Почетная обязанность или призывное рабство?

Вчера президент России Дмитрий Медведев провел совещание по вопросам призыва на военную службу, в котором приняли участие руководители правительства, вооруженных сил, спецслужб, правоохранительных органов. Президент признал, что "потребности армии и флота в призывниках полностью не обеспечиваются", подчеркнув, что пока никаких готовых решений по преодолению этой проблемы нет.

На организованном недавно Центром анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) «круглом столе» известные военные эксперты обсудили кадровую проблему вооруженных сил России. Глава центра Руслан Пухов признал, что специально не приглашал к этой беседе представителей Министерства обороны и комитетов солдатских матерей: «Все равно первые скажут, что солдат в полку надо больше, а вторые -- что меньше».




Тема обсуждения продиктована тем, что сегодня налицо ухудшение демографической ситуации в стране, дефицит призывников, отсюда очередные попытки военных увеличить число контрактников и разговоры о возвращении к двухлетней срочной службе.

Мировая тенденция известна -- переход с призывной армии на контрактную. Кроме того, в развитых странах в армию все активнее призывают женщин. В России же возобновились разговоры об увеличении призывного возраста и ликвидации последних отсрочек от призыва. Взамен Минобороны обещает улучшить условия службы и призывников.

Военный обозреватель "Времени новостей" Николай ПОРОСКОВ собрал точки зрения военных экспертов на будущее кадрового состава и принципы комплектования российской армии.

Нужно иметь корпус профессиональных сержантов

Виталий ШЛЫКОВ, председатель комиссии общественного совета при Министерстве обороны по политике безопасности:

-- Уже 20 лет идет спор, иметь в России контрактную армию или призывную. В середине 1990-х годов у нас было около 400 тыс. контрактников, сегодня их всего 150 тыс., и в перспективе, возможно, будет 200 тыс. Министерство обороны все эти годы шло на поводу у общества, которое настойчиво требовало отменить призыв, поскольку он причина всех бед. Однако есть в мире армии, состоящие из призывников, но при этом в них нет дедовщины. Анатолий Сердюков съездил в Финляндию и увидел, что у срочника даже выходные есть, есть гражданская одежда. После этого нечто подобное задумали ввести и в российской армии.

Главное же, как подсказывает жизнь, нужно иметь корпус профессиональных сержантов. И их сейчас начинают готовить в военных училищах и институтах. Срок обучения -- два года десять месяцев. Исчезнет понятие «Ванька-взводный», который днюет и ночует в казарме.

Следует призывать в армию в сроки, удобные молодому человеку

Игорь КОРОТЧЕНКО, издатель журнала «Национальная оборона», член общественного совета при Министерстве обороны:

-- Главная боязнь общества относительно армии -- дедовщина. Причины ее известны. Искоренить явление можно, создав военную полицию, для начала хотя бы в виде эксперимента. Возможно, в Северо-Кавказском военном округе.

Следующий шаг -- профессиональный сержантский корпус. Профессиональных сержантов уже готовят на базе Рязанского десантного училища. Вслед за учреждением института профессиональных сержантов надо будет поменять многие служебные документы, уставы, наставления. Однако есть вероятность, что институт профессиональных сержантов постигнет судьба контрактников.

Надо создавать положительный имидж вооруженных сил. СМИ не должны писать только о взрывах и смертях, о ЧП в армии. Вот в Калининградской области желающим служить в военкоматах говорят: «Подождите, уже набрали...»

Может быть, следует ввести призыв в армию в сроки, удобные молодому человеку. Один хочет отдать долг Родине в 18 лет, а другой -- в 30. Прошедшие службу в армии люди должны иметь льготы при поступлении в вузы.

Я не исключаю возврат к полутора -- двум годам срочной службы (сейчас продолжительность срочной службы один год. -- Ред.). И общество нужно готовить к этому как к неизбежности.

В России нет проблемы с комплектованием армии

Александр ШАРАВИН, директор Института политического и военного анализа:

-- Обсуждаемая тема не совсем актуальна, поскольку общество давно для себя решило: нужен именно контрактный способ комплектования вооруженных сил. Но контракт не решает ни одной армейской проблемы. Думаю, что в ближайшие двадцать лет контрактной армии в России не будет. Да и прежде сторонники такого способа комплектования понимали, что с контрактом ничего не получится.

У нас служить всегда было почетно, сегодня надо лишь подкрепить эту давнюю традицию материально. Вопреки сложившемуся опасению в России нет проблемы с комплектованием. Если создать необходимые условия, при наборе в армию будет конкурс. Особенно если еще законодательно закрепить: не послужил в армии -- не будешь госчиновником, не попадешь в вуз и так далее.

Что касается дедовщины, проблема эта решаемая. В других армиях ее ведь нет. Просто нужны профессиональные сержанты.

Я считаю, что часто употребляемое у нас словосочетание «призывное рабство» неверно по смыслу. В Швейцарии (кстати, способ комплектования армии этой страны скопировал Израиль) призывают до 30 лет, а служат там тогда, когда посчитают нужным.

Контрактная армия при нашей территории невозможна

Павел ЗОЛОТАРЕВ, заместитель директора Института США и Канады:

-- Переход к смешанному принципу комплектования был узаконен указом президента России еще в 1992 году. Этим же указом были образованы Российские вооруженные силы, названы основные направления военного строительства. Но кризис 1998 года не позволил реализовать смешанный принцип. Но в любом случае полностью контрактная армия при нашей территории невозможна.

Переход на один год службы срочниками накануне демографического спада -- популистская мера. Главное организационно-мобилизационное управление Генштаба, занимающееся призывом, в этом не участвовало. В Советском Союзе в армии служили три года, на флоте четыре, но интеллектуальный потенциал страна не потеряла. Почему она должна потерять его теперь? Зато раньше из вооруженных сил выходили люди, имеющие профессию.

Сокращение срока службы предполагает интенсивность обучения. Но для этого нужна хорошая тренажерная база, которой нет. Готовить солдат сегодня нужно к скоротечным конфликтам. Причем разделив боевую подготовку: для какой-то фазы конфликта готовим срочников, для какой-то -- контрактников.

В СССР была начальная военная подготовка, сдавали нормы комплекса ГТО -- «Готов к труду и обороне». Потом появился аргумент: милитаризация образования! Курс ОБЖ -- основ безопасности жизни -- начальную военную подготовку и ГТО никак не заменил.

Что касается «гибкого» возраста службы, то я за него. Отсрочки же от призыва нужно оставить только те, что касаются здоровья. Остальные убрать -- это основа коррупции, социального расслоения общества.

Дедовщина же есть не только у нас, есть она и в бундесвере, и в некоторых других армиях.

Константин МАКИЕНКО, заместитель директора ЦАСТ, член научно-экспертного совета комитета Госдумы по обороне:

-- Призыв в России -- неизбежность, поскольку нет средств для содержания контрактной армии. Нет и традиции. Только при большевиках такая армия продержалась в 1917--1918 годах всего три месяца. Согласен, что переход к одному году службы -- шаг популистский. Во время учений «Восток-2010» офицеры говорили: нужно три года.

Может быть, следует поэкспериментировать с созданием мононациональных частей как средства против дедовщины. Может быть, учредить для отслуживших достойно в армии ипотеку с низким процентом. Может быть, нам пригодится опыт бундесвера, где призывают одних на девять месяцев, а других -- на 24. Естественно, что и условия службы, и льготы после нее очень разнятся.

Каждую отсрочку от призыва надо анализировать отдельно. Например, в «нормальных» армиях женатому призывнику платят государство и работодатель, с которого не берут налог. Все неоднозначно. Есть, к примеру, и сторонники дедовщины. По их мнению, она скрепляет армию, не дает ей развалиться.

“Время новостей”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя