Контрактников сведут к минимуму

В прошлую среду в Москве прошла конференция МО, посвященная актуальным проблемам формирования нового облика Вооруженных сил РФ. На ней были подняты многочисленные вопросы строительства армии РФ. Целый ряд начинаний «арбатского военного округа» получил нелицеприятные оценки.

Выступая на этой конференции аудитор Счетной палаты РФ Николай Табачков заявил, что приказ Минобороны о выплате денежных премий офицерам негативно сказался на отношениях между военнослужащими.




«Принятие приказов министра обороны № 400 и 400А (первый был подписан 2 августа 2008 года, а второй – 17 ноября 2009 года – «НВО») о награждении деньгами усилило дисбаланс в размерах денежного довольствия офицеров», – объявил специалист и добавил, что до сих пор руководство военного ведомства не устранило необоснованные диспропорции в денежном довольствии военных, проходящих службу в центральном аппарате и в войсках, которые колеблются в весьма значительных пределах.

В соответствии с указанными приказами главы МО лучшим офицерам и генералам в зависимости от выслуги лет, родов войск, в которых они служат, и занимаемым должностям ежемесячно должны выплачиваться премии в размере от 35 тыс. до 150 тыс. рублей. В период 2009–2011 годов на премирование офицеров Минобороны России планировало выделить около 100 млрд. руб. Однако сколько действительно средств было изыскано на проведение этого мероприятия, известно лишь небольшому количеству лиц.

По мнению Табачкова, именно этот дисбаланс в оплате ратного труда является основной причиной подачи офицерами рапортов об увольнении со службы и крайне негативно влияет на желание молодых людей облачаться в военную форму и 24 часа в сутки служить Родине. Как отметил эксперт, сегодня уровень денежного довольствия лейтенанта в войсках ни насколько не превышает показатель среднемесячной зарплаты по стране.

Он сообщил участникам конференции, что в результате проверки СП РФ Приволжско-Уральского военного округа был выяснен весьма негативный факт: «Около 2 тысяч молодых офицеров – от лейтенанта до капитана, имеющие выслугу до 10 лет, в добровольном порядке уволились из Вооруженных сил». Их решение было обусловлено тем, что крайне низкая зарплата не позволяет им достойно содержать своих родных и близких.

Табачков отметил и то, что весьма «низкий уровень зарплаты гражданского персонала в Вооруженных силах является также одной из причин крайне затруднительного привлечения высококлассных специалистов на работу в воинские части и организации Министерства обороны». Как было установлено специалистами СП, «из 282 должностей гражданского персонала более 40 должностей не могут заполнить, потому что на данных должностях средняя зарплата – менее 10 тысяч рублей».

Аудитор также заметил, что действующая сегодня в МО система квалификационных надбавок ни в коей мере не способствует стремлению солдат и офицеров к повышению уровня их подготовки. «Мы говорим о профессиональной армии, но мерилом этого профессионализма является классная квалификация. Но мотивация для повышения своей профессиональной подготовленности у личного состава, начиная от рядовых, сержантов и заканчивая офицерами, слишком мала. От 120 до 460 рублей доплата за классную квалификацию – это очень мало и не мотивирует военнослужащих сидеть на тренажерах и изучать материальную часть, чтобы получать более достойное вознаграждение», – сказал представитель СП.

Не забыл Табачков затронуть вопрос и о военных пенсионерах, который вот уже многие годы является «притчей во языцех». Он не распространялся о том, что ветеранов нещадно и весьма цинично обманули с продовольственным пайком, до 2012 года никто не собирается повышать пенсию людям, которые по несколько десятков лет ходили, как принято говорить в армии, «через день на ремень», не решается пресловутый квартирный вопрос и т.д.

По словам аудитора, сегодня в ВС действует около 100 различных надбавок за условия прохождения военной службы, которые никак не влияют на рост пенсий бывших военнослужащих, влачащих сегодня не очень приличное существование, поскольку их лишили многих льгот, а в лечебно-диагностических центрах, куда они ходят лечить свои болячки, нет ни только необходимых лекарств, но и даже стандартных медицинских книжек, чтобы заменить разбухшие до беспредела прежние кондуиты с заключениями врачей, с перечислением их болезней и анализами.

АРБАТ КАТЕГОРИЧЕСКИ НЕ СОГЛАСЕН

Чиновники военного ведомства моментально отреагировали на критику в свой адрес и выразили полное несогласие с оценками их нововведений, данных Счетной палатой. На следующий день после конференции и выступления Николая Табачкова начальник управления пресс-службы и информации Минобороны РФ полковник Алексей Кузнецов заявил журналистам, что выводы экспертов СП не соответствуют действительности. «Анализ полуторагодичного применения этого приказа позволяет сделать вывод о его целесообразности и эффективности», – сказал полковник.

«Апробированная за полтора года многоуровневая система отбора лучших офицеров исключает субъективизм в этом вопросе. К премированию предоставляются наиболее достойные военнослужащие, что, в свою очередь, накладывает на офицеров дополнительную ответственность при выполнении ими своих должностных обязанностей», – подчеркнул руководитель информационного управления и выразил свое мнение о том, что офицерский состав поддерживает руководство МО в этом вопросе.

Однако большая часть офицеров, как заявил обозревателю «НВО» один из представителей Миноброны, совсем не согласна с введенной практикой деления военнослужащих на «лучших и худших». «Сам факт появления этого приказа стал свидетельством того очевидного факта, что денежное довольствие офицерского состава остается на предельно низком уровне. Оплату труда военнослужащих надо увеличивать в несколько раз. Но на это в военном бюджете нет денег. Поэтому в МО и решили перейти к премиям. В 2009 году на это дело нашли только 25 млрд. руб.

Такой подход в своей основе содержит много необъективностей и субъективизма. Формально право отбора кандидатов на премиальные вознаграждения предоставлено командирам, а их выбор должны утверждать офицерские собрания. Однако на практике все это работает очень слабо. Слишком сложны армейские коллективы и непомерно велика власть в них начальства.

Давно известно, что предпочтения командиров часто не совсем соответствуют реальности. В Великую Отечественную войну адъютанты и ординарцы крупных начальников вдали от передовой ходили все в орденах. Заслужить такие же в окопах удавалось только большой кровью. В наши дни в армии это положение дел мало в чем изменилось.

Я считаю, что все офицеры должны иметь соответствующий уровень профессиональной подготовки, сдавать квалификационные экзамены, показывать на учениях, что они способны качественно решать стоящие перед ними задачи и за это получать строго установленные оклады. Если ты соответствуешь своей должности, то служи дальше, а если нет, то должен быть уволен.

О каких премиальных за выполнение воинского долга может идти речь в армии? Это весьма порочная практика, которой нет нигде в мире. Получается так, что если начальник относится с симпатией к каким-то из своих подчиненных, то он всегда найдет основания поощрить их рублем, а вот если такой доброжелательности нет, то и получать ничего не придется.

Надбавки за условия прохождения службы – это совершенно другое дело. Одни офицеры больше рискуют своим здоровьем, другие – меньше. И вот за это действительно надо доплачивать в зависимости от степени риска. В армиях западных стран и, прежде всего в США, выработана строгая система льгот за трудные условия несения службы.

Вот, например, во время боевого дежурства каждый военнослужащий из экипажа стратегического бомбардировщика в среднем теряет в весе от 4 до 5 кг, что совсем не полезно для здоровья и за это действительно надо платить. А премировать за то, что бомбардировщик точно вышел на заданную цель и произвел отличное бомбометание, это абсурд. Его экипаж просто обязан решить поставленную задачу, поскольку именно для этого он был обучен и именно это записано в его функциональных обязанностях», – заключил специалист.

Он также подчеркнул, что премиальные за службу только разобщают командный состав ВС, который и так сегодня находится за гранью достойного материального благополучия, и офицеры по-прежнему вынуждены искать дополнительные источники заработка, чтобы кормить своих жен и детей.

«Если так дело пойдет и дальше, то в совсем недалеком будущем в атаки в горячих точках придется бегать самому министру обороны вместе с его помощниками и генералами», – мрачно заметил эксперт.

КОНТРАКТ ПОЧТИ НЕ ВИДЕН

Представитель счетной палаты покритиковал не только премиальную систему, придуманную нынешним руководством Минобороны. Он сообщил присутствующим на конференции, что программа комплектования армии на контрактной основе полностью провалилась.

«Она успешно провалилась. Это действительно так. То, что действительно первоначально задумывалось и ставилось целью федеральной целевой программы, те показатели не были выполнены, и, в частности, социальная составляющая. То есть не было построено жилье для контрактников, не были построены места отдыха и развлечений. Не были построены спортивные здания и сооружения, что, естественно, сразу снизило привлекательность военной службы в качестве контрактников. Но самое главное – низкая заработная плата», – сказал Табачков, апеллируя к результатам комплексной аудиторской проверки СП этой программы.

Правда, заместитель министра обороны РФ Николай Панков заявил, что в его ведомстве планов перевести Российскую армию полностью на контракт никогда не было и нет. Он отметил, что причиной этого является не только непомерный рост в этом случае военного бюджета. «Проблемных вопросов на самом деле очень много. И не случайно все мировые армии идут по иному пути. Все армии за редким-редким исключением идут по пути смешанного принципа комплектования армии. Этой идеи придерживаемся и мы», – объявил замминистра.

Он также отметил, что в Российской армии будет существовать именно такой принцип набора: в ней будут и военнослужащие-контрактники, и военнослужащие-призывники. «В нашей армии будут, как это и было всегда, представители гражданского персонала. Весь вопрос в том, каким окажется соотношение призывников и контрактников», – заметил Панков.

Несколько ранее о том, что полностью контрактную армию в России создавать никто и не собирался, говорил и начальник Генерального штаба генерал армии Николай Макаров. «А мы и не переходим на контрактную основу. Допущено было очень много ошибок, и та задача, которая ставилась, – построение профессиональной армии – решена не была. Поэтому было принято решение, что служба по призыву должна остаться», – заявил он.

Один из представителей МО недавно сообщил журналистам, что в настоящее время в ВС идет процесс сокращения военнослужащих-контрактников, занимающих должности, не определяющие боевую готовность частей и подразделений. По его словам, этот процесс должен закончится 1 июля этого года, а освободившиеся места займут гражданские специалисты и военнослужащие срочной службы.

На контрактных должностях останутся только командиры боевых машин, механики-водители, наводчики-операторы и ряд других специалистов, которые непосредственно определяют боевую готовность воинских контингентов.

Владимир Иванов. “Независимое военное обозрение”

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя