Третье наступление немцев на Севастополь

Готовя третье наступление на Севастополь, противник с конца мая начал усиливать свою группировку под Севастополем. К началу июня сосредоточенная здесь 11-я вражеская армия насчитывала в своем составе около десяти дивизий. Для поддержки наступления враг стянул на узкий участок фронта, в район севернее Камышлы, не только всю полевую артиллерию, но и значительное количество тяжелой артиллерии, сотни полевых орудий и минометов. Зенитная дивизия 8-го авиационного корпуса была привлечена для стрельбы прямой наводкой по севастопольским укреплениям. Кроме того, для обстрела города и береговых батарей противник применил сверхтяжелые орудия. В первом эшелоне наступавших войск должны были действовать главным образом тяжелые танки. На аэродромах Крыма было сосредоточено 500 вражеских самолетов, которые предназначались для поддержки наступления наземных войск.
Для осуществления блокады города противник создал специальную группу из 150 самолетов, большого количества подводных лодок и торпедных катеров.
Таким образом, к началу третьего наступления немецко-фашистских войск на Севастополь противник имел двойное превосходство в живой силе, пятикратное в артиллерии и абсолютное по танкам и авиации.
Перед защитниками Севастополя стояла исключительно трудная задача — в условиях блокады оборонять город в течение максимально длительного времени и в упорных боях перемолоть возможно больше войск наступавшего врага, сковать 11-ю армию, не позволить противнику использовать ее для наступления на юго-западном направлении.
После пятимесячного затишья под Севастополем с новой силой разгорелись напряженные бои. Начиная с 20 мая резко усилилась деятельность артиллерии и авиации противника.
Враг приступил к методическому обстрелу наших позиций и бомбардировке города. 27 мая вражеская авиация произвела массированный налет на Севастополь. За это время он сбросил на боевые порядки наших войск и на Севастополь десятки тысяч авиабомб крупного калибра и выпустил свыше сотни тысяч артиллерийских снарядов.
Особенно интенсивно противник обстреливал участки нашей обороны в районе Бельбек, Камышлы.
Гитлеровцы предполагали, что после такой мощной артиллерийской и авиационной подготовки защитники Севастополя не смогут оказать существенного сопротивления и фашистские войска беспрепятственно продвинутся к городу.
Наступление враг начал в пять часов 7 июня, нанося главный удар в направлении Мекензиевы Горы, Северная бухта.
Впереди шли танки, непосредственно за ними пехота. Атака поддерживалась массированным огнем вражеской артиллерии и непрерывными ударами бомбардировщиков. Разрывы снарядов и авиационных бомб создавали сплошную завесу огня.
Казалось, все живое было сметено. Однако когда вражеские части стали подходить к передовым позициям наших войск, на них обрушился артиллерийский, минометный огонь, а также огонь береговых батарей.
Немецко-фашистским войскам вместо безостановочного движения на Севастополь приходилось с большими потерями буквально прогрызать нашу оборону.
Десять дней шли непрерывные бои на Мекензиевых Горах, где противник пытался прорваться к Северной бухте, но дальше полустанка Мекензиевы Горы он пройти не смог. Понеся большие потери, враг вынужден был временно прекратить атаки на этом участке фронта.
Не добившись решительных успехов на северном фасе севастопольских укреплений, противник перенес свои главные усилия на наш правый фланг с целью достичь желаемых результатов наступлением вдоль Ялтинского шоссе.
12 июня пехота противника при поддержке 100 танков и значительной группы бомбардировочной авиации атаковала наши позиции в районе Камары. Пять дней и ночей здесь шли непрерывные бои. На вражеские атаки наши части отвечали мощным огнем и контратаками. Отдельные узлы обороны по нескольку раз переходили из рук в руки. Батарея Николая Воробьева несколько суток дралась против врага, численность которого во много раз превосходила численность оборонявшихся. Когда кончились боеприпасы, оставшиеся в живых несколько человек не сдались врагу, а пали смертью храбрых, вызвав по радио огонь наших батарей на себя.
Удар противника вдоль Ялтинского шоссе также потерпел неудачу. Несмотря на исключительную напряженность боев на этом направлении, противник за 5 дней смог лишь на 3—3,5 км вклиниться в нашу оборону и выйти в район высоты 123,3, но разорвать фронт советских войск и развить наступление далее к западу, на Севастополь, ему не удалось.
План немецко-фашистского командования, рассчитанный на расчленение нашей обороны путем наступления через Мекензиевы Горы и вдоль Ялтинского шоссе, был сорван активной и упорной обороной наших войск.
Противник вынужден был ввести свежие силы и с 18 июня начал атаки одновременно на северном и южном участках фронта, а через два дня и на восточном. Бои, развернувшиеся на всем фронте, носили напряженный характер. Наши войска усиленно контратаковали вклинившегося врага. Однако положение защитников Севастополя с каждым днем становилось все тяжелее. Подвоз боеприпасов морем вследствие непрерывно усиливавшейся морской и воздушной блокады Севастополя все более затруднялся. Поступление снарядов и патронов не могло покрыть очень большого их расхода, обусловленного напряженностью боев. Наши артиллеристы, экономя снаряды, вели огонь только наверняка — в упор по наступавшим.
Борьба все чаще и чаще заканчивалась рукопашными схватками. Советские пехотинцы, подпуская атаковавшие подразделения врага на несколько десятков метров, расстреливали их пулеметным огнем, бросались в штыки. Так героические защитники Севастополя с неослабевающим мужеством обороняли каждую пядь родной советской земли. Но под ударами превосходящих вражеских сил наши части вынуждены были постепенно, метр за метром, оставлять свои позиции.
В героической обороне Севастополя, так же как и в обороне Одессы 1941 года, важнейшую роль сыграл Черноморский флот. Оборона обоих городов осуществлялась в тесном оперативно-тактическом взаимодействии сухопутных сил с морской пехотой, артиллерией береговой обороны и кораблями, с морской авиацией и ПВО. Морская пехота сражалась с врагом бок о бок с армейскими пехотинцами, и ее массовый героизм вошел в историю. Артиллерия береговой обороны и корабельная артиллерия оказывала могучую поддержку обороняющимся войскам. Огонь орудий береговой обороны был наиболее губительным для вражеских танков, и неслучайно гитлеровцы перед наступлением сосредоточивали на береговых батареях огонь почти всей своей артиллерии и усиленно бомбили их с воздуха. Корабельная артиллерия, имевшая корректировщиков огня в боевых порядках пехоты, обрушивала град снарядов крупного калибра на скопления вражеской пехоты и танков, срывала вражеские атаки и мощным заградительным огнем прикрывала подступы к нашим позициям на наиболее ответственных направлениях. Но самой трудной и ответственной задачей Черноморского флота было поддержание непрерывного сообщения с осажденными городами в тяжелых условиях жесткой морской блокады. Отбивая атаки вражеской авиации, торпедных катеров и подводных лодок, рискуя поминутно подорваться на многочисленных минных заграждениях, моряки Черноморского флота подвозили в осажденные города пополнение, оружие, боеприпасы, эвакуировали раненых, жителей и материальные ценности. Благодаря тесному и непрерывному взаимодействию с Военно-Морским Флотом защитники Севастополя и Одессы удерживали свои позиции, нанеся врагу большие потери.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя