Тимошенко размышляет.

Тимошенко:

- Теперь что получается. По проекту нового закона старший лейтенант получает 10 тысяч за погоны, и 20 тысяч за должность. Первые два года выслуги никакой, мы ж понимаем. Какая секретность у лейтенанта? Если он не шифровальщик и не номер в боевом расчете 30 тысяч. За образцовое выполнение надбавок остается только 9 разновидностей, в том числе за образцовое выполнение сто процентов окладу. Что получалось раньше? 12-15 тысяч лейтенант получал, 45 тысяч по 400-му приказу, 60 грубо говоря. Теперь получается 30, и ты можешь получить еще 10 тысяч за образцовое выполнение. Итого 40.

Баранец:

- Почему нам говорят, что лейтенант с 12-го года будет 50 получать?

Тимошенко:

- Да чтобы сосали лапу и успокоились. Там и за секретность, и за срочность, и за погоду, и за дикость. Аж на 56 тысяч натянуло. Ну не может такого быть. Возникает такой же вопрос – не у меня, а у того же лейтенанта. Я получал 15, и 45 по приказу 400. Таким образом, мой бескорыстный, честный, отчаянный труд ратный оценивался в 45 тысяч помимо оклада, который получают все остальные бездельники…

Баранец:

- Уборщица супермаркета сейчас это получает.

Тимошенко:

- 25 тысяч получает работник метро, который катает пылесос.

Баранец:

- И мы гордимся тем, что мы с 12-го года поднимем командира взвода, этого раба, эту черную кость армии до уровня уборщицы супермаркета. Браво!

Тимошенко:

- У нас площадку перед домом метет мальчик со сложнопроизносимым именем. Он получает 30 тысяч. Он не платит за квартиру, потому что его поселили там же, в доме. Проездной ему не нужен, у него работа рядом. Он вышел из норки, взял метлу – пошел.

Звонок:

- Алексей, Москва. Давайте говорим реально. 20-30 тысяч – это Москва. Россия получает 3-5 тысяч. 40 тысяч – это нормальные деньги.

Тимошенко:

- Вернемся к краткому разъяснению относительно многих тысяч заработков в среднем по стране. Я не знаю, откуда берут министры, из какого отчета, что 47 тысяч в Москве

Баранец:

- Надо сладенькую морковку перед мордой дураков держать все врем я.

Тимошенко:

- У них же лежит отчет Росстата за 2010 год, где зарплата 15 тысяч рублей, то есть от 10 до 15 тысяч вилка, получают не более 15 процентов работающих в стране. Все остальное – вниз, меньше. Вверх – еще 30 процентов.

Звонок:

- Александр. Есть такая проблема, как гражданский персонал Министерства Обороны. До сокращения получал персонал 12-13 тысяч. Там разные надбавки были. Сейчас, после того, как в два раза сократили – допустим, на боевом посту было 4 человека в смене, сейчас два работает. И обещали эти деньги прибавить тем, кто остался.

Баранец:

- То есть те, что делили на четверых, обещали делить на двоих?

Александр:

- Совершенно верно. Вместо этого получают по 8 тысяч.

Тимошенко:

- Работники военкоматов. Например, получали до того, как военкоматы ликвидировали.

Баранец:

- До реформы. Военкоматы не ликвидировали, Михаил, их превратили в отдел.

Тимошенко:

- Ну мало ли – был кот, превратили в кастрата. Все равно внешне это кот. Получали 5, 7 тысяч рублей. Откуда у него 12 тысяч? И вот тот лейтенант думает: как же так? Сначала я за добросовестное выполнение службы за выдающиеся результаты получал 45 тысяч рублей, а теперь я буду получать 15-20.

Баранец:

- Это который не награжден.

Тимошенко:

- Да. У которого будет новый вариант с 1 января. 12 тысяч получает лейтенант сейчас. 12-15. При наличии выплат по 400-му приказу он получает до 60. То есть то, что он разорвал дотла, оценивается в 45 тысяч. Теперь с 1 января следующего года всем лейтенантам начинают платить по 30 условно, а больше ста процентов к окладу он получить не может за свои передовые результаты. То есть раньше, оказывается, эта работа стоила 45, а теперь только 20.

Звонок Юрий Николаевич:

- Согласны ли вы с тем, что Каддафи, продав стрелковое оружие народу, а перед этим раздавали его почти бесплатно, электричество, бензин и другие блага – теперь создал такую ситуацию, что янки и НАТО боятся его и не смеют начать наземную операцию.

Баранец:

- Я не понимаю, какое отношение имеет Каддафи к 400-му приказу, и тем не менее на все вопросы мы открыто отвечаем. Каддафи поступил абсолютно разумно как стратег и как тактик. Если он хочет защищаться – все стволы должны быть у его сторонников. Это единствен правильное решение, которое он принял.

Тимошенко:

- Если бы такая оппозиция появилась во Франции у Саркози – кто бы они назывались: оппозиционерами или мятежниками?

Баранец:

- А это как проститутки информационные на Западе пожелают сказать. Один называется революционером, другой – бандитом. Это с какой точки зрения смотреть.

Тимошенко:

- Шекспир говаривал на эту тему: мятеж не может кончиться удачей. Когда он победит – его зовут иначе.

Звонок:

-Олег. Офицеры, полковники, генералы – я согласен. А что будет сейчас с новыми призывниками? Какое у них довольствие, как они будут служить? Они сейчас чуть ли не нищие, а что дальше будет?

Баранец:

- 203 тысячи будут призваны, мамки, папки пойдут на призывные комиссии, потом вместе с торбами, пирожками проведут их за счет обороны три тысячи, а некоторые поедут до части. Там их встретят КМБ, потом учебка три месяца. А дальше линейная часть потрамбуют и потом вернутся назад. Ну кого-то покалечат, кому-то поломают нос, кого-то сделают инвалидом, кого-то убьют. Те, кого призывают – они полностью правоспособные граждане страны? Они никак не ограничены ни в своих правах, ни в своей ответственности.

Баранец:

- Но армия уже ограничивает права.

Тимошенко:

- Если убил – то это не хулиганство или случайно пробегая толкнул – это убийство. Ему червонец, как с куста – а то и больше. Если в группе – а у нас не делается ничего в одиночку – то это квалифицированное, тут и двадцатник можно получить. Отобрал мобильный телефон – это не просто пошалил. Это пять, это грабеж.

Баранец:

- В армии все должно удваиваться.

Тимошенко:

- Командир должен отвечать только за выполнение боевых задач и за боевую подготовку.

Звонок:

- Полковник запаса Валерий Николаевич. 400-й приказ – это коррупционный приказ. Этим приказом боевое товарищество фактически разрушено. У командира подразделения боец совершил какой-то поступок и ему не видать этой премии. Потому что он не обеспечил порядок в подразделении.

Баранец:

- Безусловно. Даже если он будет идеальным командиром, но какой-то Иванов, который пойдет и в карауле застрелит Сидорова – он лишит его навсегда премии.

Валерий Николаевич:

- Кроме этого, и в семьях то же самое получится у этих же офицеров. А вопрос такой. Если – вы сказали, что Сердюков не играет ни первую скрипку, ничего не сделает, будет ли Петров или кто-то другой. Так, может, нам надо менять Верховного Главнокомандующего?

Тимошенко:

- А у нас выборы скоро. Выбирайте нового Верховного Главнокомандующего.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Хватает ли денег в кошельке офицера?"

Посмотреть последние комментарии
  1. Когда вышел 400и приказ,у меня закрались сомнения:а не ЦРУшники ли это придумали ?Если морально они(ЕДросы) уничтожат офицерство,то прощай армия,а затем страна-привет Янки.Им все по барабану их семьи за бугром ,баксы там же.Теперь хотят создать «ФРОНТ» на выборы на базе ЕДросов,только не понятно против кого или за кого,кто им 12 лет мешал,а ведь народ клюнет.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя