Новый армейский облик непопулярен и криминален

В условиях, когда правительство РФ готовит проект бюджета страны на ближайшую трехлетку, Минобороны на неофициальном уровне предпринимает попытки распространить свое ноу-хау реформирования войск на другие силовые структуры. Речь идет о сокращении управленческих структур, офицерских должностей, ликвидации института прапорщиков и т.п. Что, по идее, должно сэкономить значительные финансовые средства. Впрочем, эти инициативы натыкаются на жесткое противодействие. Причем своеобразным оппонентом армейскому руководству в этих вопросах выступает Главная военная прокуратура (ГВП).

Руководство ГВП, озвучивая очередную порцию криминальной статистики, между строк заявляет о том, что переход на новый облик армии совпал с ростом дедовщины и коррумпированности офицерского состава. За растрату и превышение должностных полномочий осуждены в этом году уже 270 офицеров. Это по численности почти мотострелковый батальон.




Как стало известно «НВО» от источника в военном ведомстве, недавно начальник Генерального штаба Вооруженных сил страны Николай Макаров провел неформальную беседу с заместителем министра внутренних дел – главнокомандующим Внутренними войсками МВД Николаем Рогожкиным, в которой предложил последнему провести во Внутренних войсках те же оргштатные преобразования, которые проводятся в армии.

Мотивировал это генерал Макаров тем, что в результате кардинального сокращения штатных должностей офицерского состава, ликвидации института прапорщиков и оптимизации управленческих структур найдутся средства для значительного повышения денежного довольствия военнослужащих. Николай Рогожкин, по словам источника, ответил отказом. По его мнению, сокращение офицерского состава и ликвидация должностей прапорщиков приведет к снижению дееспособности вверенных ему войск, росту неуставных отношений, а также ослаблению контроля за деятельностью солдат (это как раз и наблюдается в армии).

Данные обстоятельства для Внутренних войск, которые выполняют большой объем задач по обеспечению безопасности государства (охрана ядерно-технических и других стратегических объектов, АЭС, участие в охране общественного порядка, борьба с массовыми актами неповиновения населения и т.п.), неприемлемы, считает главком ВВ.

При этом Николай Рогожкин, как и все руководство МВД, по-прежнему настаивает, чтобы реформа денежного довольствия военнослужащих Вооруженных сил, милиции и Внутренних войск производилась одновременно. В Кремле и правительстве, видимо, согласились с такой позицией. О чем косвенно может свидетельствовать недавнее бюджетное президентское послание на ближайшую трехлетку.

Как известно, в нем президент Дмитрий Медведев вместо обещанных повышений окладов офицеров армии в разы, назвал скромную цифру индексации денежного довольствия представителей силового блока на 2011 год в размере всего 6,5%. Мол, это немного, но зато по справедливости – никто не будет обделен.

На этом фоне о некоторых негативных итогах военной реформы рассказал на днях главный военный прокурор Сергей Фридинский. С одной стороны, из его уст прозвучали и положительные оценки ситуации с дисциплиной в армии. Число преступлений за первое полугодие 2010 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого уменьшилось, сократилось количество тяжких и особо тяжких преступлений. Но это, видимо, временное явление и данные ГВП можно анализировать по-разному.

Скажем, Сергей Фридинский как положительное отмечает то, что число преступлений среди офицеров снизилось почти на 11%. Но, заметим, что в 2010 году штатная численность офицерских должностей по сравнению с 2009 годом уменьшилась почти в 2,5 раза. Значит, удельный вес (то есть отношение преступлений, совершенных офицерами, к общей численности офицерского состава) вырос. О негативном характере радикального сокращения офицерских должностей свидетельствует и тот факт, что количество преступлений на почве дедовщины в армии и на флоте выросло в полтора раза.

«Призывников стало больше, офицеров стало меньше – отсюда и дедовщина», – объясняет бывший заместитель командующего Группы российских войск в Закавказье генерал-лейтенант Юрий Неткачев. Есть у него аналогичное объяснение причин и других правонарушений в Российской армии. Скажем, по мнению генерала, рост в этом году фактов воровства средств, госимущества и других коррупционных проявлений на 26% можно объяснить сокращением общей численности руководящего состава армии и флота. «Военачальников стало меньше – контроль за ситуацией ослаб. К тому же денежное довольствие в этом году повышаться не будет. Это тоже косвенно побуждает нерадивых офицеров к воровству», – резюмирует генерал Неткачев.

Таким образом, шаги Минобороны по приданию войскам нового облика приводят к новым проблемам. И, заметим, эти шаги крайне непопулярны у руководителей других силовых структур. Конечно, в Кремле этого не могут не заметить. Хотя реформам министра обороны Анатолия Сердюкова дана зеленая улица, в то же время федеральный Центр не навязывает подобный «стиль поведения» другим силовым министерствам, реально отвечающим за государственную безопасность и общественный порядок. Видимо, из опасения, что дееспособность их понизится. В условиях перманентного экономического кризиса и предвыборной ситуации это чревато.

Видимо, действует простая логика. Невоюющую армию реформировать можно и нужно, а вот перестраивать силовые структуры, отвечающие за внутреннюю стабильность, да еще в период предвыборного цикла – слишком опасно.

“Независимое военное обозрение”.

Хотите получать новые интересные статьи каждую неделю?

Похожие записи:

Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.

Подписаться, не комментируя