Военный совет

С. БУНТМАН - Ну что ж, мы начинаем очередное заседание «Военного совета». И сразу скажу слушателям «Эхо Москвы», что передача у нас сегодня идёт в записи. Так сложились обстоятельства. Так сложилось служебное расписание Татьяны Викторовны Шевцовой, заместителя министра обороны. Здравствуйте, Татьяна Викторовна. Добрый день.

Т. ШЕВЦОВА - Здравствуйте.

С. БУНТМАН - Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман - ведущие этой программы. Всё, как всегда. Конечно, накануне праздника, вот, с каким праздником вас поздравляют сейчас чаще? С 23 февраля или с 8 марта?

Т. ШЕВЦОВА - Ну, в настоящее время мне повезло. Меня поздравляют и с 23 февраля, и с 8 марта.

С. БУНТМАН - А странно военным, даже и генералам, поздравлять начальника с 8 марта?

Т. ШЕВЦОВА - Да нет, не странно. Мне кажется, всё-таки они в первую очередь поздравляют меня как женщину, поэтому для них это не вызывает каких-то сложностей.




С. БУНТМАН - Ну а они знают, что завтра они должны будут, ваши подчинённые, все равно представить отчёты?

Т. ШЕВЦОВА - Да.

С. БУНТМАН - О чём-нибудь, о том, что поручено. Вообще, это достаточно тяжёлый был переход для вас в министерство обороны?

Т. ШЕВЦОВА - Если говорить о том направлении, в каком я занимаюсь, то, в принципе…

С. БУНТМАН - Да, и давайте скажем сразу круг ваших обязанностей.

Т. ШЕВЦОВА - Да, в круг моих обязанностей входит всё-таки блок контроля по финансово-бюджетному надзору. В принципе, они немножко сопоставляются с тем видом деятельности, которой я занималась последние 20 лет, да, по предыдущей своей работе. Всё-таки основная функция была контроль. И сегодня, памятую о том, что всё-таки государством выделяются очень большие денежные средства и на перевооружение, и на социальную политику Вооружённых сил, то, безусловно, стоят вопросы организации очень серьёзного бюджетно-финансового контроля. И этим я занимаюсь. Также в круг моих обязанностей входит аналитика ценообразования на продукцию военного назначения. Это тоже связано с экономией бюджетных средств. Внимательно изучаем те предложения ценовые, а с учётом того, что у нас всё-таки специфическая продукция, специфические закупки в том числе в вооружении, иногда порою сложно найти те ориентиры и те источники, всё-таки какие цены должны быть, по каким ценам нам покупать, вот, и поэтому одной из задач, входящих в круг моих обязанностей, это уже является, вот, организация работы по методологии ценообразования на продукцию военного назначения. Ну и третий блок – он связан с той тематикой, наверное, о которой мы сегодня будем говорить.

С. БУНТМАН - О которой мы сегодня в основном будем говорить. Это жилье, обеспечение, жильё, да.

Т. ШЕВЦОВА - Это социальная направленность обеспечения жильём военнослужащих. Поэтому с учётом того, что круг всё-таки больше контрольно-экономически-финансовый, в этой части в принципе мой переход не сложен. Тематика в принципе одна.

С. БУНТМАН - Угу. Но специфика есть?

Т. ШЕВЦОВА - Специфика, безусловно, есть. Специфика, конечно, и в масштабах. И в том виде деятельности, которой занимается само министерство обороны, то есть, безусловно, это специфика, то, что я говорила в части все-таки ограниченного круга информации, там, по продукции военного назначении – оно требует каких-то таких нестандартных подходов.

С. БУНТМАН - Вы со вздохом так сказали – «нестандартных подходов». А всё-таки это непросто, потому что, насколько мы знаем, всё-таки до реформы был большой непорядок. Министр об этом неоднократно говорил, не очень было понятно, как это всё происходит в Вооружённых силах. И прохождение финансов, и социальная сфера. Не очень как-то это было понятно. Многое было какого-то такого скрытого.

А. ЕРМОЛИН - И вопрос ценообразования в том числе.

С. БУНТМАН - Да. Удалось упорядочить? Вот так если сказать в общем.

Т. ШЕВЦОВА - Мы работаем очень серьёзно над этим направлением. Самое главное, что мне кажется, вот, наш министр – он понимает, как надо всё это организовывать, как надо это всё делать, ставят перед нами задачи, и я говорю, что очень важно, что мы понимаем, как это надо делать. Другое дело, что сложности иногда в нормативной базе, да? Сложности, что это всё-таки очень большая структура, большая махина, чтобы этот вал, который идёт, там, допустим, в одном направлении чуть-чуть развернуть и повернуть на несколько градусов или, наоборот, в обратном направлении, это требуется огромных усилий, человеческих, мысленных, всевозможных. Поэтому мы над этим работаем. И я даже уверена и не сомневаюсь, что у нас всё получится.

С. БУНТМАН - Ну, хорошо. Дай бог, сейчас перейдём сейчас как раз к жилищной сфере, потому что это был один из основных всё-таки пунктов тех преобразований, что обеспечить жильём. Вот, какие здесь приоритеты? Как выстраивается иерархия? Прежде всего те, кто по каким-то причинам, по своим или по объективным причинам увольнялся, должен быть получить жильё. Или те, кто, наоборот, служит и долго ждут жильё. Жильё своё, жильё служебное. Вот, здесь какие здесь приоритеты вы выстраивали и, вообще, ваше ведомство выстраивает?

Т. ШЕВЦОВА - Ну, я начну, наверное, с самого начала, когда ещё в 2006 году в бюджетном послании нам была поставлена задача обеспечить жильём военнослужащих. Это очередь, которая была на тот момент, к 10-ому году. В основном это были очередники 5-6 года. Приблизительно было понятно то количество нуждающихся. Это порядка 90700 военнослужащих на тот момент. И мы в 9-ом и 10-ом году получили 98 тысяч кватир. Такой объём квартир позволил нам выполнить поставленные президентом задачи и обеспечить даже более, чем 90 000, 98 000 жильём военнослужащих.

А. ЕРМОЛИН - Всех очередников.

Т. ШЕВЦОВА - Да, я повторюсь, что это в основном категория, которая была признана нуждающимися в получении постоянного жилья в 5 и 6 году. Почти всех очередников 5-6 года мы обеспечили вот этим объёмом квартир, которые получили, ну, в основном в 2010 году.

С. БУНТМАН - А сколько лет к этому моменту люди уже стояли в очереди?

Т. ШЕВЦОВА - Ну, если мы говорим о 5-6, то это 5-6, там, 7 лет. А у меня сейчас случались факты и по 10 лет, там, 2001-ый год, 2002-ой год, который попадал. И как раз большой объём квартир пришёлся на 10-ый год. И наша была задача - такой объём квартир очень справедливо, быстро распределить среди военнослужащих. Почему я говорю о справедливости? Как раз в конце ноября нами был разработан новый порядок обеспечения жильём военнослужащих. В чём он заключался? Раньше в каждой воинской части была своя жилищная очередь. И военнослужащий, когда приступал к своим обязанностям в какой-либо части, должен был подать документы в жилищную комиссию, и жилищной комиссией он признавался нуждающимся. Проходило какое-то время. Если наступал период, когда военнослужащий переезжал служить в другую часть, ему нужно было сняться с очереди в этой воинской части и встать на учёт в другую воинскую часть.

С. БУНТМАН - Встать в хвост той очереди.

Т. ШЕВЦОВА - Встать в хвост той очереди, да. То есть он мог быть первым, вот она эта желанная моя квартира, и в силу объективных, а, может быть, иногда субъективных обстоятельств он мог… квартира к нему подошла, да? Но какие-то субъективные обстоятельства сыграли, его перевели в другую часть. И он из первого становился последним. Так могло продолжаться несколько раз. Это, на наш взгляд, было несправедливо, неправильно. И, вот, министром была поставлена задача сделать единую очередь, единый реестр. И военнослужащий должен один раз встать на очередь, то есть он подаёт документы, его признают нуждающимся, и он, несмотря на то, где служит – на Дальнем Востоке, на Юге, сколько раз он меняет место своей дислокации, своей службы, он уже признан в очереди, у него есть информация, что он в этом реестре включён, и оттого что он меняет место службы, уже заново предоставлять документы, заново становиться на очередь или сниматься не нужно было. Понятно, что вот эти постоянные включения-исключения, они приводили и в ряде случаев к ошибкам. Кого-то теряли, кого-то включали дважды. И на самом деле много времени потребовалось на то, чтобы ещё навести порядок, да, вот, как бы проинвентаризировать эту очередь.

С. БУНТМАН - Ну, да.

Т. ШЕВЦОВА - Найти потерявшихся.

С. БУНТМАН - А кто первее, скажем, да?

Т. ШЕВЦОВА - Найти потерявшихся. И очередь мы поставили по самому простому и законному принципу. Это по дате признания его нуждающимся. То есть вы признаны в 2005 году нуждающимся, то вот эта дата 5-ого года – уже она идёт. И она является решающим при предоставлении жилья. По дате признания.

С. БУНТМАН - А это не от… по каким-то другим заявлениям? Потому что когда мелкие много, скажем, мелких очередей, а это… и здесь одна длинная. То получается здесь перспектива могла у того, кто подошёл, там…

Т. ШЕВЦОВА - Когда было много мелких очередей, я сейчас расскажу, то перспективы вообще были туманные. Раньше как распределялись квартиры? Почему, вот, ещё один очень важный шаг в новом порядке – это то, что мы ликвидировали многоуровневую систему распределения квартир. Раньше квартиры распределялись пропорционально видам и родам войск. 100 квартир ВВС, 100 квартир ВМФ, там. 30 квартир ВДВ. И не учитывалась реальная потребность в принципе, да, вот, военнослужащим. Исходя из избранного места жительства. В ВВС могли придти квартиры, допустим, какие-то, которые военнослужащие не избирали и не хотят ехать туда. Ну, им просто, вот, ровно пропорционально отдали, чуть-чуть в Московской области, чуть-чуть в Рязани, чуть-чуть, да? И здесь сейчас важно два аспекта. Первый – что мы ликвидировали вот эту 4-уровневую систему, потому что как раньше с центрального аппарата видам, родам, от них армия, от них командирам частей, от командиров частей – жилищной комиссии, и, вот, 4 уровня, чтоб дошла эта квартира до военнослужащего. Сроки прохождения какой-то квартиры могли быть долгие-долгие месяцы, пока она дойдёт до части. А потом оказывается, что она пришла в какую-то часть, и в этой части распределённые пропорционально потребности в этой квартире, там. В Рязани или в Челябинске нет. Нет таких военнослужащих. Ну, эта квартира стоит и ждёт, когда появится потребность у очередника в этом городе. Потому что вторая у нас норма закона – это мы должны предоставить жильё по избранному месту жительства. То есть по тому, где решил военнослужащий остаться проживать после завершения…

С. БУНТМАН - А решаемо совместить эти параметры?

Т. ШЕВЦОВА - Мы предоставляем только по избранному месту жительства, только. То есть других вариантов нет. Поэтому если приходила в часть квартира из, там, квартира в Челябинске или в Твери, а там таких желающих не оказывалось, она не возвращалась обратно, она ждала, там, год, два, может быть, своего военнослужащего, который ВВС или ВДВ найдёт. Поэтому мы когда вот эту вот 4-уровневую систему ликвидировали, мы, во-первых, решили вот этот вот… ускорили сроки нахождения нашего военнослужащего на эту квартиру, упорядочили, и теперь квартира распределяется с помощью информационного ресурса, у нас единый реестр, загружает объём поступаемых в Минобороны квартир, как по купле-продаже, так и по покупке, так и по строительству, и в автоматизированном режиме военнослужащий и квартира программным способом находят друг друга, потому что у нас есть норма, метры квадратные мы должны дать… избранное место жительства. Поэтому если у меня в Твери пришло 100 квартир, первые, кто стоят на очереди по направлению Твери, по дате постановки, 5-й, там, январь-февраль по дате, да, первые эти 100 квартир и получат. Именно они, именно те, кто выбрал Тверь или Челябинск, или, там, Краснодар. Это очень сильно ускорило нахождение наших военнослужащих, чтобы военнослужащий нашёл свою квартиру, и ликвидировало ещё один такой важный момент. Это, скажем так, субъективно-личностный фактор при принятии решения о предоставлении квартиры военнослужащему. То есть понятно, что раньше от любви или нелюбви, от отношения командира части к военнослужащему в принципе могло зависеть…

С. БУНТМАН - Это могло быть инструментом, вообще, влияния.

Т. ШЕВЦОВА - Да, и это в принципе было. И я, когда мне поручили заниматься этим направлением, очень внимательно изучала все жалобы – и анонимные, и не анонимные, в общем, погружалась очень глубоко в эту проблему, понимая… не изучив историю, не изучив проблему, то есть надо было… у нас не было времени, быстро нужно было решать и создавать вот эту очередь и новый порядок, и многое нужно было сделать, и, безусловно, обида и боль… много этих жалоб военнослужащих я видела и слышала и на личном приёме. И поэтому когда сегодня идёт распределение квартир, у нас… мы вообще абстрагированы, департамент министерства обороны, где ведётся этот подбор квартир для военнослужащих, вообще абстрагирован от того, хороший это офицер или по каким-то там личностным качествам, может быть, не очень хороший. Так считает командир. То есть, вообще, этот факт – он убран. Здесь и коррупционная, безусловно, составляющая минимизирована. Поэтому когда мы подбираем военнослужащему жильё, абстрагируясь от его каких-то личностных…

С. БУНТМАН - То есть есть у вас фамилия…

А. ЕРМОЛИН - Объективные заслуги, ордена, например, там, подвиги воинские.

Т. ШЕВЦОВА - Только то, что связано с законодательством. То есть если…

С. БУНТМАН - То, что согласно законодательству…

Т. ШЕВЦОВА - Законодательству если есть какие-то льготы, то его может протолкнуть. А дальше у нас есть метры квадратные, у нас есть избранное место жительства, у нас есть военнослужащий. Всё. Больше никакой роли… тут очень, я считаю, что очень здорово, вот, в этом смысле защищены права военнослужащих.

С. БУНТМАН - Недушевно как-то получается. Другое дело – поговорить, сказать, если что-то… получишь квартиру. Как-то сухо получается.

Т. ШЕВЦОВА - Наоборот рады, что мы ушли от понятий «хороший», «плохой», «люблю», «не люблю», а чётко предоставляем то, что положено военнослужащему по закону.

А. ЕРМОЛИН - Но при таком подходе у всех должны быть равные условия с точки зрения качества жилья, то есть не получается так, что люди оказались в компьютере сегодня, там, в очередниках, там, поехали в жильё, которое гораздо хуже того, которое поступает завтра, там, или наоборот. Стандарт строительства, стандарт качества квартир.

Т. ШЕВЦОВА - Во-первых, мы… во-первых, мы что сделали по этому направлению? Во-первых, ну, по закону все квартиры мы покупаем и предоставляем военнослужащему или строим с муниципальной отделкой, с муниципальной отделкой. То есть это говорит о том, что военнослужащий может при согласии на получение этой квартиры, там, на следующий день въезжать и жить там.

А. ЕРМОЛИН - Это новостройки. Не вторичный рынок?

С. БУНТМАН - Это вообще… это вообще первичный рынок?

Т. ШЕВЦОВА - Нет, это новое жильё.

С. БУНТМАН - Угу.

Т. ШЕВЦОВА - У нас есть небольшой объём квартир, которые идут по повторному распределению, допустим, когда на улучшение, но это очень незначительная часть, в основном мы такие квартиры служебим, в принципе, и военнослужащий сегодня получает новое жильё.

С. БУНТМАН - Что такое «служебим»?

Т. ШЕВЦОВА - «Служебим» - это делаем их специализированным служебным фондом в тех местах, где у нас по новому облику будет дислоцироваться часть. И поэтому в основном, конечно, вот эти 98 тысяч квартир, о которых я говорю – это новое жильё. Это новое жильё, это муниципальная отделка. Это готовые квартиры, в которые возможно, там, на следующий после принятия решения, что она тебе нравится, заселяться. И у военнослужащего по закону в принципе есть только право отказаться от этой квартиры по закону, если мы, ну, на сегодняшний день это исключено, не дай бог предложили ему квартиры не по избранному месту жительства, ну, как я сказала, сегодня у нас направляются извещения только по желанию военнослужащего, он в рапорте пишет.

С. БУНТМАН - Не по этому месту значит. И…?

Т. ШЕВЦОВА - И второе – если мы ему неправильно предоставили метры квадратные. Например, у нас стоял в очереди с семьёй 3 человека, за это время у него кто-то, слава богу, родился. И данные у нас ещё не обновились, он не подал или командир части не подал, кадровый орган, и мы, вместо того чтобы дать квартиру на 4 человек, даём на трёх. Соответственно, мы эту ошибку поправляем, свидетельство о рождении – тогда тебе квартиру на 4 человек.

С. БУНТМАН - И что с ним происходит? Если человек отказывается, что с ним происходит?

Т. ШЕВЦОВА - И в данном случае вот такие объективные отказы, объективные отказы – они исправляются, безусловно, сразу. Не надо тебе двухкомнатную – значит мы тебе подбираем быстро трёхкомнатную квартиру.

С. БУНТМАН - А вдруг нет?

Т. ШЕВЦОВА - Если необъективные отказы, такие как, например, он меняет избранное место жительства. Например, он в рапорте написал – хочу в Краснодаре.

С. БУНТМАН - Угу.

Т. ШЕВЦОВА - Год прошёл, у него поменялись обстоятельства, и он вдруг захотел на Санкт-Петербург поменять. В этой ситуации мы его обязательно обеспечим жильём по Санкт-Петербургу, но в более поздние сроки. Объясню, почему. Мы, опять-таки, когда планируем покупку и строительство какого-либо жилья, мы, опять-таки, смотрим нашу очередь объёмы приобретения строительства выбираем, исходя из потребности. Если мы выбрали, что у нас в Краснодаре желающих 100 человек, купили под эти 100 человек квартиры в Краснодаре, то кто-либо отказавшийся от краснодарских квартир, соответственно, выбирая другой объект.

С. БУНТМАН - Санкт-Петербург, скажем, тот же самый.

Т. ШЕВЦОВА - То есть мне теперь надо уже на его эту новую потребность снова планировать…

С. БУНТМАН - Но он откатывается в очереди?

Т. ШЕВЦОВА - Да, он откатывается в очереди, он откатывается в очереди на тот период времени, когда заново будет сформирована потребность, заявки, стройки, покупки, какой-то период он откатывается.

С. БУНТМАН - Я напоминаю, что у нас в гостях Татьяна Шевцова, заместитель министра обороны Российской Федерации. Мы продолжим через несколько минут.

С. БУНТМАН - И мы продолжаем нашу программу. Анатолий Ермолин, Сергей Бунтман ведущие как всегда. И у нас сегодня в гостях Татьяна Викторовна Шевцова, заместитель министра обороны Российской Федерации. Мы как раз сейчас пытаемся подробно разобраться в системе предоставления жилья. И я напоминаю, что мы сегодня в записи работаем. Но я надеюсь, что далеко не последний раз мы встречаемся, и так что будет очень важно и на сайте радиостанции «Эхо Москвы» увидеть ваши замечания, комментарии, которые мы, естественно, Татьяне Викторовне передадим. И можно будет из этого картину ещё более полную составить. Мы остановились на, вот, как раз на едином реестре, на одной большой очереди. Насколько она сейчас велика, это очередь большая?

Т. ШЕВЦОВА - На сегодняшний день она ещё у нас велика. Сегодня ещё более 100 тысяч военнослужащих, которых мы должны обеспечить жильём. И как раз, вот, эту цифру, это количество военнослужащих мы взяли на себя обязательство обеспечить к 13-ому году и перейти уже с 13-го года на плановое обеспечение жильём военнослужащих. Но, вот, мы говорили об отказах. Ещё очень важная тема по отказам – когда военнослужащему… я рассказала по объективным причинам, когда, вот, допустим, он отказался и он сразу обеспечивается, он отказался – его очередь немножечко отодвигается, потому что он поменял избранное место жительства. И есть ещё такие, ну, скажем так, совсем субъективные отказы, но при этом нельзя говорить, что им нет права на существование, это отказы, когда военнослужащим действительно квартира не нравится. То есть мы предоставили квартиру по избранному месту, там, в Санкт-Петербурге.

С. БУНТМАН - Да. По метражу.

Т. ШЕВЦОВА - По метражу. Но он мне пишет рапорт – я отказываюсь, потому что нет балкона, неудобная планировка.

С. БУНТМАН - Далеко вообще.

Т. ШЕВЦОВА - Кухня маленькая, не центр города, да, нет, там, школы, ещё какие-то обстоятельства. На самом деле такие отказы, с одной стороны, даже радуют. О чём это говорит? Что если там какое-то время назад мы давали квартиру военнослужащему, и были счастливы получить хоть что-либо, то сегодня, вот, именно выбирая удобные планировки, балконы, говорит о том, что в принципе, ну, как-то и уровень жизни, да, поднимается, ему хочется большего, хочется лучшего. И это на самом деле неплохо. Просто нужно сегодня понять, как можно решить вот ту проблему, когда военнослужащий хочет именно то жильё, там, в том месте конкретного города, да, и той планировки – с балконом, с гаражом, нужный этаж, свет на юг, на север – пожалуйста. Мы вышли с такой инициативой, в принципе законодательной, нас в этом смысле поддержали депутаты, мы предложили, что выполнять свои обязательства следующим образом: Минобороны, допустим, дважды или трижды предлагает квартиру, потому что у нас количество отказов в принципе не ограничено, да, то есть мы ему предложили квартиру – ему не понравилось. Ну, хорошо. Мы забрали эту квартиру, отдали другому. Снова предложили через какой-то период времени. Поэтому мы можем 2-3 раза предложить, а дальше мы могли бы выдать военнослужащему денежную компенсацию в размере той стоимости квартиры, которая положена. И тогда военнослужащий уже на этот объем денежных средств выбирал ту планировку, квартиру с балконом, с гаражом, и именно в том месте города… доплачивал бы там, допустим, да, если он хочет в центре или, там, на каких-то определённых местах, в каких-то определённых местах. Такая идёя в принципе поддержана депутатами, такие поправки подготовлены. И, вот, если они пройдут, и такой закон будет принят, мне кажется, это как раз сняла бы вот эти многочисленные отказы, когда военнослужащий говорит – неудобная планировка, или, там, нет балкона, поэтому я отказываюсь от этой квартиры. Тогда бы жильё не выбирали по своему, скажем так, вкусу. Потому что всё равно никогда… мне эта квартира нравится, вам не нравится. Это всё-таки субъективный фактор, да? На этот субъективный фактор не всегда может отреагировать законодательство. А таким путём мы могли бы в принципе удовлетворять уже все потребности, все желания.

А. ЕРМОЛИН - У нас же за квадратный метр цена разная в разных регионах.

Т. ШЕВЦОВА - По цене ГЖС, по ценам Минрегиона. Мы же приобретаем и покупаем жильё по установленным ценам Минрегиона.

 

А. ЕРМОЛИН – Татьяна Викторовна, вы назвали дату – 13-ый год, к 13-ому году. Вот, мы тут постоянно недоумеваем, а зачем нужно было говорить про конец 10-го года? Или речь шла о чём-то другом? Что имелось в виду, когда вы говорили, что…

Т. ШЕВЦОВА - Про конец 10-го года речь шла о тех военнослужащих, которые стояли в очередь, когда эта задача ставила в очереди. Но с 6-го года жизнь идёт. Каждый день кто-то из военнослужащих признаётся нуждающимся.

С. БУНТМАН - То есть накопившиеся уже?

Т. ШЕВЦОВА - Конечно. Это накопившиеся. Та часть очередников, которые в 6-7 году, которой не было. Это каждый день кто-то признаётся нуждающимся, появляются обязательства по предоставлению жилья по оргштатным мероприятиям. Знаете, ещё процесс формирования нового облика идёт, да, какие-то идут реформирования, сокращения, поэтому этот процесс – он постоянный, и как раз к 10-му году мы должны, как я в самом начале сказала, были обеспечить ту категорию, которая уже была признана нуждающимися, стояла в очереди 5-6 годов.

А. ЕРМОЛИН – Вот такая болезненная категория, как раз как выведенные за штат. И офицеры, которых нельзя уволить, не предоставив им жильё. Какое количество таких военнослужащих сейчас у нас есть?

Т. ШЕВЦОВА - Ну, здесь ведь какой аспект? Сегодня можно быть уволенным из армии по желанию военнослужащего, но остаться в списках очередников. Сегодня категория военнослужащих, которая уволилась из армии, но числится в едином реестре, порядка 5 тысяч офицеров, и, безусловно, такую категорию военнослужащих, опять-таки, исходя из признанной… у них нет льготы по первоочередному предоставлению жилья, то есть он будет обеспечен нуждающимся, обеспечен жильём, признан нуждающимся по дате его признания, по дате постановки в очередь. И по законам у него нет права, если он увольняется по оргштатным мероприятиям, получать жильё в первую очередь. Поэтому здесь для военнослужащих, которые, допустим, сегодня увольняются по оргштатным мероприятиям, мы и предлагаем оставаться в той системе, что мы не исключаем его из списков очередников, но сегодня у него есть право уже найти новую работу, переобучиться, да, и ждать получения жилья, но уже, там, на новой работе.

С. БУНТМАН - Можно понять офицеров и их страх, что в этой ситуации они теряют связь с Вооружёнными силами, и, соответственно, им гораздо труднее отстаивать свои права.

Т. ШЕВЦОВА - Именно для того чтобы этого страха не было, мы сделали наш единый реестр открытым для очередников. То есть мы на нашем сайте Министерства Обороны предоставили доступ очередникам, где он по своему личному номеру может войти в наш единый реестр минобороновский и увидеть, что он а) включён список очередников б) проверить, правильно ли указано избранное место жительства.

С. БУНТМАН - Метраж тот же самый.

Т. ШЕВЦОВА - Дальше. Он обязательно проверит, вот, то, что я говорила, значит, количество, с каким количеством членов семьи он признан нуждающимся, там, 3-4-5 человек. У нас эта информация есть. И если он включён в реестр до выписки извещения предоставления жилья, до заключения, там, договора социального найма, мы по закону передаём квартиры через заключение договора социального найма, мы его не имеем права исключить из реестра нуждающихся очередников. Я хочу сказать, что мы посмотрели, обычно на наш сайт заходят 3000 в месяц военнослужащих, там, или членов их семей, или просто людей, интересующихся сайтом Минобороны, то мы 14 февраля, вот, открыли этот реестр, и у нас за 2 недели обратилось к этому реестру 123000 человек. 123000 обращений было. То есть колоссальный интерес вызвало. И что очень обрадовало нас, мы, кстати, и на это рассчитывали, с помощью опять-таки этой открытой базы мы быстренько опять-таки наводим порядок в части чёткости этой очереди. Если он звонит и говорит – я числюсь 3, а у меня ещё двое детей, мы говорим – быстро направляйте нам документы, свидетельства о рождении, мы на основании этих документов вносим в базу, то есть она у нас становится более чёткая, более правильная. Или, наоборот, я теперь развёлся, стою на семью 3 человека, а у меня обстоятельства изменились. И то есть этот реестр становится более достоверным. Поэтому в этом смысле страхов не должно быть. И мы понимаем те обязательства, которые мы взяли. И они безусловно будут выполнены, иначе это просто с нашей стороны нарушение закона. То есть по закону военнослужащий должен быть обеспечен жильём. Это наше обязательство. И никакого иного исхода событий не может быть.

А. ЕРМОЛИН - А когда разрешили военнослужащим все-таки увольняться, да, то есть, ведь насколько нас убеждали раньше, то нельзя было уволить военнослужащего, пока ему не будет предоставлена положенная по закону квартира. То есть сейчас, получается, можно? Вот, как давно…

Т. ШЕВЦОВА - Сейчас можно по желанию. И, в принципе это всегда можно было. Обсуждались поправки законодательные, когда в принципе были поправки к закону, они вызывают много дискуссий, когда… поправки к Закону о статусе военнослужащих, когда можно было уволить военнослужащего не только по его желанию, но с оставлением в списках очередников. А по желанию это было, в принципе, сделать возможно всегда. Поэтому 9-10 год, в который выпало большое количество оргштатных мероприятий, такая категория… большая категория, как я сказала, порядка 5000 военнослужащих уволилось, то она у нас есть в реестре и, безусловно, будет обеспечена.

А. ЕРМОЛИН - Вот, я правильно понимаю, что, вот, молодые офицеры – они в основном используют другую схему. То есть это схема ипотеки. А, вот, где начинается та грань, когда офицеры, в каком звании, там, с какой выслугой начинает человек получать квартиру, становится в очередь.

Т. ШЕВЦОВА - Те военнослужащие, которые заключили контракт прохождения военной службы после 2008 года, уже идут… обеспечиваются жильём в рамках накопительной ипотечной системы.

А. ЕРМОЛИН - А, вот, я как раз про других спрашиваю.

Т. ШЕВЦОВА - А вот те другие…

А. ЕРМОЛИН - Кто имеет право встать в очередь и получить квартиру, вот, по этой схеме, которую мы обсуждаем сейчас.

Т. ШЕВЦОВА - Те другие - военнослужащие, с которыми заключены контракты до 2008 года и которые имеют выслугу, там, 20 лет службы. Или уволенные по оргштатным мероприятия через 10 лет воинской службы. Поэтому тех сегодняшних очередников мы планируем обеспечить к 13-ому году, а вообще плановое увольнение, которое будет идти с той категорией, которая ещё не подпадает под законодательство об ипотечной системе…

А. ЕРМОЛИН - Новые волны.

Т. ШЕВЦОВА - Да. Вот, наши военнослужащие – они будут планово увольняться, планово, повторяю, до 23 года.

А. ЕРМОЛИН - До 23 года.

Т. ШЕВЦОВА - До 23 года. Которых мы с 13-го планируем обеспечивать.

А. ЕРМОЛИН - А 23 останется только ипотека по сути дела.

С. БУНТМАН - Да, то есть 23-ий – это такой рубеж у нас получается.

Т. ШЕВЦОВА - Да.

А. ЕРМОЛИН - А сколько стоит в очереди в среднем военнослужащие сегодня?

Т. ШЕВЦОВА - Вы знаете, трудно говорить, сколько в среднем, потому что был же период времени, когда был небольшой объём квартир, и тот объём долга, который накопился в 5, в 6, в 7 лет накапливался, да? Сегодня, я говорю, за 9-10-ый, за 10-ый год мы получили 52 тысячи квартир. В принципе, вот, за 4-ый квартал… из 52000 в 4-ом квартале департамент выписал 36 тысяч извещений, то есть 30000 военнослужащих, там, в ноябре-декабре получили извещения. В 11-ом году мы планируем, у нас выделены бюджетные средства, ещё получить 50000 квартир, поэтому та очередь сегодняшняя, которая, там, более 100000, там половина из них в 11-ом году получит. То есть тут мне сложно сказать, сколько они – год стоят, там, 2 стоят, да, то есть здесь… это просто сейчас идёт…

С. БУНТМАН - Это неравномерный процесс.

Т. ШЕВЦОВА - Да, неравномерный процесс. Сейчас просто, вот, усиленно, да, и руководство страны, и министерство обороны предпринимает усилия в части закрытия этой проблемы перед военнослужащим, чтобы эту проблему, ну, скажем так, решить как можно быстрее и понимая, насколько это всё-таки важный социальный аспект.

С. БУНТМАН - Татьяна Викторовна, скажите, пожалуйста, бывали случаи, когда человека военнослужащего не признавали нуждающимся? Много ли… вообще, это сложная система? Насколько это… сколько здесь мороки такой с документами и какие нужны подтверждения?

Т. ШЕВЦОВА - На самом деле, для того чтобы признать нуждающимся, нужно представить не очень большой документов, их 12, это в принципе все документы, свидетельствующие о нём как о военнослужащем гражданине, да, то есть это паспортные данные, свидетельство о браке, дети, послужной список военнослужащего, который несложно собирается. Есть документ один, который сегодня есть проблема в получении, это данные об отсутствии у военнослужащего собственности. То есть по закону я должна обеспечить нуждающегося, который не владеет на территории Российской Федерации какой-либо собственностью. Поэтому…

С. БУНТМАН - Вы имеете в виду недвижимость?

Т. ШЕВЦОВА - Недвижимость, да. Поэтому этот документ тоже в обязательном порядке предоставляется для признания его нуждающимся. То есть выписка из единого реестра о недвижимости, который у нас ведёт Росреестр. И, безусловно, когда, вот, одновременно, там, 50000 военнослужащих, получивших извещение на квартиру, обратились в органы Росреестра предоставить справки со всей России, что у него нет жилья, у нас немножечко получились проблемы со сроками предоставления такой информации. И ко мне стали приходить обращения военнослужащих, которые реально переживали, что они не могут предоставить справку, что у него нет собственности, недвижимости на территории Российской Федерации, потому что Росреестр эту справку обещает выдать через 2-6 месяцев.

С. БУНТМАН - Угу.

Т. ШЕВЦОВА - А у нас сегодня по нашему приказу военнослужащему даётся 5 дней, для того чтобы он принял решение, нравится эта квартира ему или нет. 5 дней на обдумывание и месяц на то, чтобы он собрал документы. Если он не может собрать документы в течение месяца по объективным обстоятельствам, ему ещё продлевается срок на месяц.

А. ЕРМОЛИН - А вы интересовались, у Росреестра нет компьютеров? Что 6 месяцев нужно… Или они не оцифровывают…

С. БУНТМАН - И как вы можете надавить, потому что здесь понятная ситуация.

Т. ШЕВЦОВА - Нет, я сейчас расскажу. Мы нашли выход из положения.

С. БУНТМАН - Так. Какой?

Т. ШЕВЦОВА - Я про него расскажу. Поэтому в данном случае, конечно, мы специально сделали такие нормы, чтобы долго квартира не ждала, если там, да-да, нет-нет, мы тогда её другому, ты быстро собираешь документы, и мы с тобой оформляем договор социального найма. И вот тут мы столкнулись с проблемой получения вот этих справок военнослужащего. Поэтому первое, что мы сделали – это попросили Росреестр предоставить нам доступ к своей базе, чтобы мы могли самостоятельно в принципе наших военнослужащих проверять, есть собственность, нет собственности, и, значит, не трогая, не заставляя…

С. БУНТМАН - Да это разумно, мне кажется.

Т. ШЕВЦОВА - Идти в многочисленные органы. Ведь он же должен справку получить по всей России. А система такова. Вот, он в Санкт-Петербурге подаёт заявление в Росреестре «Прошу мне выдать справку об отсутствии недвижимости на территории всей России». И уже в Санкт-Петербург, делая запрос к своим коллегам своих субъектов, эту информацию ему через какое-то время должен предоставить. То есть военнослужащему не надо в каждый субъект из 82 приехать и в каждом субъекте получить… нет, потому что были и такие жалобы в мой адрес. Как вы себе представляете? Я в 10 местах служил. Ну что, в 10 субъектов надо съездить? Нет, в один орган он идёт, пишет заявление, ему из того же окна эту справку выдают. Но, к сожалению, со сроками от 2 до 6 месяцев.

С. БУНТМАН - Через полгода, да.

Т. ШЕВЦОВА - Поэтому первая наша идея, конечно, была предоставить нам доступ, но здесь мы немножечко упёрлись в законодательную норму, да, то, что этот реестр доступен контролирующим органам, судебным органам, но не другим органам федеральной исполнительной власти. Но в данном случае были услышаны и Росреестром, и Министерством экономического развития, и такие поправки депутаты тоже подготовили, и сегодня все ведомства за, вот, вопрос принятия этого законопроекта. Но, опять-таки, квартиры мы должны давать сегодня. И ждать, когда будет принята такая поправка, мы тоже не можем. Поэтому мы сегодня с Росреестром договорились всё-таки каким образом? Что мы направляем всё-таки сами, министерство обороны направляет списки военнослужащих от лица министерства обороны отправляет списки военнослужащих в Росреестр. Росреестр нам отрабатывает эту информацию в течение 14 дней, как по закону.

С. БУНТМАН - Так.

Т. ШЕВЦОВА - И отправляет нам информацию о том, что у, там, того количества военнослужащих, которые мы направили, собственности нет. Ну, например, я отправила на 100 военнослужащих, да? И мне Росреестр направляет – 99 – нет, а у Иванова Сергея Ивановича есть. Тогда моя задача в принципе состоит поработать только с этим Ивановым. Сказать – Иванов, у тебя собственность есть. Либо говори, какая, либо сам неси справки из Росреестра. То есть вот эта вот массовость, а в принципе, единицы, наверное, кто всё-таки владеет какой-либо собственностью, а кто владеет, в принципе такую информацию обязан предоставлять и предоставляет, вот, но для соблюдения закона, для проверки этой информации, то есть мне, вот, сейчас надо получить информацию на 50000 военнослужащих, с кем я должна заключить договор социального найма, получить информацию, что у него нет жилья. Так вот, работу с Росреестром мы сегодня организовываем, и нашим военнослужащим сегодня говорим о том, что предоставляйте документы только без этой информации, а информацию по собственности мы узнаем сами.

С. БУНТМАН - Скажите, Татьяна Викторовна, а если у жены есть собственность, там, ещё у кого-нибудь, у детей вдруг есть собственность.

А. ЕРМОЛИН - Или ты у родителей прописан.

С. БУНТМАН - Да, да.

Т. ШЕВЦОВА - Нет, прописан – это не собственность.

А. ЕРМОЛИН - Если у тебя есть доля собственности.

Т. ШЕВЦОВА - Значит, если у жены есть собственность, значит военнослужащий будет получать жильё на себя и на детей.

С. БУНТМАН - Ага.

А. ЕРМОЛИН - Угу.

Т. ШЕВЦОВА - Поэтому мы эту информацию запрашиваем. Если есть у детей, значит он будет получать на себя и на супругу, исходя из расчётов 17 метров квадратных. Поэтому эта информация из Росреестра и запрашивается.

А. ЕРМОЛИН - А если у него есть какая-то доля, вот, у родственников?

Т. ШЕВЦОВА - Да. Значит, опять-таки, тогда мы считаем – 18 метров на человека умножить, там, на всех членов семьи… вытаскиваем, вычитаем эту долю и даём в объёме положенном.

А. ЕРМОЛИН - А может человек продать эту долю, для того чтобы получить полноценную квартиру?

Т. ШЕВЦОВА - Может. Должно пройти 5 лет.

А. ЕРМОЛИН - Угу.

С. БУНТМАН - Так а если собственность у него есть и он её продает, предположим?

Т. ШЕВЦОВА - Ну, это обстоятельство ухудшающее. То есть если у него есть…

С. БУНТМАН - Ухудшающее.

Т. ШЕВЦОВА - Да, ухудшающее положение. Поэтому законодатель сказал – да, можно, но через 5 лет.

С. БУНТМАН - Вы знаете, всё безумно интересно. Но у нас как-то катастрофически приближается окончание передачи. Нам нужно встречаться, Татьяна Викторовна.

Т. ШЕВЦОВА - Я с удовольствием. Приглашайте.

С. БУНТМАН - Мы по другим проблемам, которые вы обрисовали как круг ваших занятий как заместителя министра. Давайте обязательно. Очень будем рады. И в прямом эфире, когда наши слушатели смогут задать вам и дополнительные вопросы.

Т. ШЕВЦОВА - Да, хорошо, с удовольствием, спасибо.

С. БУНТМАН - Спасибо большое.

А. ЕРМОЛИН - До свидания.

Т. ШЕВЦОВА - До свидания.

С. БУНТМАН - У нас в гостях был замминистра обороны Российской Федерации Татьяна Шевцова.

“Эхо Москвы”

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Комментарии к записи " Военный совет"

Посмотреть последние комментарии
  1. Слава, слава … Табуреткину. Очень интересен опыт интервьюрования без прямого эфира — ни тебе вопросов глупых и неудобных, ни комментариев из уст военнослужащих и распоряженцев. Одни словом, все прекрасно в государстве военном. БЛАГОДАТЬ, ЛЕПОТА …

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  2. Госпожа зам. министра не в курсе, что в очереди бесквартирных центрального аппарата с 1995 года не обеспечены жильём? Что с ноября 1910 года Департамент жилищного обеспечения не отвечает на письменные обращения исполнить свои обязанности, прописанные в приказе Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 года № 1280 и директиве Министра обороны РФ от 4 июня 2010 года № 205-2-373? Готов дать информацию, подкреплённую документами. Пользуясь возможностью, хочу поздравить Татьяну Викторовну с праздником Весны. Приятно видеть симпатичную и яркую женщину на сером фоне. Удачи Вам, если действительно хотите помочь людям в этом безнадёжном деле.

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

  3. Пользуясь возможностью, хочу поздравить Татьяну Викторовну с праздником Весны. Хотя в беседе с ней не отразилось положение военнослужащих, которые проживают в служебных квартирах! Стоял в очереди с 2000 года. В 2006-м получил служебную квартиру, хотя имел уже право на собственную(более 20 лет выслуги)и в первую очередь как ветеран боевых действий. Сразу был исключен из списков очередников. После неоднократного обращения так никто в очереди и не восстановил! Только 29.12.2009 года заново поставили в очередь. В реестре так и стою с 2009 года. Вот и получается, что мои года, по докладу зам. МО РФ уже обеспечены квартирами, а такие как я будем ждать и дальше!!!! С уважением!

    Оцените комментарий: Thumb up 0 Thumb down 0

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя