Российское оружие остается эффективным и конкурентоспособным

В преддверии международного авиационно-космического салона – МАКС-2013 мы встретились с генеральным директором «Рособоронэкспорта» Анатолием ИСАЙКИНЫМ. Единственный государственный спецэкспортер традиционно берет на себя роль генерального спонсора одного из крупнейших авиационных смотров, ведь именно здесь потенциальным иностранным партнерам можно «вживую» показать десятки российских самолетов и вертолетов, на которые приходится львиная доля экспортных заказов. О перспективах и возможностях России на мировом рынке вооружений с руководителем «Рособоронэкспорта» беседовал ответственный редактор «НВО» Виктор ЛИТОВКИН.

– Анатолий Петрович, на авиационную технику и средства ПВО традиционно приходится больше половины поставок «Рособоронэкспорта». Сохранится ли такое положение в текущем году и будет ли рост по сравнению с предыдущим годом?
– Процентное соотношение, конечно, будет меняться, но в целом распределение по сегментам останется прежним. Я бы охарактеризовал нашу структуру экспорта как сбалансированную и соответствующую общемировым тенденциям. На сегодняшний момент объем портфеля заказов составляет около 35 миллиардов долларов, при этом 58% приходится на авиационную технику и средства ПВО. К настоящему моменту мы примерно на 70% выполнили план по поставкам на этот год, и уже сейчас можно говорить, что по их объему мы превысим прошлогодние показатели. Итоговые данные, как обычно, будут опубликованы в начале следующего года. Хочу особо отметить, что одними из наиболее динамично развивающихся направлений в этом году станет вертолетная техника, объем поставок которой увеличится более чем на 20%, а также средства ПВО – рост более чем на 30% по сравнению с 2012 годом.
– А с чем вы связываете такой существенный рост этих сегментов?
– Экспорт вертолетной техники вообще уверенно растет все последние годы. Просто оцените масштаб: в 2001 году мы поставили на экспорт 12 машин, а в плане на 2013 год – свыше 130 вертолетов. Более чем десятикратный рост. Это связано и с общемировым увеличением спроса на вертолеты, и с нашей активной работой по продвижению российских машин. Нам удалось существенно расширить географию поставок. Именно вертолетная техника сегодня становится одним из локомотивов развития военно-технического сотрудничества с иностранными государствами во всех регионах мира. Возрастающие объемы поставок заставили нас несколько лет назад провести внутреннюю реорганизацию – был создан отдельный департамент экспорта вертолетной техники и услуг. Что касается средств ПВО, то спрос на них всегда был стабильно высоким. Безусловно, своеобразным импульсом стали известные события в Африке, которые наглядно показали, к каким последствиям приводит отсутствие дееспособной системы ПВО, оснащенной современными комплексами.
Учитывая, что Россия традиционно занимает в этой сфере лидирующие позиции, то логично, что спрос на российские средства ПВО увеличился. Причем речь идет о комплексах и системах всех классов.
– В данном случае, как я понимаю, вы подразумеваете Ливию. А возобновлены ли контакты с этой страной и как в целом вы оцениваете перспективы «Рособоронэкспорта» на Ближнем Востоке?
– Что касается Ливии, то мы поддерживаем контакты, но говорить о возобновлении ВТС на запланированном прежде уровне, очевидно, преждевременно. Последствия так называемой арабской весны сильно ударили по целому ряду государств. Ситуация в регионе нестабильная и меняется достаточно быстро. В этом случае нам остается внимательно держать руку на пульсе. Здесь у нас много традиционных партнеров, с которыми выстроены многолетние отношения. Поэтому даже кризисные явления не перечеркнут большой и действительно успешный опыт сотрудничества.
– Но, например, ВТС с Сирией уже сказывается на других контрактах, в частности, резким нападкам подвергается Пентагон за закупки вертолетов Ми-17 в интересах Афганистана. В том числе это обосновывается возросшей ценой на вертолеты.
– Относительно Сирии Россия неоднократно проясняла свою позицию. Мы действуем строго в рамках международных соглашений и выполняем ранее заключенные контракты. Дальше уже идет политика. Это относится и к контракту на вертолеты Ми-17В-5. Если оценивать данное соглашение объективно, то по критерию «эффективность–стоимость» у него просто нет равноценных альтернатив. Российские вертолеты существенно дешевле своих конкурентов, но что самое важное – они убедительно показали высокие характеристики и надежность в сложнейших климатических условиях Афганистана. Для них проще готовить афганские экипажи, их легче обслуживать. Тут очень много разных факторов, которые в конечном счете вылились в прагматичное и взвешенное решение американского оборонного ведомства. Соглашение к тому же символично. Оно показывает, что наши страны могут работать над решением общих задач сообща, откинув предрассудки и беспочвенную риторику. Таких масштабных проектов у нас, между прочим, не так много. А то, что пишут по поводу повышения цены, не имеет никакого отношения к реальности. Весь шум вокруг этой истории – наглядный пример действия лоббистов, проталкивающих интересы национальных производителей.
– Сегодня Ми-17 безусловный лидер российского вертолетного экспорта. Готовится ли для него замена в будущем и какие новые образцы сегодня продвигает «Рособоронэкспорт»?
– Вертолеты семейства Ми-17 имеют в запасе огромный модернизационный потенциал, и сегодня разрабатываются новые модификации, которые придут на смену нынешним экспортным Ми-171Ш, Ми-17В-5 и Ми-171Е. Но это в перспективе. Указанные модели отвечают современным требованиям и полностью удовлетворяют потребности заказчиков. Если говорить о новинках, то это фактически большая часть активно продвигаемых нами вертолетов. Сейчас выводятся на международный рынок вооружений сразу две боевые машины – Ка-52 и Ми-28НЭ, причем на последнюю уже подписан первый экспортный контракт. Именно к ним мы ожидаем повышенного интереса наших партнеров на МАКСе. Участвующий в индийском тендере Ка-226Т – тоже новая машина, как и «Ансат», и модернизированный «тяжеловес» Ми-26Т2. Наличие такой обновленной продуктовой линейки гарантирует дальнейший уверенный рост вертолетного сегмента.
– Расскажите о ситуации на рынке боевых самолетов. Судя по всему, Су-35 становится экспортным фаворитом «Рособоронэкспорта»?
– На рынке боевых самолетов мы прочно удерживаем второе место. По объемам поставок наше положение несколько стабилизировалось, что связано с определенным насыщением авиационного парка наших партнеров. Однако с активным выводом на рынок новейшего истребителя Су-35 мы открываем новую главу экспорта российских боевых самолетов. При этом не сходит с дистанции и семейство истребителей типа Су-30МК. Мы предлагаем нашим партнерам модернизированные версии самолетов, адаптированные под применение новейших авиационных средств поражения, значительно повышающих их боевые возможности. Естественно, большим спросом в дальнейшем будут пользоваться программы по глубокой модернизации стоящих на вооружении истребителей. Таким образом, Су-35 не заменяет, а дополняет модельный ряд и, бесспорно, существенно повышает наши экспортные возможности. Не стоит забывать и о новых модификациях истребителей МиГ-29 – МиГ-29М/М2 и МиГ-35. В первую очередь к ним проявляют интерес страны, где стоят на вооружении самолеты этого семейства.
– Информация о готовящемся соглашении на поставку первой партии истребителей Су-35 в Китай давно обсуждается в прессе. Когда будет подписан контракт и не случится ли так, что, выкупив часть самолетов, Пекин откажется от дальнейшей закупки и займется их копированием?
– По теме истребителей Су-35 с китайской стороной сейчас ведутся технические консультации, и это, как правило, длительный процесс. Поэтому прогнозы по срокам подписания контрактов делать рано. Подчеркну, что нет никаких причин для опасения в отношении невыполнения Китаем контрактных обязательств в части платежей и закупки законтрактованного имущества. Китайская сторона ответственно относится к соблюдению подписанных договоренностей. Это касается и соглашения об охране интеллектуальной собственности от 2008 года, которое является гарантом цивилизованного сотрудничества в военно-технической сфере.
– А как развивается сотрудничество в авиационной сфере с другим стратегическим партнером – Индией?
– Индия – наш ключевой партнер в авиационной сфере, с которым мы работаем над самыми амбициозными проектами. Причем в данном случае я в первую очередь говорю о совместных разработках – взять, к примеру, истребитель пятого поколения FGFA, многофункциональный транспортный самолет MTА, сверхзвуковые ракеты типа «БраМос». Мы принимаем активное участие и в создании национальных образцов и комплектующих. В частности, по авиационной тематике занимаемся доводкой газотурбинного двигателя «Кавери», а также созданием активной радиолокационной головки самонаведения для ракет класса «воздух–воздух» «Астра». Это такой уровень партнерства, на который пока не готова ни одна другая страна. К тому же ни у кого нет такой успешной и длительной истории военно-технического сотрудничества и, следовательно, таких доверительных отношений. Безусловно, Индия по-прежнему остается и основным покупателем наших готовых образцов. В июне мы закончили выполнение контракта 2008 года на поставку ВВС страны 80 вертолетов Ми-17В-5, а в конце года начнем передачу дополнительной партии «милевских» машин в количестве 59 единиц для ВВС и 8 единиц в интересах МВД. Успешно выполняется и заключенный в конце 2012 года контракт на поставку 42 техкомплектов Су-30МКИ для лицензионной сборки. Как вы понимаете, я перечисляю только самые крупные контракты, которые мы сейчас выполняем.
– В последнее время много новостей приходит с рынка учебно-боевых самолетов. Как вы оцениваете перспективы Як-130 и его конкурентные возможности?
– Мы уже можем оценивать перспективы исходя из опыта эксплуатации этих самолетов как в России, так и за рубежом. И Як-130, несмотря на свою новизну, проявил себя просто отлично. К сожалению, он пока не так известен, как наши «МиГи» или «Сухие», однако у него очень большое будущее. В первую очередь мы рассчитываем на заключение контрактов со странами ближнего зарубежья, Латинской Америки и Юго-Восточной Азии. Безусловно, большой интерес к нему будет в ходе МАКСа. Несколько делегаций уже подали заявки на проведение ознакомительных полетов для своих пилотов в ходе авиасалона. Что касается конкуренции, то хочу отметить, что ряд иностранных учебных самолетов создан на основе российских технических решений при непосредственном участии ОКБ имени Яковлева. Поэтому в техническом плане мы не боимся конкуренции – мы абсолютно уверены в высочайших возможностях Як-130. Более того, сейчас ведутся работы по повышению его боевого потенциала, что положительно скажется на экспортной привлекательности.
– Наши успехи в Азиатско-Тихоокеанском регионе или на Ближнем Востоке хорошо известны, а вот есть ли будущее у военно-технического сотрудничества со странами НАТО?
– Во-первых, хорошие примеры такого сотрудничества уже есть – это греческая и турецкая армии, вооруженные рядом образцов российского производства. Достаточное количество авиационной техники еще советского производства стоит на вооружении стран Восточной Европы. Соответственно мы предлагаем варианты их модернизации, а также новые российские разработки. Учитывая существующую инфраструктуру и наличие специалистов, работающих с отечественной техникой, такие закупки выглядели бы логично. Если опять же не увязывать эту тему с политикой, а исходить из рациональных соображений. Есть перспективы и в отношении западноевропейских государств. В первую очередь речь идет о совместных разработках в интересах третьих стран, проведении НИОКР. Наше сотрудничество с крупнейшими европейскими производителями стабильно расширяется. Например, по авиационной тематике по самым разным темам мы работаем с EADS, Elettronica, Finmeccanica, MBDA, Safran, Thales. И такая кооперация необходима, если мы хотим быть в числе лидеров оружейного рынка.
– «Рособоронэкспорт» всегда делает акцент на том, что расширение географии поставок является одним из приоритетов компании. Но у вас в партнерах уже более 70 стран, есть ли еще возможности для расширения?
– Безусловно, это остается одним из приоритетов наравне с углублением кооперации с традиционными партнерами. И в Латинской Америке, и в Азиатско-Тихоокеанском регионе есть страны, с которыми военно-техническое сотрудничество или не начиналось вовсе, или находится в зачаточном состоянии. Как импортеры оружия стремятся сегодня диверсифицировать поставщиков, так и мы за счет увеличения рынков сбыта стремимся сделать свое положение более устойчивым. Хочу особенно подчеркнуть, что мы рады всем новым партнерам, даже если в перспективе речь идет о небольших контрактах. Например, в этом году мы установили отношения с Республикой Фиджи и рассчитываем на плодотворную работу. Под расширением географии поставок мы подразумеваем и восстановление отношений с партнерами после многолетнего перерыва. Особенно это касается африканских стран. За последний год военно-техническое сотрудничество возобновлено с Ботсваной, Ганой, Экваториальной Гвинеей. В конечном счете все небольшие шаги складываются в одну большую стратегию, которая позволяет нам уверенно пополнять портфель заказов в условиях ужесточающейся конкуренции.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя