Что кроется за действиями Анкары?

События, происходящие в последнее годы на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке, вызвали тектонические сдвиги в геополитике этого огромного региона. В ряде арабских стран – Иордании, Египте, Тунисе, Ливии, Алжире – к власти рвутся представители радикального ислама. И многие политологи не сомневаются – рано или поздно исламские радикалы установят, по крайней мере, в части государств, свои порядки. Особенно большие опасения вызывает ситуация в Египте.

В последние годы сильно изменилась ситуация и в Турции. Анкара стала сворачивать со светского пути развития, который определил ещё в 20-е годы XX века Мустафой Кемалем Ататюрком. Наследие этого турецкого вождя-основателя постепенно предается забвению. На акции в поддержку исламистской Партии справедливости и развития, которую возглавляет нынешний премьер-министр Реджеп Эрдоган, собираются сотни тысяч и даже миллионы турков. Состав очень широкий: приходит мусульманская молодёжь и пожилые люди.

Сторонники Партии справедливости и развития являются приверженцами новой турецкой доктрины, которую называют «неоосманизм». Эта идея основана на том убеждении, что в настоящее время у Турции есть реальный шанс снова получить статус великой державы, империи, стать одним из центров силы на планете. В Анкаре видят, что старый миропорядок рушится и Турция может и должна восстановить свои утерянные после поражения в Первой мировой войне позиции. В первую очередь взоры «неоосманов» устремлены на те регионы, которые раньше входили в состав Османской империи – это Северная Африка, страны Ближнего Востока, Балканский полуостров, Южный и Северный Кавказ, Крым.

Так, два года назад глава министерства иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу сделал следующее заявление: «Существует наследие, оставленное Османской империей. Нас называют «неоосманами». Да, мы «новые османы». Мы вынуждены заниматься соседними странами. И даже идём в Африку».

Составными частями этой доктрины является неопантюркизм – турки, считаются ядром грядущего объединения всех тюркских народов и турецкое евразийство.

Причём, усиление Турции, подкреплённое успехами в области развития экономики и военного строительства, встречает значительную поддержку в мусульманском мире. Когда в середине сентября 2011 года турецкий премьер нанёс визит в «освобождённые» революцией Египет, Тунис и Ливию, его всюду встречали восторженные толпы арабов с лозунгами вроде - «Спаситель ислама, любимый Аллахом Эрдоган!» Египетские сторонники «Братьев-мусульман» прозвали турецкого лидера «новым Салах ад-Дином» (это мусульманский полководец XII века, султан Египта и Сирии, нанесший ряд существенных ударов по позициям крестоносцев). Свершилось, то, чего ещё несколько лет назад опасались некоторые западные аналитики, Анкара всё сильнее сдвигается в сторону радикального ислама.

Признаками исламизации Турции является «зачистка» армейского руководства, а армия была основой сохранения страной светского курса и репрессии против СМИ. Согласно недавнему отчету международного института СМИ, а он опирается на данные исследования Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), турецкое государство занимает первое место в мире по числу журналистов, которые посажены в тюрьму. Всего посажено 57 человек. Большая часть из этих журналистов была лишена свободы в годы правления правительства Эрдогана. Второе место в этой «почетной категории» делят Китай с Ираном. В каждом из этих государств в тюрьмах сидят по 34 представителя средств массовой информации. Согласно данным того же отчета, ещё против примерно тысячи сотрудников турецких СМИ в последнее время выдвинуты обвинения со стороны властей.

Внешняя политика

Сирия. По мнению экспертов, именно такое «головокружение от успехов» повлияло на отношение Анкары к Сирии. Интересно, что совсем недавно Дамаск был ближайшим военным и экономическим партнёром турков на Ближнем Востоке. Но это не помешало Турции разорвать почти все отношения с Сирией, даже в ущерб своей экономике. Так, 21 сентября на пресс-конференции в Нью-Йорке Эрдоган сделал заявление о прекращении диалога с Дамаском. А 24 сентября появилась информация о перехвате турецкими кораблями сирийского судна, которое везло на родину оружие. Отправителем груза, видимо, был Иран.

Комментируя изменение отношения Анкары к Сирии, сирийские СМИ недоумевают, им непонятно откуда взялась такая враждебность к их стране? Проводимую в последнее время политику Турции сирийские журналисты называют «тяжёлым случаем дипломатической шизофрении». В итоге из дружественных, отношения двух стран дошли, чуть ли не до военного конфликта. Причём, Турцию к конфликту с Сирией подталкивают и страны Запада, Саудовская Аравия. А в Турции обсуждали возможность создания «зоны безопасности» в приграничных районах Сирии.

В Дамаске уже опасаются вторжения турецкой армии. В этой ситуации у Сирии остаются только два возможных союзника – Тегеран и Москва. Россия имеет в Тартусе базу материально-технического обслуживания Военно-морского флота. Есть сведения о том, что её спешно приводят в порядок. Дамаск предлагает расширить российское военное присутствие в Сирии. Для России это очень важно – это последняя возможность сохранить своё военное присутствие в Средиземноморском регионе. Для Ирана сирийское государство тоже является своего рода «воротами» в Средиземное море. Кроме того, Дамаск и Тегеран являются военными союзниками – между ними есть соответствующее соглашение.

Израиль и Кипр. После разрыва отношений с Сирией, Анкара направила свой гнев против Иерусалима. Это очень популистский ход – арабский мир негативно относится к еврейскому государству, так Эрдоган усиливает позиции Турции среди арабских стран. Турецкое правительство решительно сменило вектор турецко-израильских отношений. Так же как и сирийское государство, Израиль превратился из союзника Анкары в её возможного врага. Турки даже обнародовали новую военно-морскую стратегию, которая направлена против Израиля и Кипра, на укрепление позиций турецких ВМС в Восточном Средиземноморье.

Свой план турки назвали весьма символично - «Барбаросса». Очень громкое название, так свое время Адольф Гитлер назвал операцию по вторжению в Советский Союз. Правда, в Турции утверждают, что они имели в виду совсем другого Барбароссу. Это имя в XVI веке носила семья знаменитых пиратов, турецких адмиралов и властелинов Алжира. Но, понятно что, в большой политике такие совпадения не бывают случайными. Видимо, турецкое политическое руководство прекрасно отдавало себе отчёт об этом и рассчитывало на шокирующий эффект. Хотя понятно, что в этом случае в Турции совсем уж заигрались в «Османскую империю – 2». Слишком негативный оттенок несёт это слово, и не только для евреев, но для других стран, включая Россию. Тем не менее, подобные действия помогают Р. Эрдогану повышать авторитет Турции в глазах мусульман всего мира и утверждаться в качестве великой региональной державы.

Есть и экономическая предпосылка турецко-израильского конфликта. Туркам, для того чтобы стать «империей», жизненно важно получить самостоятельность в обеспечении государства углеводородами. Тут они действуют в двух направлениях – укрепляют связи с Азербайджаном (который, как страна населённая тюрками, в их зоне влияния), вместе с Евросоюзом проталкивают проект Набукко. И одновременно планируют использовать месторождения углеводородов в Средиземном море. В море между Израилем и Кипром было обнаружено большое газовое и нефтяное месторождение (одно из его названий «Левиафан» – это мифический морской змей). Для разведки и разработки этого месторождения углеводородов израильтяне и греки-киприоты заключили соглашение и собирались бурить первые скважины, но против этого решительно выступили турки. В отношении Кипра было озвучено несколько угрожающих заявлений. Турки обещали применить свои ВМС.

Анкара хочет показать, что она является настоящим хозяином Восточного Средиземноморья и развиваться этот регион должен по её правилам.

По мнению некоторых израильских СМИ, если раньше Османскую империи называли «больным человеком Европы» то нынешнюю Турцию можно назвать «психически неуравновешенным человеком Ближнего Востока».

Иран. Осенью 2011 года резко охладились отношения Турции и с Ираном. Анкара согласилась на предложение Соединённых Штатов разместить на своей территории локатор американской системы Противоракетной обороны. Объект будет дислоцирован на юго-востоке государства. По сообщениям турецкой прессы, локатором собираются управлять из оперативного центра Северо-Атлантического Альянса в Германии. Если на официальном уровне использование американского объекта ПРО против России хотя бы скрывается, то его направленность против иранского государства всячески подчёркивается. Поэтому Иран уже сделал Анкаре несколько предупреждений о том, что установка американской РЛС приведёт к росту напряженности в регионе.

9 октября появилась информация о заявлении помощника иранского президента Яхъи Рахима Сафави о том, что предоставляя Соединенным Штатам территорию для развертывания систем ПРО, Турция совершает «стратегическую ошибку». Иранец подчеркнул, что, приняв это решение, турецкое правительство нанесло ущерб не только Ирану, но и России. Помощник президента заявил, что действия Анкары представляют «четкий сигнал», который направлен, в первую очередь, Ирану. Тегеран найдет способ «ответить» на решение Турции, сообщил Сафави.

Сложившаяся ситуация сильно беспокоит режим Ахмадинежада. Выходит, что турецкие вооруженные силы наверняка поддержат страны США и НАТО при нападении на Иран. А война в Ливии, ситуация вокруг Сирии, подтверждают опасение иранского руководства.

Кроме того шиитский Иран является старым врагом суннитских монархий Персидского залива. Поэтому Эр-Рияд также подталкивает Турцию к войне против персов, как и против алавитов Сирии. Иран является конкурентом суннитов за лидерство в исламском мире.

Но начать операцию против Ирана можно только после разгрома Сирии. Складывается ситуация когда Тегерану необходимо защищать сирийский режим Асада, как самого себя.

Ирак. Курдский вопрос. Турция, используя нынешнюю слабость практически расчлененного Ирака, проводит военную операцию против иракских курдов. В августе-сентябре 2011 года было совершено в общей сложности до 58 боевых вылетов турецких Военно-воздушных сил, уничтожен ряд командных пунктов, складов с оружием и боеприпасами Рабочей партии Курдистана (РПК). Вдоль турецко-иракской границы расположена артиллерия, которая также наносит удары по территории Ирака. Курды отвечают террористическими актами, устраивают засады против турецких войск, так в августе курдские боевики атаковали на юге Турции армейскую колонну, было убито несколько турецких солдат.

В конце сентября глава турецкого правительства Реджеп Таийп Эрдоган подтвердил решимость руководства государства провести военную операцию на территории Ирака, направленную на уничтожение инфраструктуры РПК.

Одновременно турецкие военные проводят операцию, направленную против курдского повстанческого подполья на юго-востоке страны. Курды продолжают сопротивление, только 24 сентября курдские боевики трижды атаковали различные военные объекты. Настоящий бой с участием вертолётов произошёл у города Первари, турки потеряли 5 человек убитыми и больше десятка ранеными. По турецким официальным данным за последний месяц было убито до 300 курдских боевиков.

Сомнительно, что Анкаре удастся подавить движение курдов силой, для этого пришлось бы устроить геноцид, а в нынешнее время мировое сообщество не будет закрывать глаза на подобные действия. Курды многочисленный народ, имеющий древнюю историю, и крупные общины не только в Турции, Иране, Ираке и Сирии, но в ряде западных государств. Поэтому, военные действия будут продолжаться, без коренного перелома в чью либо пользу.

Решатся ли турки первыми начать войну?

Это очень маловероятный сценарий, особенно в ближайшее время. Для такого события регион должен быть ещё более дестабилизирован. Армии Израиля, Сирии, Ирана, слишком сильные противники, чтобы с ними можно было воевать без серьёзной поддержки. К тому же Иран и Сирия союзники, война с Дамаском вызовет ответную реакцию Тегерана, вплоть до военного удара.

Анкара, может поучаствовать в войне с Сирией и Ираном, только в том случае, если состав участников будет коалиционном, как в случае с Ливией.

С Израилем вообще нет общей границе, поэтому в нынешней ситуации возможен только конфликт на море, при участии ВВС. Анкара вполне способна блокировать израильское побережье, учитывая превосходство турецких ВМС. Это ухудшит снабжение страны, особенно в плане энергоносителей. Но смысл предпринимать такую операцию есть только при начале новой широкомасштабной арабо-израильской войны, когда египтяне перекроют газопровод и израильской армии надо будет разбить врага за месяц-два. Тогда турецкий флот может сыграть решающую роль – без топлива ЦАХАЛ долго не продержится. Израилю придётся принимать решение о переговорах.

Но до такого сценария ещё далеко. Нынешние действия Анкары – это больше информационная кампания по набору очков среди мусульман. Хотя ясно, что просто так на Востоке такие слова не говорятся. Вытащив свой «кинжал» наполовину, Анкаре рано или поздно придётся вытащить его полностью.

Интересы США

Конфронтация Турции с Сирией и Ираном, фактически официальными врагами Запада, выгодна Соединенным Штатам и другим странам Запада. Такие действия Турции вписываются в общую стратегию Вашингтона по дестабилизации Евразии.

С Израилем ситуация не так безоблачна, но судя по всему часть американской элиты готова пожертвовать и еврейским государством. Нельзя считать, что Израиль – это та фигура, которую невозможно уступить в Большой Игре.

К тому же имперские амбиции турецкого руководства рано или поздно столкнутся с интересами России на Кавказе и в Крыму, это также отвечает основам политики Вашингтона.
Автор Самсонов Александр

Источник 

Мечтаете о дорогом и шикарном автомобиле? У нас на сайте Вы можете воплотить свою мечту в жизнь и купить BMW. Огромный ассортимент предложений.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя