Этапы военной реформы: что впереди?

Центр общественно-политических инициатив при поддержке со стороны немецкого Фонда Розы Люксембург провел круглый стол, в рамках которого состоялось обсуждение результатов текущего этапа военной реформы в Вооруженных силах Российской Федерации. Актуальность выбранной темы не вызывала сомнений, так как за последние 20 лет процесс такого реформирования получил перманентный характер.

Одна из причин этого состояла в том, что первоначально решалась единственная задача – сокращение численности ВС России (на тот момент она составляла 2,9 млн. военнослужащих) без серьезного изменения их организационно-штатной структуры и технического перевооружения. В первой половине 1990-х годов это привело к резкому снижению боевых возможностей ВС, что ярко проявилось в ходе первой чеченской войны, где в период 1994–1996 годов погибли 6 тыс. российских военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов.




Ситуация стала меняться после того, как в августе 1999 года премьер-министром страны стал Владимир Путин. Это был тяжелый период как для страны, так и для ее ВС. По сути, проигранная чеченская война и морально тяжелые для России Хасавюртовские соглашения, постоянные террористические акты, сложное экономическое положение страны, постоянный рост внешнего долга и обусловленная этим прозападная внешняя политика на фоне определенного паралича центральной власти поставили Россию на грань катастрофы.

Проявленные в то время Владимиром Путиным твердость и решительность обеспечили ему небывалый авторитет среди всех слоев населения страны и позволили достаточно легко выиграть президентские выборы 2000 года.

Вторая чеченская война, активная фаза которой пришлась на 1999–2000 годы, наглядно показала, что ВС РФ стали качественно возрождаться. Удалось добиться, пожалуй, самого главного: солдаты и офицеры поверили в свою способность воевать с сильным противником. Конечно, неудачи были и потом: война в Чечне, которую стали называть контртеррористической операцией, и теракты продолжались, аварии и катастрофы преследовали Военно-морские и Военно-воздушные силы России, снижался уровень технической оснащенности ВС, количество неуставных отношений в армии и на флоте превышало все возможные пределы.

В период 2001–2007 годов военное руководство страны в лице министра обороны Сергея Иванова неоднократно заявляло об окончании военной реформы. Войска наконец-то стали получать ограниченное количество новых вооружений, была предпринята (правда, неуспешная) попытка перевода ВС страны в основном на контрактный принцип комплектования. В качестве достигнутых успехов можно отметить следующее:

– ликвидацию кадрированных частей и соединений и формирование на контрактной основе частей постоянной готовности численностью около 200 тыс. военнослужащих.

– частичное выполнение федеральной целевой программы перехода к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей на 2004–2007 годы, что в совокупности с изменением соответствующего законодательства позволило в 2008 году сократить срок службы по призыву до одного года;

– принятие на вооружение новой межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) «Тополь-М» шахтного и мобильного базирования;

– существенное увеличение среднего налета летного состава ВВС РФ (с 2001 по 2006 год увеличен с 14 до 40 часов в год);

– ввод в строй радиолокационной станции системы предупреждения о ракетном нападении типа «Воронеж-ДМ» в Ленинградской области и строительство аналогичной под Армавиром;

– проведение ряда дальних походов кораблей ВМФ в Индийский и Атлантический океаны и увеличение наплаванности экипажей кораблей и подводных лодок.

Однако коренного перелома в реформировании ВС РФ тогда не произошло. Основная причина этого состояла в том, что российское руководство не смогло принять принципиально важного решения о приведении в соответствие численности ВС с имеющимися экономическими возможностями и наблюдающимися (перспективными) внешними угрозами. Как следствие, штатная численность только ВС России без учета Внутренних войск Министерства внутренних дел превышала 1,1 млн. военнослужащих, что ставило РФ на пятое место в мире по этому показателю после Китая, США, Индии и КНДР.

Наиболее острый период реформирования ВС России начался после того, как в феврале 2007 года министром обороны стал Анатолий Сердюков. Главной причиной такой деятельности стали итоги войны с Грузией в августе 2008 года, когда выявилось серьезное техническое отставание национальных ВС в сфере обычных вооружений.

Война с Грузией (2008 года) была использована в качестве повода для возврата к старой (призывной) системе комплектования, несмотря на утвержденную в том же году премьер-министром Владимиром Путиным концепцию федеральной целевой программы по комплектованию армии контрактниками сержантских и солдатских должностей на период 2009–2015 годов.

Одновременно было решено резко сократить численность офицерского состава и перевести всех прапорщиков (мичманов) на должности сержантского (старшинского) состава. На конец 2008 года для этого наблюдались следующие условия. В ВС России фактически проходили службу 315 тыс. офицеров (по штату 355 тыс.), то есть 28% от общей численности 1,13 млн. военнослужащих. Количество прапорщиков (старших прапорщиков) составляло 90 тыс., а мичманов (старших мичманов) – 50 тыс., то есть в целом около 12% числа военнослужащих. В совокупности офицеры и прапорщики тогда составляли 40% от общей численности.

Вначале было решено сократить численность офицеров до 150 тыс. к 2012 году. Затем решили этот процесс ускорить, что привело к выводу за штат 40 тыс. офицеров, которых не смогли уволить ввиду отсутствия положенной им и их семьям жилплощади. Еще хуже в 2009 году сложилась ситуация с выпускниками военных учебных заведений, которых были вынуждены поставить на сержантские должности. Аналогичная ситуация складывается и с выпускниками 2010 года. В результате под угрозой оказалась вся система военного образования.

Учитывая невозможность обеспечения сержантского (старшинского) состава из числа призывников при сроке их службы, равном один год, и свертывая программу по их набору на основе контракта, военное руководство в срочном порядке стало перепрофилировать военные учебные заведения на одновременную подготовку офицеров и сержантов при сроке их учебы пять лет и три года соответственно.

Перспективы военной реформы, проводимой сейчас Анатолием Сердюковым, оценить крайне трудно ввиду все увеличивающегося потока негативных последствий. Об этом, в частности, свидетельствуют результаты проведенного Центром общественно-политических инициатив опроса 2518 человек, в том числе 1694 военнослужащих, в девяти городах Российской Федерации: в Волгограде, Калининграде, Кемерове, Москве, Мурманске, Новосибирске, Рязани, Санкт-Петербурге и Хабаровске.

Так, по мнению 61% опрошенных, в результате проводимых реформ ухудшилась вся система управления войсками. 64% респондентов считают, что формирование нового облика вооруженных сил привело к серьезному понижению их статуса в российском обществе. 32% опрошенных не уверены в том, что при реализации военной реформы будут соблюдены их права при получении жилья, пенсий и различных пособий; 23% – при трудоустройстве, 8% – при медицинском обслуживании.

Рассмотрим далее некоторые проблемы нынешнего состояния ВС страны.

1. Падение технической оснащенности вооруженных сил.

Общепринято, что доля новейших образцов оружия и боевой техники должна быть не менее 60%. На конец 1980-х годов этот показатель составлял 40%. В дальнейшем доля новейших образцов оружия в войсках постоянно сокращалась, составив к 2005 году всего 10–12%. По некоторым оценкам, величина такого показателя сейчас составляет 5%. Об этом свидетельствуют итоги военного учения «Запад-2009», проводившегося совместно с ВС Белоруссии. В ходе этого учения использовалась военная техника 1970–1980-х годов, за исключением новых вертолетов Ми-28Н, а также фронтового бомбардировщика Су-34 и вертолета Ка-52 «Аллигатор».

По оценкам военных экспертов, в 2004–2008 годах ВС страны закупили 36 МБР «Тополь-М», два дивизиона тактических ракет «Искандер», два дивизиона зенитно-ракетных комплексов С-400, 150 танков Т-90, 700 боевых бронированных машин, 20 самоходных артиллерийских установок, стратегический бомбардировщик Ту-160, три фронтовых бомбардировщика Су-34, 30 вертолетов, дизельную подводную лодку, два корабля типа корвет, 13 малых кораблей и вспомогательных судов. Дополнительно к этому в 2009 году было закуплено 49 новых и модернизированных самолетов, 31 вертолет, 304 единицы бронетехники и 20 артиллерийских орудий.

Казалось бы, что ситуация с технической оснащенностью ВС страны начинает выправляться. Но в действительности такие темпы поставок военной техники позволяют провести полное перевооружение за 30–50 лет, что существенно превышает сроки ее эксплуатации.

Вышеуказанное делает достаточно трудным увеличение к 2015 году доли новейших образцов оружия и боевой техники до 30% даже для частей и соединений постоянной готовности, о чем было недавно заявлено со стороны высшего руководства страны.

2. Несоответствие организационно-штатной структуры вооруженных сил современным условиям ведения боевых действий.

ВС России все еще несут на себе отпечаток советского прошлого. В качестве подтверждения этого можно рассматривать сохранение системы военных округов. Тем не менее идет процесс сокращения воинских организаций. И если четыре года назад их было 26 тыс., то теперь осталось 6 тыс., а в ближайшие годы сократится до 2,5 тыс.

Реальное укрупнение воинских организаций позволит сократить расходы на содержание военных городков, облегчит организацию гарнизонной и караульной службы и уменьшит расходы на материально-техническое обеспечение. Пока же происходит больше имитация этого процесса, когда вместо отдельных воинских организаций создаются многочисленные и плохо управляемые филиалы и другие структурные образования.

По информации Минобороны, в 2009 году Сухопутные войска перешли на трехзвенную систему управления: оперативно-стратегическое командование – оперативное командование – бригада. Для этого было сформировано 86 бригад. Пока трудно понять, насколько действительно удалось отказаться от полковой организации Сухопутных войск.

Подтверждением этого служит тот факт, что из 1 тыс. проведенных за год организационно-штатных мероприятий только 30 сопровождались передислокацией соединений и воинских частей. Тем не менее такой подход отвечает общемировой тенденции развития ВС.

Одновременно вместо шести военных округов (Ленинградского, Московского, Северо-Кавказского, Приволжско-Уральского, Сибирского и Дальневосточного) создаются Западное, Южное, Центральное и Восточное оперативно-стратегические направления.

3. Неукомплектованность вооруженных сил личным составом.

Сохраняющаяся численность ВС страны около 1 млн. военнослужащих на фоне резкого сокращения количества офицеров заметно обостряет проблему их комплектования рядовым составом (перевод прапорщиков в категорию сержантов отодвинул задачу подготовки последних на некоторую перспективу).

В складывающихся условиях нецелесообразно полностью отказываться от набора по контракту рядового состава. Первыми это заметили в руководстве Воздушно-десантных войск, которые отстояли свое право на солдат-контрактников. Иное, по-видимому, невозможно и для корабельного состава ВМФ, где требуется подготовка специалистов по конкретным специальностям.

Отдельного рассмотрения заслуживают части постоянной готовности, где количество солдат-призывников должно быть минимальным – не более 30% от обще численности. Причина этого состоит в том, что призывники требуют как минимум обучения в течение нескольких месяцев.

Таким образом, процесс осуществления военной реформы в ВС России сейчас внушает самые серьезные опасения. По существу, разрушается система подготовки военных кадров, продолжается падение технической оснащенности вооруженных сил, нарушается система их комплектования и управления. Все это ведет к ослаблению обороноспособности страны и требует принятия срочных мер по устранению уже имеющихся негативных последствий.

В.В.Евсеев. “Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя