Чего мы ждём от военного священника

В настоящее время проводится работа по реализации решения Президента России о введении института военного духовенства. В структуре Министерства обороны создано и начало работать управление по работе с верующими военнослужащими. Пройден огромный путь к осознанию важности духовного начала в жизни военнослужащих, его роли в укреплении морально-психологического потенциала армии.

Зачем вообще нужен православный священник в нашей армии? Чего мы, военные люди, ждём от приходящего к нам священника? Что главное в его деятельности? В соответствии с ответом на эти вопросы нужно определять и необходимые конкретные действия.

После распада Советского Союза наш народ, не успев освободиться от государственной атеистической идеологии, подвергся страшной духовной агрессии. Разложение затронуло отечественную науку, образование, литературу, изобразительное искусство, кино и другие сферы национальной культуры, возросло негативное и очень опасное воздействие на духовный мир человека, обусловленное нравственной деградацией общества.




История распорядилась так, что сегодня объективно только православие и Русская Православная Церковь последовательно и во всей полноте противостоят продолжающемуся духовному разрушению России и её армии. Православная вера в настоящее время, как и в прежние времена, является надёжным фундаментом для воинского и патриотического воспитания военнослужащих российских Вооружённых Сил. Она сохранила для этого традиции, моральные идеалы и нормы, критерии и принципы, внутреннюю, нравственную чистоту, правду и силу. В современной России православные идеи державности и патриотизма, самоотверженной любви к Отечеству, всемерного служения ему, идеи воинского долга, правды, добра и справедливости могут стать основной базой духовного возрождения России, её армии и флота.

Русский народ, воины армии и флота России всегда были сильны своими духовными, нравственными качествами. Главнейшими истоками этих качеств и всех наших побед были православная вера и любовь к Отечеству, освящаемая этой верой. Православие и сегодня наше духовное оружие, и его, как любое оружие, надо хорошо освоить, и помочь нам в этом призваны военные священники. Отсюда, как сегодня говорят, и «цена вопроса» военных священников. Это ни много ни мало – государственно-национальная безопасность России, боеготовность и боеспособность её Вооружённых Сил.

Пройдя путь трудного, иногда мучительного внутреннего развития, я сегодня на вопрос «зачем нужен в армии и на флоте священник?» отвечаю таким образом: что касается конкретно взятого солдата, матроса, офицера, генерала, то батюшка нужен прежде всего для того, чтобы помочь нам спасти наши души. А если говорить о воинском коллективе, о подразделении, о части, о соединении, то он нужен для воспитания в наших воинах того православного духа, который со времён крещения дружины князя Владимира одухотворял наше русское воинство и определял все его победы.

Думая об этом, я вспоминал себя солдатом, курсантом, командиром взвода, слушателем академии, полковником, а также во время службы в батальоне, дивизии, корпусе, в армии, в Министерстве обороны, Генеральном штабе и понимал, что в каждый период своей службы я был очень разный и по-разному был готов воспринимать священника, его слова и поведение. И исходя из этого я сделал вывод, что не может священник вести себя одинаково с солдатом и полковником, с сержантом и генералом, офицером полкового или армейского звена, а тем более Генерального штаба. Он должен быть подготовлен для работы с различными категориями военнослужащих и особенно для работы с офицерским составом. Это очень важно!

Это с одной стороны, а с другой стороны, я помнил и понимал, что в разное время службы, независимо от звания и должности, мне всегда важнее всего было получить от священника утешение души, сердца и ума, которые часто бывали в смятении. В настоящее время, по прошествии 47 лет служения Отечеству в Вооружённых Силах, мне представляется очевидным, что военный священник – это проповедник, носитель духовности и духовного опыта, миссионер и духовный воспитатель и утешитель, что в любой ситуации, в любом виде Вооружённых Сил и роде войск, общаясь с любым военнослужащим, любого звания и должности, рядовым или генералом, командиром взвода, роты или командующим войсками военного округа, священник должен быть именно священником, служителем Господа, проводником Его Слова, призван наполнять сердца и души воинов благодатью Духа святого. Поднимать их на новый духовный уровень.

Все мы осознанно или неосознанно, интуитивно ждём от общения со священнослужителем соприкосновения с Божией благодатью, жаждем духовного возрастания и морального совершенствования и бываем жестоко разочарованы, обманувшись в своих ожиданиях. Здесь особо необходимо сказать о важности настоящего морального авторитета священнослужителя. Без этого условия духовное воспитание невозможно. В Вооружённых Силах России издревле существовал принцип, по которому действовали все командиры и начальники, начиная с командира отделения: «Делай как я!» В боевом уставе даже команда есть такая: «Делай как я!» Часто такая команда была созвучна команде: «Вызываем огонь на себя». Этот принцип, безусловно, должен распространяться и на военных священников. Относится это прежде всего к их духовному и моральному облику, как, впрочем, и к их внешнему виду и манере поведения, к взаимоотношениям с военнослужащими, особенно с офицерами.

Что ожидает командир от священника? Каков сегодня должен быть круг обязанностей у полкового священника? Думается, что эти вопросы являются производными от более общих вопросов: «Как подготовлен, что говорит и что делает военный священник? Зачем пришёл священник в полк? Кто он и что из себя представляет?».

Многие командиры ждут от священника индивидуальной работы с различными категориями военнослужащих, но вкладывают в это недуховный смысл. То есть они ждут от священника чисто утилитарного результата, чтобы в самоволку солдаты не бегали, физиономии друг другу не били, не воровали, не напивались и т. д. Так же и с кругом обязанностей священника сегодня. Честно сказать, меня смущает частое употребление нами слова «сегодня». Нет ли здесь стремления осовременить и невольно принизить высокий смысл служения военного священника? Принизить его вневременный характер? Но, решая задачи сегодняшнего дня, нельзя забывать о главном.

В наши дни в армию большинство призывников приходит крещёными. Хорошо это или плохо? Я думаю, хорошо. Но добавлю для размышления один факт. Перед Первой мировой войной, накануне 1914 года, в русской армии почти все были крещёные, за исключением иноверцев, и священнослужителей было самое большое число. А что стало с армией? Почему солдаты на штыки поднимали священников? Почему генералы изменили государю? Значит, дело не в количестве, а качестве. И именно об этом качестве мы должны заботиться.

Работа военного священника – вневременная, это работа для Бога. И обязанности священника, в том числе и военного, не должны подгоняться и меняться в угоду и на потребу дня. Его вечная обязанность – вести наши души к спасению! Вера, Церковь, священник призваны облагораживать военное дело и военных людей. Священник должен учитывать особенности, традиции армии и флота, но не подстраиваться под нас. А командиры и начальники армии и флота не должны стремиться руководить священниками, деятельностью Церкви в армии и на флоте.

Очень опасна навязываемая сегодня идея, что священники придут в армию для борьбы с так называемыми неуставными взаимоотношениями и «дедовщиной». Это от лукавого. Те, кто навязывает нам такие мысли, часто стремятся гарантированно получить желаемый результат – дискредитировать Церковь, священнослужителей, саму идею военного духовенства. Это замаскированная попытка нанести ущерб православной вере и Русской Православной Церкви, лишить смысла её военное служение. К сожалению, из-за духовной необразованности и исторической безграмотности подобные мысли находят поддержку и в военной среде. К ещё большему сожалению, и некоторые священнослужители проявляют легкомысленную готовность бороться с «дедовщиной» и неуставными взаимоотношениями. Это – большая ошибка с далеко идущими негативными последствиями.

«Дедовщина» всегда будет, это явление генетически присуще всем армиям мира. Есть правильная «дедовщина» – это я как солдат и генерал утверждаю. Всегда будет разница между опытным, бывалым и молодым солдатом. Молодой солдат должен уважать знания, умения опытного военнослужащего, учиться у него. Другое дело, что и опытный военнослужащий должен беспокоиться о молодом солдате, где-то помочь, где-то куском хлеба поделиться, где-то дать лишний часок поспать, а когда надо – и от смерти спасти. Именно так было во времена А.В. Суворова.

И неуставные взаимоотношения были, есть и будут, люди не могут общаться только по уставу. И воинскую дисциплину всегда будут нарушать. Проблема превращения традиционной «дедовщины» и нормальных неуставных взаимоотношений в глумления, издевательства и преступления – сложная, самовоспроизводящаяся психологическая проблема, и никакой батюшка в полном объёме её решить не сможет.

Священнослужители будут положительно влиять на положение дел в войсках и на флоте, в том числе и на воинскую дисциплину, если они будут заниматься исключительно своим делом: духовным воспитанием военнослужащих, миссионерством и проповедью, индивидуальной душеспасительной работой с военнослужащими, их духовно-религиозным образованием. Нам всем следует понять, что священники вводятся в армию не в качестве помощников командиров и начальников в деле укрепления воинской дисциплины. Введение института священников не тождественно слиянию Русской Православной Церкви с государством.

Безусловно, священнослужитель должен многое знать и уметь, прежде чем идти к военным людям. И прежде всего он, видимо, должен знать и понимать особенности мышления, психологию и ментальность военного человека, особенности восприятия им всего окружающего и себя в окружающей обстановке. Случаи, когда командир отрицательно относится к пребыванию священника в части, чрезвычайно редки, но бывают, и каждый из них имеет конкретную причину. Как правило, это личный, негативный опыт предыдущих контактов.

Был, например, такой случай в моей офицерской жизни. Семнадцать лет назад один священник при первой нашей встрече, которая проходила вне храма, в ответ на моё приветствие обратился ко мне со словами: «Ну, ну, полковник, склони, склони голову, подойди к попу под благословление». Мне было не по себе. Не знал он, что не принято в армии обращение «полковник» без предшествующего ему слова «товарищ». По уставу положено обращаться «товарищ полковник», а обращение просто «полковник» звучит крайне неуважительно. Мелочь? Как посмотреть. Надо понимать и то, что для офицера обращение на «ты» – это не форма обращения, а форма отношения, и оно допускается лишь в особых случаях и при особых отношениях между военнослужащими.

И насчёт требования склонить голову всё не так просто: мы и свои головы и свои боевые знамена склоняем в строго определённых случаях. И здесь можно было бы священнику найти и другое слово. Одним словом, предложенные им панибратство, простота, а вернее – упрощённость отношений были мною инстинктивно отторгнуты.

И это не грех гордыни, как можно подумать, а отторжение на подсознательном уровне изначально недостаточно уважительного отношения ко мне как представителю Вооружённых Сил. Есть «гордыня», «самомнение», «самовозвеличивание и самолюбование», и это грех. А есть гордость за офицерское звание, гордость за свою принадлежность к армии и флоту России, к святому делу защиты Отечества. Есть такая профессия – Родину защищать, и такой профессией не грех и гордиться.

Главная цель восстановления института военного и морского духовенства – спасение душ военнослужащих, возрождение православного всепобедного духа армии и флота России, высшего духовного смысла воинской службы, обеспечение её духовной наполненности. Именно эта высокая цель и должна определять содержание службы военных священников, систему их образования и подготовки и всей нашей совместной с Министерством обороны работы по воссозданию в войсках и на флоте института военного духовенства.

А.Черкасов. “Красная звезда”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Чего мы ждём от военного священника"

Посмотреть последние комментарии
  1. Почему в светском государстве любимое МО РФ так печётся о батюшках, муллах и раввинах! Деньги некуда девать? Институт военного духовенства в Армии — это бред сивой кобылы. Уважаемый А.Черкасов, не грешите против своей совестью. Вера — это личное, а Вы вновь всех в одно стойло загоняете.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Церковь -это бизнес структура-маразм 21 века-орудие для эксплуататоров-только тупой понять это не может.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя